ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ведьма по наследству
Психология влияния
Очаг
Дочь того самого Джойса
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Сплин. Весь этот бред
Дни прощаний
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Мег. Первобытные воды

Ален всматривался в мое лицо, будто вырисовывая каждую его черточку, а после сказал:

– Тогда, в доме Актона, ты спросила, что тебе нужно сделать, чтобы простить меня. Я долго думал над этим и понял, что прощение возможно, если доверие вернется. А оно, как правило, редко возвращается. И тебе делать ничего не надо. Сделать должен я – уйти. Отойти в сторону и дать тебе шанс построить жизнь с другим человеком, с которым ты сможешь обрести счастье, – он замолчал и посмотрел в сторону, засунув руки в карманы. Эти слова давались ему тяжело, как и мне тяжело было их слышать. Он меня отпускает?

– Я никогда раньше не мог понять, как можно отпустить человека, когда любишь его до безумия и грезишь им каждую минуту? И только недавно осознал, что когда любишь по-настоящему, можешь отпустить его, если он счастлив с другим.

– Ты меня отпускаешь? – Руки предательски задрожали, и я сильнее сжала ремешок сумки.

– Только умом, сердцем – никогда. – Он подошел ко мне вплотную и, протянув руку, заправил прядь волос мне за ухо и горько улыбнулся.

– Я не заслуживаю тебя, Авалон. Я не слабак, и готов бороться за тебя вечно, но не с самим с собой. Моя измена – мой порок и наша общая боль. Я не хочу, чтобы тебе было больно и в тоже время не могу перечеркнуть свои прошлые ошибки.

Ветер закружил опавшие с деревьев листья, поднял их вверх и безжалостно бросил. А у меня такое чувство, что мое сердце подбросили и уронили. Нет, он прав. Он действительно прав. И он… меня любит, иначе не уступил бы другому во имя моего счастья. Но почему мне от этого не легче? Это его подарок мне? Я не хочу его принимать.

– Я хочу тебя обнять. Поцеловать. Никуда не отпускать, но… не могу, – он сильно прикусил нижнюю губу и, прикрыв глаза, запрокинул голову назад, делая глубокий вдох.

– Почему?

– Потому что тогда я тебя никуда не отпущу.

Молчание. Томительное и тяжелое. Ощущение такое, словно мои легкие сжали в ладонях сильно-сильно. Нет воздуха. Нет его – нет кислорода. И сейчас он уйдет. Станет нечем дышать.

Он взял мою ладонь в свою и поцеловал каждый палец. Дойдя до безымянного, поцеловал и обручальное кольцо, которое я продолжала носить, несмотря на то, что мы развелись. На его пальце точно такое же кольцо, которое он, не желал снимать также, как и я.

– Я люблю тебя, очень люблю… – сильно сжав мои пальцы в своих, он отпустил мою руку и ушел. Тихо. Молча.

Нет его – нет кислорода.

Дойдя на ватных ногах до двери Актона и позвонив, я почувствовала, как силы меня покидают, и я теряю сознание, падая в руки Актона.

***

– Ты ведь пришла сказать, что возвращаешься к Алену и уезжаешь с ним?

– Нет, я пришла сказать… Ален уезжает? – Я так резко села в кровати, что в глазах потемнело. – Куда? – Актон наклонил голову чуть вниз и по-доброму усмехнулся.

– Я думал, он тебе об этом сообщил. – Я готова еще раз потерять сознание, лишь бы не слышать слов о том, что Ален уезжает. Стало снова трудно дышать.

– Нет, он мне не сказал… – я смотрела вперед, ничего не видя. Ком подступил к горлу, не давая вздохнуть спокойно. Каждый вдох сопровождался тихим ноющим свистом. Стало невыносимо пусто и одиноко в одночасье. Вся та боль, которую я держала в себе, не позволяя ей вырваться наружу прозрачными кристаллами из глаз или стонами отчаяния, сейчас сконцентрировалась внутри меня, неприятно сосало под ложечкой. Будто из меня вычерпывали душу. Почувствовав тошноту, я быстрым шагом направилась в ванную комнату, не замечая внимательного взгляда Актона.

Зайдя в ванную, сильно вцепилась в край раковины, включила холодную воду и тихонько зарыдала, после чего меня буквально вывернуло наизнанку. Мысль и осознание того, что Он уезжает и больше не будет со мной, пусть не в моем доме, пусть не моим мужем, а просто далеко от меня – разъедала изнутри. Эта боль оказалась острее и сильнее, чем та, которую причинил мне Ален своей изменой.

Через несколько минут в дверь постучал Актон и спросил обеспокоенным голосом, все ли у меня в порядке. Умыв лицо, я вышла к нему, но по моим глазам он все понял.

– Ты плакала. – Это не вопрос, утверждение.

Я ничего не ответила, только прошла в комнату и села на диван, уткнувшись лицом в ладони.

– Ты любишь его. – Снова констатация факта.

Я утвердительно кивнула.

– Почему не летишь с ним? – Актон сел передо мной и забрал руки с моего лица.

– Когда? – он понял мой вопрос.

– Завтра в восемь вечера. – Завтра. Так скоро.

– Мне надо домой, – на автомате проговорила я, глядя в одну точку.

– Сначала я отвезу тебя к врачу. Гинекологу, – немного помолчав, добавил он и словил мой удивленный взгляд.

– Зачем?

– Вероятней всего, ты беременна.

– Что? Нет! – Я встала с дивана и начала мерить комнату шагами, не веря словам Актона, которые, судя по всему, были правдивыми. И как я раньше об этом не подумала? Ведь признаки появились еще неделю назад. А я не акцентировала внимание на этом. Мои мысли занимал только Ален, как и всегда. Ален… он уезжает. А если у нас и правда будет ребенок? Мы ведь так мечтали об этом.

– Я тебя отвезу.

– Я сама.

– Нет. Я отвезу.

И он отвез.

Визит к врачу подтвердил мою беременность. Мысль о том, что наконец-то это произошло – окрыляла. У нас с Аленом будет ребенок. Долгожданный ребенок. До сих пор не могу в это поверить. Мы так долго этого ждали…

После врача Актон отвез меня домой. Выходя из машины, я повернулась к нему лицом и поблагодарила.

– Спасибо тебе.

– Было бы за что, – он мягко улыбнулся.

– Мы не сможем быть вместе.

– Это я уже понял, – немного помолчав, он добавил: – Сегодня. Ты ведь скажешь Алену, что он станет отцом?

– Мне надо побыть одной и обо всем подумать. Голова идет кругом.

Актон понимающе кивнул, и мы попрощались.

Это была самая длинная ночь в моей жизни. Я не могла уснуть и долго думала о нас с Алленом. О нашей жизни до развода и после. Это как две разные жизни, когда ты с ним и без него, но он все равно с тобой, в твоем сердце. А жить в сердце – это намного ближе, чем, если он находится рядом, в одной комнате.

Почему я оказалась в положении тогда, когда браку пришел конец? Или еще не конец? Нет! Нет! Нет! Нам нужно поговорить.

***

Дома Алена не оказалось. Актон не знал, где он может быть, но заверил, что Ален точно приедет в аэропорт. Меня это не утешило, потому что если я его там не застану, то потеряю навсегда. А сейчас я не могла себе этого позволить. Не тогда, когда он не знает, что станет отцом.

Еще утром, когда я узнала, что беременна, поняла, что это и есть тот шанс, который и я, и Ален дали друг другу. Шанс, подаренный нам Богом. И именно сейчас я как никогда верю в себя, верю в то, что смогу попробовать с ним начать все сначала, дать ему попытку все исправить, доказать то, что прошлые ошибки не повторятся. Я должна. Ради себя. Ради него. Ради нашего ребенка. Ради нас.

Мне казалось, что я потеряла возможность с ним поговорить в аэропорту, тщательно выискивая взглядом, фигуру Алена в толпе пассажиров. Я жадно глотала воздух, покрываясь мурашками, пробегающими по телу. Его рейс мне известен, и обойдя все вокруг, я начала впадать в панику, что упустила то время, когда можно было все вернуть обратно. Почему я отпустила его у дома Актона? Почему мы оба сделали это?

Когда я думала, что уже все потеряно, я, наконец, уловила глазами его профиль и выкрикнула его имя. Он сразу обернулся и замер. Это было как в замедленных съемках: мы одновременно сделали к друг другу первый шаг… второй… третий… четвертый… пятый… И теперь стоим друг напротив друга и смотрим в глаза. Я думала, такое бывает только в кино.

Ален был удивлен, а в глазах вспыхнул огонек радости и какой-то надежды, которая вот-вот была готова превратиться в дым.

– Ты хотел меня обнять – обнимай. – Я подошла к нему еще ближе. – Ты хотел меня поцеловать – целуй. – И сейчас мы стояли вплотную друг к другу. Руки Алена мгновенно обвили мою талию, а его губы коснулись моих в нежном и томительном поцелуе. В поцелуе, котором растворяются и сливаются в единое целое.

5
{"b":"222082","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Папа и море
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Хищная птица
Михайловская дева
Колодец пророков
Бесконечные дни
Центр тяжести
Вся правда о гормонах и не только
Последний борт на Одессу