ЛитМир - Электронная Библиотека

 Бойцы кивнули не отрывая взглядов друг от друга, Малино тоже кивнул и отошёл на шаг назад. Собравшиеся вокруг загалдели в предвкушении развлечения. Данжело и Лассар сидели в "первом ряду", к слову сидели только они одни. Малино отошёл от бойцов и подняв руку вверх, резко опустил её и скомандовал:

 - Бокс!

 Бойцы рванули было навстречу друг другу, но в полуметре остановились и закружили по рингу обмениваясь ударами. Руки обоих мелькали, тела постоянно передвигались, уклоняясь от ударов. На профессиональном языке происходила пристрелка и шелушение.

 Так продолжалось около двух минут. Видимо решив, что разведка закончена, Доминик пошёл в атаку. Он резво сократил дистанцию и нанёс серию из трёх ударов. Но ни один цели не достиг, руки проваливались в пустоту. Внезапно ему в ухо словно таран врезался кулак противника. Русский не стал атаковать серийно и нанеся один болезненный удар отошёл на дистанцию.

 Доминик тряхнул головой и развернувшись вновь сократил расстояние готовя новую связку, но в этот момент пропустил хороший, качественный кросс в левую челюсть. Он тут же машинально ткнул в ту сторону прямым и вновь кулак провалился в пустоту, а в ухо вновь врезался таран. Доминик на секунду потерял ориентацию и отступил назад, но перед тем как сделать шаг его в скулу догнал прямой бойца Лассара.

 Вот тут Доминик поплыл по настоящему. Он тряс головой, пытаясь сфокусировать зрение и поймать взглядом этого шустрого русского. Тот стоял в паре метрах и ждал, пока Доминик придёт в себя. Для Доминика это было не понятно, он бы на месте русского добил бы, довёл до конца начатое, а не давал бы оклематься противнику.

 Подскочил Малино, схватил Доминика за руки.

 - Ты в порядке, парень? - спросил он.

 - В полном, - Доминик высвободил руки и двинулся на противника. - Ну, иди сюда, интеллигент.

 - Иду, - откликнулся боец Лассара и быстро сократив расстояние нанёс серию ударов. Не несколько ударов, а серию серий, несколько связок, один, два удара из которых достигали своей цели.

 Данжело заёрзал на стуле. Его боец кажется, проигрывал. Нет не проигрывал, он уже проиграл, просто его оппонент играл с ним как кошка играет с мышью перед тем как задушить окончательно. Бой конечно был красив, слов нет, но дон поставил на своего бойца крупную сумму. Конечно не стоило расстраиваться из-за денег, но самолюбие было задето.

 А бой тем временем продолжался. Русский давал отдышаться Доминику, придти в себя и вновь осыпал ударами. Он крутился вокруг него нанося точные, болезненные удары и со стороны всем казалось, что он совсем не устал. Доминик обливался потом, едва поспевая за противником, дыхание давно сбилось, руки словно налились свинцом, ноги начинали путаться, а этот русский словно только вышел на ринг, кружит и кружит, нанося новые удары. Доминик знал, что выиграть не получится. Таких бойцов он не встречал, хотя слышал, что русские не дерутся на рингах потому, что будет не интересно. Равных нет. Слышал и не верил. А сегодня, пожалуйста, убедился.

 Бой длился уже больше получаса. Доминик понимал, что ничего не сможет противопоставить русскому, но и дальше драться уже не мог. Тело ныло, лицо превратилось в сплошной синяк. Сейчас Доминик больше думал о своём здоровье, как бы не остаться кривым на всю жизнь. Выход был, оставалось просто лечь. Но лечь красиво и так чтобы никто не заметил этого. При очередном сближении Доминик просто поднял руки защищая голову и пропустив очередной удар в лоб, тихо сказал:

 - Всё, я устал, - руки начали опускаться и в этот момент в его глазах вспыхнула сверхновая и тут же погасла, окутывая темнотой сознание.

 Огромный, накачанный Доминик, словив удар в лоб, слегка опустил руки, видимо потеряв ориентацию и русский нанёс удар точно между глаз, туда, откуда начинается переносица. Доминик на секунду застыл, а потом просто плашмя завалился на спину.

 Малино в полной тишине отсчитал положенные девять секунд и сказав - аут, взмахнул руками. Публика взревела. Орали даже люди Данжело. Бой получился на редкость красивым и зрелищным. Даже дон Данжело зааплодировал и похлопал Лассара по плечу.

 - Хорош, ой хорош! И где ты находишь таких людей?!

 - Они сами ко мне приходят, Мигель. Сами - Лассар светился, наконец-то он хоть здесь утёр нос Данжело. - Пойдём, надо обмыть эту победу и наконец поговорим о делах. Кстати, ты проиграл мне тридцать тысяч, Мигель. Но я возьму с тебя только десять - гонорар моему бойцу. Я пообещал ему десять штук в случае победы, думал, что ты больше не поставишь. Остальное не возьму, потому как сегодня День Примирения.

 - Воля твоя, Франко. Десять, так десять.

 Доны встали со своих мест и в сопровождении своих приближённых отправились на террасу. Впереди был серьёзный разговор.  

2.

 - Ну, куда теперь? - вопрос задал Майк, которому уже надоело лежать на животе и тупо пялиться на пустое шоссе. Этот вопрос он задавал уже раза четыре, но ответа так и не получил. - Долго нам ещё здесь валяться?

 - А тебя никто не держит, - огрызнулась Виктория. - Не хочешь ждать - не жди. Можешь идти пешком.

 - Слушай, я ведь только спросил. И тем более не у тебя, а у Свейна. Чего ты завелась? - Майк перекатился в сторону и съехав по отлогому склону овражка, сел и принялся снимать ботинки. - Молчат, молчат, спросить нельзя. Как с собакой разговаривают, ей богу. Таскаемся всё утро, ноги сбиваем...

 - Майк! - позвал парня Свейн. - Потерпи немного.

 - А-а-а... - Майк не оборачиваясь махнул рукой. - Потерплю я, не маленький.

 В этот момент на дороге послышался шелестяще-стрекочущий звук старенького водородного двигателя. Вернее услышал его Свейн. Звук был на грани слуха, его слуха. Свейн встал и приказав рукой Виктории лежать, вышел на дорогу.

 Майк продолжал бубнить себе под нос, вытягивая голые ноги на траве.

 - Эй, Майк! - позвала его Виктория, но тот лишь отмахнулся. - Майк! Обувайся скорее!

 Кобретти встрепенулся и увидев Свейна стоящего на обочине дороги схватил ботинки и поднявшись к Виктории принялся напяливать их на ноги.

 - Чё там?

 - А я знаю? - Виктория пожала плечами. - Встал и вышел на обочину. О! Тихо! Кажется кто-то едет! Слышишь?

 - Ага. Чего-то стрекочет. Ну, у него и слух, - Майк кивнул в сторону Свейна.

 - Угу, слух что надо. Только с понятием у него плохо. - Виктория опустила голову вниз.

 - Слушай, а он ведь плакал когда нёс тебя, - Майк подтолкнул Викторию и покосился на Свейна, слышит или нет?

 - Правда?

 - Правдее не бывает. Верь мне.

 Свейн стоял на обочине и смотрел на дорогу. Издалека приближался небольшой мобиль-пикап. Он секунду смотрел на мобиль и зрение послушно выделило водителя.

 Мобиль приближался. Свейн подошёл вплотную к покрытию дороги и поднял руку. Водитель сначала было сбросил скорость, но потом видимо передумав придавил педаль газа. Свейн замахал рукой и когда открытый пикап проезжал мимо, крикнул:

 - Исгерд!

 Мобиль проехал ещё метров сто, а потом стал останавливаться. Загорелись фонари заднего хода и мобиль поехал задом. Не доезжая несколько метров остановился. С переднего сиденья смотрела женщина, волосы с нитками серебра, в глазах льдинки.

 - Свейн?! Парень, ты?! - Исгерд привстала, приложив руку ко лбу козырьком.

 - Это я Исгерд, Свейн! - Свейн подошёл к мобилю и скривил губы в подобии улыбки.

 - Господи, как ты зарос! Я еле тебя узнала! - Исгерд вышла из мобиля. - Что ты тут делаешь?

 - Я не один Исгерд, и мы идём в город. Мне нужна помощь. - Впервые в жизни Свейн просил о помощи. - Помоги.

 - Ты вляпался в историю? - Исгерд улыбнулась. - Я тебя предупреждала. У тебя неприятности в городе?

 - Да.

 - Эх, - вздохнула женщина, - что ж мне с тобой делать? Ладно, пусть твои друзья вылезают из кювета.

 - Свейн обернулся и махнул рукой, давая понять что пора вылазить. Виктория и Майк вылезли на дорогу и подойдя остановились в паре метров.

56
{"b":"222078","o":1}