ЛитМир - Электронная Библиотека

 Провода заискрили, погасли мониторы, а вместе с ними потускнела и подсветка пульта. Свейн вырвал из отрубленного пучка проводов один, и связал им Ганса. Оклемается он не скоро, но всё же. Убивать не хотелось.

 Приоткрыв дверь мониторной, Свейн огляделся, Ганс Липке, единственный человек в усадьбе Данжело, знавший электронику как свои пять пальцев, пошевелился и со стоном поднял голову. Свейн заметил это и подойдя ткнул кулаком под ухо. Ганс снова обмяк, уронив голову, а выскользнул в темноту. Осмотрев домик-казарму, Свейн на минуту присел около стены. Следующим пунктом был сам особняк, а в частности арсенал в кабинете дона Данжело, люди на воротах ему не мешали, да и не видно их было. Вернее сказать видно их совсем не было.

 Перебегая от одного причудливо подстриженного куста к другому, на несколько секунд застывая в их тени, Свейн продвигался к дому. Для проникновения он наметил боковой вход.

 Дверь оказалась закрытой, Свейн пару раз крутанул ручку - бесполезно. Вновь в дело пошёл штурмовой нож. Тремя быстрыми, мощными ударами Свейн расширил щель между дверью и косяком, воткнул лезвие ножа и действуя им как монтировкой, резко отжал дверь. Ригель магнитного замка не выдержав напора лопнул и дверь приоткрылась. Свейн тут же приоткрыл её и быстро прошёл внутрь, прикрыв за собой.

 С минуту он стоял в темноте и прислушивался. Зрение послушно приспособилось к темноте, которую немного рассеивал свет прожекторов и уличного освещения падавший из окон. Неожиданно он уловил дробный, приглушённый топот, присел на одно колено и перехватил нож. На торопливые шаги человека этот топот похож не был, уж больно часто он звучал.

 В конце длинного коридора, с лестницы ведущей на второй этаж, скатился, царапая пол когтями и утробно рыча огромный пёс. Проскальзывая лапами по полу и царапая его дорогое покрытие чудовищными когтями, он с ходу бросился на Свейна, всё ускоряя и ускоряя бег.

 Свейн привстал и чуть наклонился вперёд, отводя немного назад руку с ножом. В момент прыжка пса, который в оскале обнажил огромные, семисантиметровые клыки, сместился в сторону и коротко взмахнул ножом снизу вверх. Пёс, словно наткнувшись на непреодолимую преграду, перекувыркнулся в воздухе и уже скуля упал на пол, на то место где секунду назад стоял Свейн.

 Пёс учащённо дышал, вместе с дыханием вырывался затихающий скулёж. Свейн склонился над ним и коротким взмахом всадил нож в голову, обрывая и дыхание и скулёж и жизнь огромной собаки. Задние лапы коротко скребанули по дорогому полу и застыли.

 - Извини, прошептал Свейн вытирая лезвие ножа о густой мех пса. Он чувствовал нечто родственное в этой собаке. Чувствовал не зная что этот пёс тоже продукт генной инженерии. Фаросский дог.

 Фаросская порода была выведена совсем недавно каким-то полубезумным ветеринаром на планете Фарос. Собаки этой породы сочетали в себе дикую, необузданную ярость и злость и любовь. Но любовь только к одному человеку - хозяину. Фаросы, как их ещё называли, были умны, как и все представители собачьих пород, сильны и выносливы. Они плавали как настоящие морские котики, бегали со скоростью не уступающей гепарду, были неутомимы как волки. Все эти качества поднимали их в цене над другими собаками в разы. Щенок фаросского дога стоил как яхта среднего класса и иметь такого питомца могли соответственно очень богатые люди. И как следствие этого тот кто имел у себя фаросского дога имел как бы визитную карточку. Одно только владение этого пса делало его обладателя человеком уважаемым.

 Только Свейн всего этого не знал и ему было просто жаль пса. Жаль как самое обыкновенное животное, ну, или не самое обыкновенное.

 Он поднялся на второй этаж, со слов допрошенного охранника кабинет Данжело находился именно здесь, с северной стороны. От широкой площадки на которую выходили две лестницы с боковых входов и большая парадная, отходили два коридора. Свейн свернул направо и прошёл по широкому коридору почти до конца. Дверь, возле которой он остановился, отличалась от остальных. Сделанная из красного дерева, с фигурными филёнками и вставками из жёлтого металла.  

16.

 Свейн не стал искать замок на двери и думать как его открыть. Дверь открывалась внутрь кабинета, поэтому он отошёл к противоположной стене коридора и сделав короткий рывок, обрушился на дверь всей массой тела. Он словно болид столкнулся с филёнчатой поверхностью двери и та, скрежетнув сломанным замком, открылась и ударилась о стену. Свейн по инерции влетел в кабинет кубарем.

 - Измена! Измена! - заорал кто-то в темноте, а Свейн уже встав на одно колено выхватил трофейный пехотный нож и ориентируясь на голос, хлёстким движением бросил. Нож достиг своей цели, о чём свидетельствовало какое-то трепыхание и протяжный сходящий на нет то ли сип, то ли свист.

 Свейн поднялся с колен и осмотрелся, подошёл туда, куда бросил нож и увидел огромного попугая. Тот лежал в не менее огромной клетке раскинув крылья, а из груди торчала рукоять ножа, почти полностью вошедшая в тело птицы.

 - Странно, птица, а разговаривает. Любит здешний хозяин животных, раз таких держит, - проговорил Свейн глядя на попугая. Потом он достал свой штурмовой нож и повернувшись к стене что была справа, подошёл к ней и стал вскрывать стеновые панели.

 Две первых отскочили при первом же нажиме, третья оказалась намертво приклеена к стене. Свейн обследовал её и нашёл простенький замок защёлку. Просто и надёжно. Но эта надёжность не могла остановить ученика полковника Манагена. Поддев защёлку ножом, он надавил на рукоять и панель провернулась на петлях.

 Приоткрыв пошире стилизованную под панель дверь, Свейн шагнул внутрь небольшой комнаты. Здесь было совсем темно и его ночное зрение не помогало. Свейн пошарил рукой по одной стене, затем по другой и наконец отыскал небольшую панель с выпуклыми кнопками. Зажмурившись и прикрыв глаза рукой, он надавил на одну. Ничего не произошло. Надавил на другую, и в комнате вспыхнул свет, он пробивался даже сквозь прикрытые глаза.

 Немного постояв с закрытыми глазами, Свейн сначала убрал руку, а потом приоткрыл глаза и осмотрелся.

 - Ну, вот кажется и арсенал. М-да... Арсенал...

 Мягкий свет, струящийся из ниш у потолка освещал небольшую комнату вдоль стен которой стояли большие ящики-кофры выкрашенные в серо-зелёный цвет. Свейн прошёл вперёд и приоткрыл крышку одного кофра. В нём лежали четыре лёгкие штурмовые винтовки, закреплённые в специальных зажимах. Потом он открыл соседний, и обнаружил с десяток винтовочных обойм и пару батарей для нагнетателей активного вещества. Не долго думая Свейн достал из первого кофра две винтовки и стал снаряжать их, не забыв предварительно осмотреть, в рабочем ли они состоянии. Винтовки были далеко не новыми, с поцарапанными прикладами и потёртыми боками нагнетателей, но состояние удовлетворяло. Механизмы почищены и смазаны, пружины на захватах обойм исправно держали, а на нагнетателях стояли новые клеммы.

 Вставив в гнёзда нагнетателей батареи и включив их, Свейн дождался пока на прикладах не замигают жёлтые огоньки, а потом вставил обоймы. Жёлтые огоньки сменились зелёными и потускнели. Готово.

 Так, с винтовками разобрался, что там в остальных ящиках? Свейн стал по очереди поднимать крышки кофров. Два оказались пусты, в следующем лежали две "грозди" противопехотных гранат. Вот это уже что-то, сюда их.

 Следующий кофр был закрыт. Свейн не задумываясь достал нож и грубо сломав замок, приоткрыл крышку. Приоткрыл и замер. В кофре, поджав связанные ноги и скрючившись лежал человек, лежал и смотрел огромными, словно блюдца глазами, на Свейна. Руки тоже были связаны, а рот заклеен медицинским пластырем.

 Человек смотрел на Свейна и в его глазах читался страх. Он замотал головой и замычал. Свейн протянул руку к лицу человека и резко сорвал пластырь. Человек завопил и Свейн поспешно зажал ему рот ладонью.

 - Будешь орать, заклею обратно, - сказал он.

49
{"b":"222078","o":1}