ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Преломление
Дневник жены юмориста
В нежных объятьях
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Адольфус Типс и её невероятная история
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Охота
Река во тьме. Мой побег из Северной Кореи

На тягач взобрались двое рабочих и стали открывать какие-то люки и стучать. Минут через пятнадцать результатом их труда явился подъемный кран. Один рабочий уселся в пластиковое кресло и привел конструкцию в действие. Кран начал разгружать платформу. Мобили-внедорожники оказались тоже с сюрпризом. Это были трансформеры. У одного появился ковш, у другого огромная лопата.

Работа закипела. Пассажирский мобиль отогнали ближе к лесу. Пятый поднялся и стал по кругу обходить ферму. Подобравшись к мобилю на несколько метров, он затаился за деревом. Водитель не собирался оставаться в салоне и, заглушив двигатель, пошел к остальным рабочим.

Пятый, стараясь не шуметь, открыл дверь в салон и заглянул внутрь. В самом конце салона стоял ящик, крышка которого была сделана в виде сиденья. Пятый, пригнувшись, скользнул в салон. На ящике был замок. Достав штурмовой нож, Пятый с размаха всадил его в замок и провернул. Хлипкий замок, про которые говорят «от честных людей», скрипнув, сдался, и Пятый приподнял крышку. Внутри лежали три пластиковых пакета и две красные каски. Достав один пакет, Пятый открыл его и обнаружил сложенные стопками в четыре ряда белые чашечки. Покрутив пакет, он обнаружил рисунок – человек в белой маске, закрывающей нос и рот. Надпись, сделанная мелкими буквами, гласила: «Респираторы, класс защиты 2».

Отложив пакет в сторону, Пятый взял другой. Те же респираторы, только класс защиты 6. В третьем пакете обнаружился рабочий комбинезон. Но, вытащив его из упаковки, Пятый понял: комбинезон мал. Сложив все на место, Пятый покинул мобиль. Значит, придется разжиться одеждой в другом месте. Напрасно он потерял время, дожидаясь рабочих. Ну не убивать же какого-нибудь работягу. По наставлениям полковника, оставлять после себя трупы следовало только в крайних случаях.

Пятый двинулся прочь от фермы. Винтовку он убрал в рюкзак. Предстояло преодолеть немалое расстояние.

Пройдя миль восемь, Пятый вышел из леса и, сверившись с навигатором, пошел параллельно грунтовой дороге, которая проходила недалеко от леса. Какое-то время он шел вдоль нее, а когда кусты и деревья на этой стороне кончились, решил перейти на другую сторону. Он вышел на дорогу и застыл. На дороге стоял маленький мобиль. Крыши у мобиля не было. Свободными были только передние два места. Задние сиденья были заставлены ящичками с зеленью.

Пятый с интересом рассматривал мобиль. Вдруг послышался шорох, и из кювета напротив на дорогу поднялась женщина.

– О! Солдатик! Тебя подвезти до города? – Женщина была в длинном синем платье, волосы заплетены в косу.

Пятый смотрел в глаза женщины, и ему вспомнился приют. Там была сестра милосердия, Лидия. Она тоже заплетала косу, и у нее были тоже такие глаза. Голубые. Добрые. Ласковые.

– Ты немой, что ли, солдатик? Чего замер?

– Да… Я… – Пятый вздрогнул.

– Ну, чего заикаешься? Едешь в город – садись. Ишь, глазами хлопает! Ну!

– Да, еду. Спасибо.

– Хе! Спасибо! На спасибо далеко не уедешь. Ну-ка, помоги мне. Видишь, ящики рассыпались. – Только сейчас Пятый обратил внимание на руки женщины. Она держала ящик с зеленью. – Заснула я. Вильнула – и вот, все рассыпала. Хорошо, муж вчера все ящики сеткой закрыл, а то пришлось бы собирать зелень с земли.

– Да-да, конечно. Я помогу. – Пятый положил рюкзак на обочину и, обойдя машину, спустился в кювет.

Там лежало десятка два ящиков. Он принялся собирать их, ставя один на другой. Взяв стопку из шести ящиков, поднялся на дорогу. Женщина показала пальцем, куда поставить. Сама она перевязывала веревкой уложенные ящики.

Пятый сделал еще две ходки. Женщина увязала последние и, проверив веревки, мотнула головой:

– Вот и слава богу. Садись, солдатик.

Пятый подобрал рюкзак и, открыв дверцу мобиля, втиснулся на сиденье. Пристроив рюкзак на коленях, закрыл дверцу. Мобиль плавно тронулся и поехал чуть быстрее, чем бегущий человек. Видимо, на лице Пятого отразились какие-то эмоции, и женщина, посмотрев на него, сказала:

– Это электромобиль. Скорость небольшая, да мне быстро и не надо. Зато никаких налогов, топливных картриджей и проблем с превышением скорости. Дешево и сердито.

– Да, мэм, – ответил Пятый.

– Меня зовут Исгерд. А тебя как зовут, солдатик?

– Пятый.

– Пятый? Это что, имя такое?

– Нет, Исгерд. Это позывной.

– А имя? Имя-то есть?

– Нет. – Пятый почувствовал себя немного неуютно.

Ну нет у него имени. Нет! В приюте не озаботились дать имя. Все думали, что он умрет со дня на день. Отец Мартин говорил, что в приют он попал в канун праздника какого-то святого. Но имя у святого было какое-то невыговариваемое, и его все звали просто «парень». Когда он попал к доктору, то ему дали позывной «Пятый». С ним он и жил.

– Ну, не хочешь говорить, не говори. Но в городе тебя сразу примут за какого-нибудь бандита. У тех у всех только клички. Это то же самое, что позывной. Если уж не хочешь говорить свое настоящее имя, придумай другое.

– Какое? – Пятый повернул голову к Исгерд.

– Да любое. Какое больше нравится. Которое что-то означает или ничего не означает.

– Я не знаю, какое мне нравится. – Пятый пожал плечами. – Чтобы что-то означало.

– Ну, вот хотя бы Свейн. Нормальное имя.

– А что оно означает?

– Парень.

– Что – «парень»? – не понял Пятый.

– То и означает: «парень». Это скандинавское имя. Я сама из Швеции. Это муж мой местный.

– Свейн, – как бы пробуя имя на вкус, произнес Пятый. – Хорошее имя.

– Вот и имя тебе придумали. А то Пятый. Кому скажешь, сразу подумают, что появился еще один бандит. А бандитов сейчас развелось как собак. И полиция их не жалует.

Грунтовка закончилась. Ее сменила дорога с асфальтовым покрытием. Та в свою очередь плавно вливалась в широкое восьмирядное шоссе. Исгерд, вырулив на шоссе, заняла крайний правый ряд и прибавила ходу.

– Еще минут десять, и будем на месте. У меня в городе небольшой бизнес. Я зелень на заказ вожу в один ресторанчик. Каждый день. Муж ковыряется в земле, а я вожу. Тебе небось работа нужна?

– Наверно. А что делать нужно?

– А я почем знаю? Какую работу найдешь, такую и будешь делать. Ты что умеешь-то?

– Воевать.

– Ну, это понятно. А еще что? Ну, там, мобиль водить, ну, еще что-то?

– Мобиль водить могу, платформу, антиграв. Технику могу водить любую. И воевать.

– Вот заладил: воевать, воевать. Ладно, если с техникой на «ты», без работы не останешься. Только к донам не нанимайся на работу. От них не увольняются. Только если вперед ногами. – Исгерд съехала с шоссе на прилегающую дорогу. – Вот почти и приехали.

Мобиль подкатил к трехэтажному зданию.

– Все, приехали. – Исгерд остановила мобиль возле тротуара. – Спасибо, что помог, и спасибо за компанию.

– Вам спасибо, Исгерд. – Пятый вылез из мобиля и закинул рюкзак на плечо.

– Вот тебе еще совет. Избавься от винтовки. – Исгерд указала на рюкзак. – Не удивляйся, я эти вещи вижу. Я воевала в Сопротивлении в Швеции, с оружием знакома не понаслышке. И одежду смени. Слишком выделяешься.

– Я понял. Спасибо.

– Не за что. Бывай, Свейн! Если что, заходи на чашку чая в «Пикник», это кафе, вон, – Исгерд указала рукой на заведение, находившееся на другой стороне улицы. – Я там часто днем бываю.

– Хорошо. До свидания. – Пятый кивнул и, развернувшись, пошел по тротуару.

Как-то все стало немного по-другому. Свейн. Она дала ему имя. Пятый читал, что имя дают родители. Значит, Исгерд в своем роде ему мать. Ну да. Крестная мать.

Хм, Свейн.

8

Город, как огромный муравейник, пребывал в постоянном движении. По улицам сновали мобили разных размеров и назначений. Антигравов почти не было. Люди на улице спешили кто куда.

Свейн прошел квартал и, увидев сквер, свернул к нему. Нужно было прийти в себя. Масса звуков, огромное количество людей и мобилей немного выбили его из колеи.

– Вот, значит, какой ты, город, – прошептал Свейн, садясь на скамейку.

8
{"b":"222078","o":1}