ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Алёша очень хороший человек! Он добрый, умный…

— И красивый, — подсказала Башинская. — Я это знаю.

— И красивый, — важно кивнула Калерия Львовна. — А ты не завидуй!

— А я и не завидую.

— Замуж тебе надо. И мужа такого, чтобы всю спесь с тебя сбил.

— Калерия Львовна, так была я замужем. И не один раз.

— Потому что путный тебе не попадался, — авторитетно заявила Калерия.

— Интересно, — фыркнула Нина. Даже на стуле развернулась, чтобы лучше видеть женщину, и ногу на ногу положила. — Между прочим, мой второй муж был дипломат.

— Зря не президент!

Нина неожиданно хмыкнула.

— Это да. Был бы президент, я может, и не развелась бы. Президенту можно простить некоторые… недостатки.

Нина кинула ещё один весёлый взгляд на Марину и та вдруг рассмеялась, правда, тут же рот рукой зажала.

— У мужчин нет недостатков, — категорично заявила Калерия. — Есть нетерпеливые женщины.

— Вот так вот, Марин. — Нина подруге подмигнула.

— Вот например, сосед наш, Томилин…

Марина чаем подавилась и на свою домработницу посмотрела с изумлением.

— Калерия Львовна, от вас ли я это слышу? Вы прониклись к Томилину симпатией?

— А почему нет? Настоящий мужчина. С характером.

— Плохим, — подсказала Марина. — Вы мне сами говорили.

— Ну и что? Можно подумать, у кого-то характер хороший. А он мужчина видный, самостоятельный. И состоятельный тоже. А значит, умный. И руки настоящего мужчины.

— Это как? — не поняла Марина.

— Это кулак с дыню размером, — нетерпеливо оборвала её Нина и снова повернулась к Калерии. — Так и что?

— Что что? — растерялась Калерия.

— Что там с вашим соседом? Женат? Сколько детей? Чем занимается?

Калерия обернулась и на Нину посмотрела возмущённо.

— А я тебе ничего не скажу! Ещё не хватало, чтобы ты у нас над головой поселилась!

— Ну и пожалуйста! Марин, пойдём прогуляемся. Душно здесь. — И грациозно поднялась из-за стола.

— На улице мороз! — крикнула им вслед из кухни Калерия. — А вы в своих сапожках на тонкой подошвочке!

— Господи, как ты её выносишь? — выдохнула Башинская, когда они в подъезд вышли. — Она меня прямо из терпения выводит своими нравоучениями. Хуже бабушки моей.

Марина рассмеялась.

— Я её люблю.

Нина криво усмехнулась.

— Любить домработницу… Бред. Тем более, с таким характером.

— Куда ты хочешь пойти?

— Прогуляемся. Пока время у меня есть. Можно потом посидеть где-нибудь… Ой.

Башинская отскочила от подъездной двери, которой едва по лбу не получила и смерила взглядом мужчину, который попался ей на пути. Взгляд вышел высокомерный, а поза глупая, потому что пришлось голову задрать, чтобы в лицо мужчине посмотреть. Тот едва вписывался в дверной проём, да ещё тёплая дутая куртка делала его формы совсем уж устрашающими. А смотрел хмуро, словно разозлился из-за того, что у него под ногами кто-то смеет мешаться. Брови Нины взлетели вверх, взгляд стал удивлённым, потом заинтересованным и она мужчине сообщила:

— Вы меня дверью чуть не прибили, уважаемый.

"Уважаемый" внимания не обратил и только хмуро кивнул, причём не ей.

— Привет, Марин.

— Привет, — отозвалась та, выдавила из себя улыбку, а на подругу, сделавшую перед Томилиным боевую стойку, посмотрела настороженно.

— Грубиян, — напомнила о себе Башинская, при этом окидывая стоящего перед ней мужчину оценивающим взглядом.

Томилин удивился и, наконец, взглянул на хрупкую женщину, которая за что-то на него злилась. Кажется, он так спешил, что, действительно, едва дверью её не пришиб. Но в том, что он её не сразу заметил, не было ничего удивительного — даже на своих высоченных каблуках, она только до плеча ему доставала.

— Я не грубиян, — запротестовал он. — Я просто спешу.

— Замечательное оправдание.

— А кто сказал, что я оправдываюсь? — совсем растерялся Томилин.

Его смерили презрительным взглядом голубых глаз, а затем величественным жестом указали на закрывшуюся дверь. Марина с изумлением наблюдала, как противный сосед, после того, как Нина всего лишь повела рукой, распахнул перед ними дверь. И даже сказал:

— Прошу.

— Спасибо. — Нина сдержанно улыбнулась ему. — Хотя, извинений я так и не услышала.

Томилин вопросительно взглянул на Марину, но та лишь ободряюще ему улыбнулась и вышла из подъезда вслед за подругой.

— Ну и кто это? — торжествующим шёпотом проговорила Нина, вцепившись в Маринину руку, но не оглядываясь, хотя была уверена, что мужчина всё ещё смотрит им вслед.

— Томилин, — со смешком ответила Марина.

Башинская даже шаг замедлила.

— Да ладно.

— Он, Нин, он.

— Мариш, это судьба, не меньше.

— Не выдумывай.

— А что?

— Он тебе понравился? Тебе же совсем другие мужчины нравятся.

— Какие?

— Утончённые. Что ты меня-то об этом спрашиваешь, в самом деле?

— Ну не знаю, я почувствовала определённое волнение.

— О боже.

— Да, да. Так что, рассказывай. С кем он живёт? Он женат?

— Кажется, нет. А живёт с домработницей и собакой.

— Он с ней спит?

Марина испуганно посмотрела.

— С кем?

Нина выразительно закатила глаза.

— С домработницей, Марин!

— А-а… — Марина прыснула от смеха. — Понятия не имею!

— Очень плохо. Узнай.

— Интересно, как!

— А ты Калерии поручи, она же Штирлиц в юбке. Завтра у нас на руках будет вся интересующая нас информация.

— Не могу сказать, что меня это очень интересует.

— Ты не хочешь счастья для меня?

— А с каких это пор мои соседи стали твоим счастьем?

— Я замуж хочу, Марин! Вот честное слово! И ну их к чёрту всех этих утончённых, нормального мужика хочу, вот как этот. И не надо, чтобы он двери передо мной распахивал, пусть лучше грудью меня прикрывает. Она у него широкая, я все свои проблемы за неё запихну.

Нина говорила, пофыркивая от смеха, и Марина тоже вместе с ней рассмеялась.

— Мне было жалко Томилина, когда на него Калерия с этой протечкой насела, а уж теперь…

— В общем, завтра я приду к тебе в гости.

— Опять?

— Я теперь часто буду приходить, привыкай.

Марина только улыбнулась. Она была уверена, что о Томилине Нина позабудет, как только вернётся на работу. Окунётся с головой в дела, а уж завтра точно не приедет, тем более днём. Сегодня с трудом вырвалась на пару часов, а совершать такой подвиг каждый день ради какого-то неизвестного мужчины…

Как бы в подтверждение её мыслей, у Нины зазвонил телефон и через минуту вялого сопротивления, она уже согласилась куда-то срочно подъехать.

— Извини, Мариш. Никакого покоя, без меня прямо никуда. Я давно уже начальнику предлагаю уволить всех и оставить только меня, работаю всё равно я одна.

— Да ладно, не переживай. Встретимся в выходной.

Башинская с готовностью закивала.

Сидеть в любимом кафе в одиночестве, никакого желания не было. Марина остановилась у самых дверей, раздумывая, кинула взгляд на часы и немного посомневавшись, достала телефон.

— Оля, что у нас там с работой? Встречу в час подтвердили? Я подъеду, я могу. Я знаю, что я хороший человек, — рассмеялась она в ответ на восторженную тираду своей помощницы.

Наверное, она на самом деле была хорошим человеком, потому что по доброй воле поехала на другой конец города, ради того, чтобы просто поговорить с человеком и дать несколько советов. Но Марина поехала, и даже в такси, которое застряло в пробке, почти не нервничала и не ёрзала, как обычно. Настроение было на удивление мирное. Так спокойно она давно себя не чувствовала. Наверное, поэтому предполагаемый клиент остался доволен, они долго беседовали, и Марине даже пообещали завтра обязательно приехать в офис и заключить договор. А на прощание даже руку поцеловали в качестве благодарности.

На улицу она вышла улыбаясь. Прищурилась на слепящем солнце, потопала ногами, стряхивая с сапог налипший снег и вместо того, чтобы поймать такси, направилась совсем в другую сторону, к небольшому парку с прочищенными дорожками и заснеженными статуями. Замёрзнет, конечно, быстро, ведь Калерия Львовна полностью права, её сапоги на тонюсенькой подошве не предназначены для прогулок по морозу, но пройтись очень хотелось. А домой она всегда успеет.

26
{"b":"222083","o":1}