ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На журнальном столике вместо привычной вазы с цветами, которые мама всегда покупала лично, теперь стояла фотография родителей привычно улыбающихся и обнимающихся, с траурной лентой по углу. В доме много людей, приехавших с кладбища помянуть ушедших, все шептались по углам, время от времени подходили к Соне и выражали соболезнования. А она лишь кивала, не вслушиваясь в их слова, всё смотрела на фотографию и молча вытирала слёзы. Ей вдруг пришло в голову, что её детство кончилось. Позавчера, когда родители не вернулись домой. Что раньше она хоть и считала себя взрослой и умной, а всё равно была маминой-папиной дочкой, продолжала жить в детстве, не особо беспокоясь о своей жизни, обо всём думали родители, а вот теперь она одна, совсем.

— Повезло им, — вдруг произнёс совсем рядом женский голос, и Соня невольно вздрогнула и обернулась. Посмотрела на смутно знакомую женщину в широкополой чёрной шляпе. Женщина тоже смотрела на фотографию и пила мелкими глотками коньяк из пузатого бокала. Соня молча таращилась на неё. — Не смотри так, повезло им. Ты представь, если бы погиб кто-то один, что бы с другим было?

Соня не представляла. Не представляла папу без мамы и маму без папы. А ещё себя без них двоих не представляла.

— Ничего, девочка, они вместе, им легче.

— А я одна, — прошептала она и вдруг зарыдала. Три дня не плакала, а как только эта женщина появилась, так и зарыдала, почти завыла, уткнувшись лицом в спинку отцовского кресла. На неё оборачивались, смотрели, снова шептались, а она рыдала в голос и отмахивалась от незнакомой руки, которая гладила её по волосам.

— В Москву со мной поедешь? — спросила Лидия спустя несколько дней. Она оказалась маминой двоюродной сестрой, Соня даже вспомнила, что ездила к ней в гости с мамой, когда была совсем маленькой, но потом отношения как-то прервались, а вот на похороны Лидия приехала, как только узнала. Она была старше мамы на пять лет, жила в Москве, трудилась в какой-то странной конторе под названием "Побеги" и Соня долго думала, что они садоводством занимаются, но оказалось всё намного заковыристее, выяснилось, что это продюсерский центр, выискивающий молодые дарования. Соня считала, что название откровенно глупое, но тётке этого говорить не стала. Лидия была дамой важной, незамужней, достаточно строгой и жутко деловой. Она не привыкла разводить церемонии, говорила мало и по делу, и всё время усмехалась чуточку пренебрежительно.

— В Москву? — переспросила Соня и вдруг жутко струсила.

— А что тебе здесь делать?

— Папа не хотел, чтобы я ехала в Москву…

— Он не хотел, а ты сама хочешь?

— Не знаю.

— Соня, прекрати! Папа не хотел, потому что мог предложить тебе что-то другое, а теперь что? На что ты будешь жить?

Соня всерьёз растерялась. Она никогда об этом не задумывалась.

— Ну… У папы были деньги.

— Которых тебе на всю жизнь не хватит. Надо устраиваться как-то.

Соня посомневалась минуту, а потом сказала:

— Я хотела в театральный поступить.

— Правда? — Лидия вдруг улыбнулась. — Как мама?

Из Бийска Соня уезжала под несмолкающие разговоры и причитания, дело о трагической гибели кандидата в губернаторы ещё долго не давало всем покоя, об этом говорили на каждом углу, публично скорбели вчерашние соперники и строили какие-то невероятные предположения о том, что гибель могла быть не случайной. Соня старалась ничего этого не слышать и ни во что не вникать.

Начинать жизнь заново в незнакомом, огромном, опасном городе оказалось очень нелегко. Лидия хоть и помогала ей, советы давала, но она была совсем не похожа на маму, лишнего слова одобрения от неё дождаться было невозможно. У тётки оказалась в Москве небольшая двушка, хоть и в новом доме, но Соне тут же дали понять, чего Лидии стоило, купить хотя бы такое жильё.

— Это Москва, девочка, она не ждёт и обещаний не даёт. Надо всё брать самой, если потребуется, драться за это. То, что ты поступила в театральный, ничего не значит. Здесь ты — никто, запомни раз и навсегда.

Это "никто" больше всего тревожило. На самом деле оказалось, что здесь она лишь одна из многих, к этому привыкнуть никак не получалось. К тому же, после вступления в права наследования, Соню догнали проблемы из Бийска. Оказалось, что её финансовое положение не столь крепко, как она надеялась. Отец совершенно не собирался умирать, поэтому никаких мер предосторожности не предпринял, даже завещания не оставил. Его крепкий бизнес за полгода буквально развалился на части, Дмитрий Васильевич хоть и клялся, что сделал всё, что в его силах, но толка от его стараний никакого не было.

— Нашла, кому верить, — фыркала Лидия, негодуя. — Весь бизнес к рукам прибрал, подлец, ничего девчонке не оставил!

— Дядя Дима — папин друг, — возразила Соня.

— В бизнесе друзей нет, запомни раз и навсегда.

Пришлось продать и дом, и фирму, чтобы расплатиться с долгами. Оказалось, что перед смертью отец набрал кредитов, а вот теперь Соне долги пришлось отдавать. На счетах, конечно, деньги были, но надолго ли их хватит? Соня была в отчаянии. Жить и дальше на полном довольствии у Лидии она не хотела, понимала, что тётка не может позволить себе её содержать, а что делать не знала.

— Можно купить квартиру, — сказала она с сомнением.

— А потом что делать? Лапу сосать? Так у тебя хоть какие-то деньги будут.

— Я тебе мешаю!

— Не говори глупостей. Замуж я не собираюсь, да и надеюсь, что ты у меня не задержишься.

— То есть? — перепугалась Соня.

Лидия только головой покачала.

— А ты собираешься в старых девах остаться?

— Нет, но… У меня даже парня нет.

Лидия молчала долго, потом присела рядом с Соней и заглянула ей в лицо. Улыбнулась и достаточно резко поинтересовалась:

— Ты дура?

Соня с трудом сглотнула.

— Нет.

— Нет? А мне, кажется, да. Ты о чём, вообще, думаешь? Тебе скоро двадцать, ты учишься в своём институте и что, всерьёз рассчитываешь стать знаменитой актрисой? Кетрин Зета-Джонс, что ли? И весь мир будет у твоих ног! Смешно просто!

— Мама мечтала стать актрисой.

— У твоей мамы был Косьян и она, слава богу, очень быстро поняла, что важнее — хороший муж или призрачные надежды!

— Да за кого я замуж-то выйду? — закричала Соня. — Если у меня даже парня нет!

— За парней только дуры замуж выходят. Я тебе в тысячный раз повторяю — это Москва. Здесь можно получить всё после только одной встречи. Только оказаться в нужном месте, в нужное время, понимаешь? А ты девочка красивая, и талантом актёрским бог не обидел, думаю, притвориться в нужный момент много труда не составит.

— Хочешь найти мне богатого мужа?

— Вот ещё. Сама искать будешь. Как только надоест копейки считать… А ты у нас девочка избалованная, привыкла только к хорошему, а кто тебя обеспечивать будет? Так что, вот тебе мой совет — денежки свои вложи в дело, то есть в себя.

Соня посмотрела на тётку и покачала головой.

— Нет, я так не могу, прости.

— Не можешь? — Лидия скривилась. — Ну что ж, дело твоё.

На следующее утро сделали вид, что ничего не произошло, и тему эту больше не поднимали. Соня очень на тётку обиделась за её советы. Это же надо было такое придумать, по её мнению, собой торговать, было последнее дело. Родители с самого детства внушали ей, что она особенная, папа говорил, что она похожа на принцессу из сказки, что всё у её ног будет, все "принцы", о которых она мечтает. А теперь получалось так, что это она должна на коленях стоять, быть лишь товаром, чтобы найти человека, который согласится купить её в свою коллекцию.

— Господи, какие у тебя глупости в голове, — удивлялась Лидия, но больше не спорила.

Так как советам тёткиным Соня решила не следовать, надо было съезжать с её квартиры и начинать самостоятельную жизнь. Квартиру она всё-таки купила, небольшую и район был далеко не престижный, столичные цены на жильё были просто заоблачными. Но зато у неё появилось собственное жильё. Лидия за всеми её действиями наблюдала с лёгкой усмешкой.

13
{"b":"222083","o":1}