ЛитМир - Электронная Библиотека

 Никто и подозревать не мог, что никому не известный официант через пять лет станет одним из самых известных рестораторов планеты.

 Из ресторана Ворон и Куско отправились на квартиру Ворона. Хозяин наколол льда, насыпал в большие стаканы и налил по порции виски. Когда они уселись в кресла, Куско спросил:

 - Ну, и что ты обо всём этом думаешь?

 - А что тут думать? Грядут большие перемены. Я понимаю, что босс не сказал нам всего, да и не скажешь в ресторане, но даже из сказанного ясно, что жизнь теперь изменится и мы либо будем на коне либо нас закопают.

 - И ты этому, как я погляжу, рад?

 - Ну, не то, чтобы рад, но даже плохие перемены, это перемены. Надоело жить в болоте.

 - Да ты философ! - Куско глотнул из своего стакана и приподняв бровь, смотрел на Ворона.

 - Если честно, мне надоело изображать из себя шпану. Вырос я уже из всего этого. - Ворон тоже сделал глоток и поболтал стаканом заставляя кусочки льда со звоном стукаться о стенки. - Представляешь, однажды к нам попал парень, приезжий, он Дереку сломал руку и разбил нос. Он сам пришёл к нам, не испугался. Ну я его спрашиваю, что к чему. Он мне спокойно так отвечает. Заметь, не боится. Всё серьёзно. Он со мной не как с какой-то шпаной разговаривал, а как с деловым человеком. А всё почему? Да потому, что я повёл себя как деловой человек. Не стал пальцы гнуть и грудь выпячивать. И ведь разобрались в чём суть-дело. И разошлись как цивилизованные люди. А если бы гнул пальцы. То парень тот, мнится мне, голыми руками положил бы тогда нас всех. Вот так вот. Вырос, поумнел, опыта набрался, называй как хочешь. Хочется большого дела, чтоб вложить все силы и если склеить ненароком ласты, то не зазря и не от заточки в подворотне. А тебе самому не надоело жить в карьере?

 - Надоело, но я привык. Хотя с другой стороны, действительно, хочется ощутить себя на острие атаки, быть в гуще событий, вариться в этом котле. А то придёт пора помирать, а вспомнить будет нечего. - Куско допил виски и отставил стакан на журнальный столик. - Что завтра собираешься делать?

 - Устрою набег на магазины одежды, организую своим ребятам шоппинг, надо приодеть их, а то они у меня кто в чём. Своих-то одел-обул?

 - Мои уже шерстят город, - Куско усмехнулся, - просеивают информацию. Ты бы устроил своим воронятам вводную, где, что, по чём.

 - Утро вечера мудренее, будет день - будет пища. Всё завтра.

 - Эх, молодёжь, всё бы вам на завтра оставлять. - Куско встал. - Пойду я, давай, до завтра.

 - Давай, - Ворон протянул руку Куско, тот пожал её. - Провожать не буду.

 Куско ушёл, дверь чавкнула доводчиком, а Ворон взял со столика универсальный пульт и нажал две кнопки. На маленьком экранчике высветилась пиктограмма двери обведённая в рамку и надпись - "Закрыто".

 "Вот и закрутились дела. Наконец-то отчим решился сделать хоть что-то стоящее, по-настоящему смелое. И не зря, он, Ворон, поссорившись с ним по личным мотивам, кстати говоря из-за Дерека, остался верным деловым партнёром. И ведь не прав был когда наорал на отчима, хотя потом покаялся и тот его простил. Да какой он отчим, он настоящий отец, желающий своим детям только добра. А они, дети, порой бывают упрямы и строптивы.

 Но всё проходит и приходит время отблагодарить родителя за науку и воспитание. И сейчас Ворон не просто сын, он помощник, партнёр, единомышленник своего отца, Бобби Лионетти по прозвищу Рыба.  

6.

 Свейн с наслаждением помылся в душе, попеременно прибавляя и убавляя напор и меняя температуру. Когда раскрасневшееся, вымытое тело уже скрипело, он взял тюбик с депиляционным кремом и выдавил на руку изумрудного цвета желе, густо намазал им голову, подбородок и щёки. Отросшие волосы в буквальном смысле слова зашевелились. Свейн прислонил ладонь ко лбу, не давая стекать крему на брови.

 Через пару минут он вновь включил воду и смыл с себя остатки крема и того, что раньше было волосами. Вытерев тело полотенцем, он вышел из душевой кабины и прошлёпал к противоположной стене, где висело большое зеркало. Из зеркала на него смотрел молодой человек с абсолютно гладким черепом. Широкоскулое лицо, прямой нос, светлые брови, тёмно-серые глаза, небольшие шрамики на правой скуле и над левой бровью.

 Он смотрел на себя в зеркало и думал, что совсем не знает как выглядит на самом деле. Вернее сказать знает, но как-то так, приблизительно. Вот и эти шрамики, откуда они? Когда он последний раз смотрел на себя в зеркало? Давно. А может и никогда. Некогда.

 Свейн попробовал улыбнуться, но отражение в ответ лишь оскалилось в пародии на улыбку. Вот, он даже и улыбаться не умеет, да и поводов не много было. Не до улыбок.

 Он провёл рукой по гладкому подбородку, - чисто, чище чем от армейской бритвы. Свейн отвернулся от зеркала и прошёл к небольшому комоду, на котором лежала одежда, что принёс Талек. Свободные штаны бежевого цвета и рубаха плотной ткани без ворота. Из обуви - плетёные сандалии, которые ещё называют "ни шагу назад".

 Одевшись, Свейн вышел в гостиную, в центре которой стоял Талек, будто дожидавшийся его. А может и дожидался.

 - Исгерд ждёт Вас в саду, - сказал он и указал рукой на дверь.

 Дорожка, посыпанная красным песком, привела Свейна в глубину сада, на небольшую лужайку, окружённую яблонями. Под одной из них стоял стол и две скамейки. Исгерд сидела на одной и на её коленях стояла большая пластиковая миска в которую она резала маленьким ножом яблоки. Яблоки она брала из корзины стоящей рядом. Маленькие дольки так и сыпались в миску и Свейн на минуту засмотрелся как ловко Исгерд управляется с ножом. Та увидела Свейна и поманила его рукой.

 - Присядь Свейн, поговорим. - Она достала из корзины яблоко и протянула ему. - На, съешь. В этом году сорт Свифт очень удачно вызрел.

 Свейн взял яблоко и покрутив откусил. Брызнул сок, потёк по подбородку и щеке. Утерев рукавом лицо, он спросил:

 - А зачем ты режешь яблоки на дольки?

 Исгерд на минуту застыла, вопрос на такой очевидный для многих людей вопрос несколько удивил её.

 - Я засушу эти дольки, а из сушёных в межсезонье буду варить компот. Ты когда нибудь пил яблочный компот?

 Вопрос был задан явно провокационный. Конечно! - ответил бы другой, но не Свейн.

 - Нет, не пил. Это как сок? - Он откусил яблоко и втянул ртом сок.

 - Это надо попробовать. К вечеру я сварю компот из свежих яблок, попробуешь. - Исгерд без остановки резала яблоки. Вновь на секунду замерев она спросила. - Тебе нравится воевать, Свейн?

 - Нет, - ответил Свейн спокойно, словно речь всё ещё шла о яблоках.

 - Тогда не езди в город. Оставь всё как есть. Поживи пока у меня, а когда представится случай, я помогу покинуть тебе планету. Устроишься где нибудь на нормальную работу, пройдёшь курсы переподготовки, освоишь какую нибудь профессию. Ведь здесь болото и ничего как я погляжу ты хорошего здесь не нашёл.

 - Я должен вернуться в город. Должен разобраться с Данжело. Я не могу оставить всё как есть, иначе рано или поздно он найдёт меня и тогда могут пострадать те кто совсем не причём. Как Виктория например. Как ты.

 - Ты хорошо знаешь эту Викторию? - Исгерд отложила нож и отставила с коленей миску. - Как долго и как хорошо ты её знаешь?

 - Ну, я работал в баре, она тоже там работала... Потом когда всё это случилось, она пошла меня выручать. Мне кажется она меня любит, по крайней мере так Майк сказал.

 - Я не буду выспрашивать что там у тебя случилось, только по одной фамилии Данжело, я понимаю, что ты влип в большие неприятности, но Виктория не совсем та за кого себя выдаёт.

 - Я уже думал об этом, она ведь не плохо обращается с оружием. По крайней мере у неё есть навык. Она сказала, что её дядя научил. - Свейн доел яблоко и отбросил огрызок в сторону.

 - Глупый, наивный мальчишка. - С какой-то долей ласки сказала Исгерд. - Тебя научили воевать, убивать, ты можешь пользоваться любым оружием, но вот в людях ты ничего не понимаешь. Виктория штатный агент разведки Российской Империи. Её фамилия Данилова, здесь она под немного исправленной - Дэниссон. Работает уже четвёртый год. На этой планете полно русских, а последние несколько дней их вообще просто пруд пруди.

61
{"b":"222078","o":1}