ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Диссонанс
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Текст
Замок из стекла
Горький квест. Том 2
Ловец
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек

Недолго думая Пятый выбрал местом ночевки свое давешнее убежище – разрушенный домик. Подложив под спину камуфляж, а под голову ботинки, он укрылся брезентом и закрыл глаза. Сон не шел. Перед глазами пробегали обрывки боя.

Что это? Очередная тренировка? Она не закончилась? Полковник всегда говорил, что их задания всего лишь тренировки. Нет, все закончилось. И это не тренировка. Всех убили. И его бы убили, если бы он не сбежал. И все-таки его не стали искать. И капрал оставил ему медблок. Значит, капрал знал, что он не такой, как остальные бойцы? А если не знал, значит, для него тренировка продолжается? А что он должен делать дальше? Что? Кого-то ждать? Или надо куда-то идти? Но куда?

– Запомните, ребятки: если нет информации о том, что делать и как быть, ищите населенный пункт. Там можно разжиться не только едой, медикаментами и оружием, но и информацией. Любая информация всегда важна. Что-то помогает выжить, что-то выполнить задание. Даже информация о количестве кур в курятнике какого-нибудь фермера порой бывает крайне полезна. Еще одна важная вещь – это транспорт. Если вы владеете каким-либо транспортным средством, вы мобильны. А раз вы мобильны, значит, у вас больше свободы выбора…

Надо искать населенный пункт. И еще нужна информация. Какая? Да хоть какая. Хоть про тех же кур. Пятый подумал про жареную курицу, и рот наполнился слюной. Надо спать. Как известно, когда спишь, есть не хочется.

5

Под утро похолодало, и Пятый проснулся оттого, что его сотрясала дрожь. Сбросив с себя брезент, он прислушался. Предрассветную тишину нарушали редкие выкрики птиц. Собрав свою одежду, он отправился к ручью. Пара километров быстрым ходом – и он согреется.

Голый, перемазанный засохшей, кое-где отставшей глиной, Пятый шел по лесу. Впервые в жизни он просто шел. С восходом солнца в лесу становилось все светлее, птицы перекликались все громче. Вчера он не слышал никаких птиц. А сегодня для него как будто открылся новый мир. Он смотрел на деревья, кусты. Видел этих маленьких крикливых пернатых, перелетающих с ветки на ветку. Только сейчас он понял, что гигантское дерево, в корнях которого он прятался, называется лесной платан. Когда-то он читал книжку про большие деревья. Давно.

…Позвоночник болел адски. Любое движение давалось с огромным трудом и отзывалось болью во всем теле. Единственное, чем можно было хоть как-то шевелить, – это руки. До укола обезболивающего оставалось всего ничего.

Дверь открылась, и вместо ожидаемой сестры милосердия на пороге возник отец Мартин. Он вошел в палату, а следом за ним – незнакомый человек.

– Вот, доктор, тот самый мальчик, – сказал отец Мартин.

– Что с ним? Вы же сказали, что он просто даун. А он не просто даун, он еще и калека.

– Да? А разве калека и даун не одно и то же? – удивленно спросил отец Мартин.

– Сколько ему лет?

– Пятнадцать. Он попал к нам новорожденным. С девяти лет его ущербность начала прогрессировать, и мы колем ему обезболивающее.

– Он говорит? Понимает, что говорят ему? – вновь спросил незнакомый человек.

– Нет, доктор, не говорит ни слова. А когда к нему обращаются, он на секунду застывает, а потом опять пускает слюни. И орет иногда. Видимо, от боли.

Незнакомец, которого отец Мартин называл доктором, потер подбородок и подошел к мальчику-калеке. Наклонившись, он пристально посмотрел ему в глаза. Мальчик с неестественно вывернутыми конечностями и выгнутой дугой спиной лишь на миг взглянул на доктора и застонал.

– Хорошо, отец Мартин, я возьму его. Подготовьте документы на перевод в мою клинику и усыновление. Вот имена и фамилии его новых родителей.

– А… – отец Мартин хотел что-то спросить, но доктор его прервал:

– Все в порядке, святой отец. После лечения у мальчика на самом деле будут настоящие родители. Все в рамках закона. – Доктор успокаивающе похлопал отца Мартина по плечу и вышел из палаты.

– Вот и все, парень. Доктор тебя подлечит и пристроит в семью, – зашептал отец Мартин, склонившись к мальчику. – Ты уж лишний раз не раскрывай рот. Лучше быть здоровым дауном, но в семье, чем калекой в приюте. Там тебе будет лучше, парень. И никому ни слова, договорились? Не дай им повода узнать, что ты не дурачок. Потом, когда попадешь в семью, потихоньку начнешь говорить. Договорились?

– Да, святой отец, – просипел мальчик.

Помня предыдущий опыт пребывания в ручье, Пятый нашел отлогий спуск. Он зашел в воду по колено и принялся быстро оттирать засохшую глину. Вымывшись, насколько это было возможно, Пятый выскочил на берег и принялся делать приседания. Дрожь сотрясала тело еще больше, чем утром при пробуждении. Немного согревшись и сменив прихваченный с собой пластырь, он оделся. Похлопав себя по поясу, Пятый с огорчением вспомнил, что никакого оружия у него нет. Даже простого ножа. Может, вернуться на ферму и посмотреть, не найдется ли чего?

Победители забрали с разрушенной фермы почти все. Но нож он все-таки нашел. Свой нож. Видимо, в панике он вместе с застежкой брони отстегнул и крепление ножа, и тот упал в траву. Еще он нашел кислотную гранату. Такими гранатами можно было, например, уничтожить тела противников после зачистки. Видимо, так и поступили с четырьмя бойцами группы. Их комплекты брони были открыты, а от каждого сгоревшего тела осталось только черное пятно на земле. Еще пятеро лежали неподалеку. Их броня представляла собой крупное решето. В каждой броне было не меньше пяти входных отверстий с запекшейся по краям кровью.

Пятый, вспоминая, что говорил полковник о том, как надо поступать с телами, если нет возможности вынести их с поля боя, открыл, помогая себе ножом, броню на Восьмом и вытащил тело. Затем управился с остальными и сложил все тела как поленницу. Выставив замедление на две минуты, он сунул гранату между трупами и, отбежав, спрятался за полуразрушенным домиком.

«Пуф-ф-ф!» – сработала граната, и едкий дым пополз от тел мертвых бойцов.

Тела просели, и через несколько минут только черная куча пепла напоминала о том, что здесь лежали трупы людей.

Пятый еще некоторое время сидел, прислонившись к стене домика, и тупо смотрел на выгоревшее пятно земли. Да, они были настоящими даунами, но они были его семьей. Уж лучше иметь семью из даунов, чем быть всю жизнь уродом и терпеть адскую боль в позвоночнике каждый день. Отец Мартин ошибся совсем немного.

На голову упала капля. Пятый задрал голову и увидел, что над ним торчит труба с вентилем. Он встал и, дотянувшись до вентиля, открыл его. Из трубы полилась вода. Вот те раз! А он к ручью мотался! И ведь вчера и сегодня бродил по ферме и не увидел. Значит, коммуникации целы. А раз коммуникации целы, то и пульт управления ими тоже цел, вода-то течет. Если он найдет пульт управления, то, возможно, разживется какой-никакой информацией.

Пятый стал по очереди осматривать комплекты брони. Так, здесь целыми остались аккумуляторы. Дальше. Пусто. Дальше. Пусто. Здесь что? Вот оно, навигатор в шлеме цел. Так, снимаем крепление и отсоединяем от питания. Теперь выдергиваем колодку для аккумуляторов. Так, посмотрим. Все порты в порядке, клеммы тоже. Соединяем. Надеваем шлем и включаем. Что и требовалось.

На внутренней стороне забрала развернулась карта. Касаясь пальцами выступов на внешней стороне, Пятый увеличил масштаб. Теперь посмотрим. Вот домик, в котором он прятался, вот основное здание. Вот это – хозпостройки. Тут был домик охраны, здесь домик технического обслуживания. Есть. Пятый снял шлем и осмотрелся. Ага, вот он.

Но домик техобслуживания оказался разрушенным. Сейчас это был не домик, а набор металлических прутьев, пластикового и деревянного крошева. Если домик разрушен, то почему водопровод работает? Ответ один. Все механизмы находятся под землей. Но где вход?

Пятый вновь надел шлем и всмотрелся в карту. Что он упустил? Ведь он изучал ее еще до того, как они высадились. Может, стоит поискать вход в разрушенном домике техобслуживания?

5
{"b":"222078","o":1}