ЛитМир - Электронная Библиотека

 Бесперспективный мир - так записано в реестре. Вот оно значит как. Надо проверить всё это.  

20.

 - Тихо! - Свейн прижал палец к губам. - Быстро за деревья, за нами кто-то увязался.

 Он медленно встал и не разгибаясь попятился в сторону.

 - Ты куда? - спросила Виктория в одно мгновение схватившая винтовку и рюкзак.

 - Быстро за деревья! - громким шепотом повторил свой приказ Свейн, отмечая, что Майк, оттопырив зад, уже ползёт к ближайшему дереву якобы по-пластунски.

 Виктория надула губы, но послушалась. Пригнувшись она перебежала к толстому вязу, бросила рюкзак, улеглась, выставив винтовку из-за ствола и стала наблюдать за лесом. Свейна уже и след простыл.

 Проныра считал себя непревзойдённым лесовиком. Он любил лес, понимал его, слышал его и понимал голоса леса. В своё время Проныра служил в армейской разведке и когда дело касалось разведки или какого задания в лесу, ему не было равных.

 Сейчас Проныра шёл за Свейном и его товарищами, держа их в паре сотнях метров перед собой. Он знал, что беглецы остановились на привал и решил подойти поближе. Оставалось около сотни метров до привала, Проныра аккуратно ставил ноги на землю, медленно переходя от дерева к дереву. Внезапно в районе позвоночника засвербело, словно кто-то очень тонким сверлом решил просверлить Проныру насквозь. Он обернулся, присел и стал медленно, сектор за сектором просматривать лес позади себя. Чисто. Показалось. Нервы, всё нервы, чёрт их дери. Последние несколько дней весь на иголках, везде надо успеть. К слову нужно заметить, что Проныра был слугой двух хозяев. А это по понятным причинам не слишком простое занятие.

 Проныра повернулся и в этот момент его голова оказалась как будто бы в тисках.

 - Дёрнешься, сверну шею. Я спрашиваю, ты отвечаешь.

 - Хорошо, - придушенным голосом ответил Проныра.

 - Кто ты?

 - Я работаю на Лиама Крейга, я должен был вытащить тебя, но ты меня опередил. Я здесь для того, чтобы доставить тебя к Лиаму.

 - А ты не подумал, что я могу не согласится? Может я не хочу, чтобы меня доставляли. Как вы мне все надоели, всем постоянно чего-то нужно от меня. Неужели нельзя оставить меня в покое? А? - Свейн говорил прямо в ухо Проныре, обдавая горячим дыханием. - Я не хочу никуда идти.

 - Лиам предвидел такой ответ, - просипел Проныра, - и предупредил меня. Я...

 Свейн резко сдавил шею Проныры и крутанул в сторону как только тот зашевелил рукой. Хрустнул позвонок и тело Проныры секунду назад бывшее как скрученная пружина, обмякло. Свейн отпустил разведчика и тот кулем повалился на землю, в посмертной судороге сжимая в руке пневмоинъектор.

 Виктория вглядывалась в просветы между деревьев, рассвет вступал в силу, разгоняя темноту. Сбоку хрустнула ветка, девушка резко обернулась, перекатываясь на спину и выставляя перед собой винтовку.

 - Это я, - сказал Свейн подходя к ней и подавая руку. Виктория поняла, что он специально наступил на сухую ветку, чтобы привлечь её внимание. Она протянула ему свою руку, Свейн мягко потянул и поднял девушку с земли. - Надо идти дальше.

 - А кто за нами шёл? - спросила Виктория.

 - Никто, мне показалось, - соврал Свейн и тут же отметил это про себя. Для чего он соврал? Почему это происходит?

 - Эй, Майк, хватит спать, мы уходим. - Виктория закинула рюкзак за спину.

 - А кто там был? - Майк поднялся с земли и отряхнул одежду.

 - Ложная тревога, Свейну показалось. - Её глаза сузились и она скосившись посмотрела на Свейна. Она не поверила ему, почувствовала, что стена холодности в нём не растаяла. Это злило её и чувство влюблённости почему-то постепенно улетучивалось, а его место занимала злость. Жёсткая, кипучая злость. Скотина! Бесчувственная скотина! Она рисковала, шла ему на выручку, а он просто холодно отреагировал на её появление! Ни тебе здрасьте, ни спасибо. Что она нашла в нём? Гора мускул, холодное спокойствие, боевые навыки и ни грамма чувств. С таким же успехом можно влюбиться в камень.

 Виктория механически переставляла ноги, её душила злость и обида. На себя, не на Свейна. Возомнила себе чёрте что, любовь! Какая любовь? Временное, безответное увлечение. Ну, почему ей так не везёт? Почему у других всё получается? Почему? Да потому! Говорили же ей, Виктория, ты занимаешься не своим делом. Женщина должна рожать детей и ждать мужа с работы. Женщина должна уметь готовить пищу и вести хозяйство, уметь содержать дом в порядке и быть ласковой женой. А она? Она всё делала наперекор. Она избрала другой путь. И вот итог - ей не везёт с мужчинами. Или пристают откровенные отморозки, или вот такие вот как Свейн никак не реагируют на её действия. Может она что-то не так делает? Не так говорит?

 Так они шли по лесу, каждый со своими мыслями. Свейн впереди, Виктория следом, сверля его широкую спину взглядом. Замыкал шествие Майк Кобретти, прикидывая, как бы лучше и поскорее покинуть планету и распорядится тем знанием, что было на кристалле памяти.

 Виктория молчала, кусая губы и всё смотрела в спину Свейну. Тот изредка поёживался, чувствуя её взгляд и немного сутулился, будто бы читая мысли девушки. Так продолжалось какое-то время, но потом Виктория сорвалась. Она откинула винтовку в сторону и в два шага догнав Свейна, ударила его кулаком в спину. Потом ещё раз и ещё. Тот даже не обернулся, встав как вкопанный.

 - Скотина! Скотина! На тебе! На! Чурбан бесчувственный! На! Получай! - Она била Свейна в спину своими маленькими кулачками словно это действительно был деревянный чурбан. С каждым ударом силы покидали её, удары становились всё слабее и реже. Последний уже был простым прикосновением. В этот момент Свейн обернулся и подхватил падающую Викторию. Глаза её закатились, по щекам текли слёзы, верхняя губа слегка подёргивалась, руки безвольно повисли.

 - Вики, Вики, успокойся. Всё хорошо, успокойся, - зашептал Свейн. Он понимал что должен что-то говорить, но что именно не знал. - Вики...

 - Что с ней? - Майк подбежал и помог Свейну положить Викторию на землю, сняв с её спины рюкзак. - Чего это она на тебя набросилась?

 - Она просто устала. Очень устала. Это срыв.

 - М-да? Больше похоже на истерику влюблённой женщины. - Майк взглянул Свейну в глаза. Тот отвёл взгляд. - Ладно-ладно, молчу. Это не моё дело.

 - Может и истерика, она же устала. - Свейн поднял Викторию на руки. - Возьми рюкзак и винтовку, я её понесу. Надо выбираться из этого леса.

 Они снова шли. Майк впереди, Свейн с Викторией на руках следом, время от времени подсказывая Майку направление. Виктория спала на руках Свейна, ей было впервые хорошо за долгое время. Почему хорошо, она не знала. Просто хорошо и всё. Она словно бы купалась в мягких лучах этого хорошо. Сознание услужливо спряталось, забилось в самый тёмный уголок, предоставив рассудку и телу расслабиться и релаксировать.

 А Свейн шёл вслед за Майком Кобретти и по его щекам стекали слёзы. Он не плакал, слёзы текли произвольно, но от этого было как-то легко и хорошо. Хотелось крепче прижать Викторию и не просто идти, хотелось бежать. Хотелось валить деревья одним ударом, оставляя за собой просеку. Хотелось что-то крикнуть. Громко крикнуть. Сила и энергия распирала грудь и было хорошо и легко. 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

 1.

 Дон Мигель Данжело сидел на заднем сиденье новенького граундлера закинув ногу на ногу и отрезал золотой гильотинкой кончик кубинской сигары. Аккуратно срезав оба кончика, один поменьше, другой побольше, дон Мигель сунул сигару в рот. Кларк Мондо, сидевший рядом, услужливо поднёс зажжённую длинную спичку. Данжело запыхтел раскуривая сигару, делая затяжки всё реже и реже и выпуская всё больше и больше дыма. В боковой панели что-то пискнуло и дым, выпущенный Данжело стал медленно всасываться в похожие на акульи жабры щели фильтра-кондиционера.

54
{"b":"222078","o":1}