ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он усмехнулся.

— А что, очень странный вопрос?

Она провела рукой по его плечу, прикоснулась к щеке, почти гладкой, не заросшей за ночь щетиной.

— Конечно, Аркаш, — ровным тоном произнесла Марина. — Я же с тобой.

Исаев помолчал, потом кивнул.

— И я очень этому рад.

Не заметил или намеренно не стал заострять внимание на том, что она так и не произнесла главных слов, Марина не знала. Но кажется её ответ Аркашу вполне удовлетворил, она ответила на поцелуй, радуясь тому, что опасную тему удалось замять.

После дня рождения, после выходки Асадова, им пришлось пережить не один неприятный разговор. Аркаша был возмущён, и возмущён справедливо, Марина с этим даже не спорила, но она-то не могла ничего изменить, и за поступки бывшего мужа ответственности не несла. Вот эту простую истину и пыталась до Исаева донести. Он не сразу её принял, потому что слишком злился, и только спрашивал:

— Ты ничего от меня не скрываешь?

— Нет, — без малейшего колебания отвечала она.

— Марина…

— Аркаша, я ничего от тебя не скрываю! Прекрати меня мучить, в конце концов. Я не знаю, почему он это сделал! Я вообще за Лёшку давно не отвечаю.

— Очень на это надеюсь, — немного обиженно ответил он. — Я вообще не понимаю, почему он никак не успокоится. Прийти на праздник к бывшей жене и такое сделать!.. Все просто в шоке были.

Марина сжала зубы и решила молча подождать, когда поток Аркашиной злости сам собой иссякнет. Нужно только выслушать, а потом забыть…

— Это ты его поощряешь.

— Я? — всё-таки не удержалась Марина.

— Конечно, ты! Он твой бывший муж. Понимаешь? Бывший. Не надо разговаривать с ним разговоры, встречаться с ним, объясняться!..

— Да я никогда этого не делала, и ты это прекрасно знаешь!

— Значит, мне надо с ним поговорить! Раз он, как нормальный человек, сам понять не в состоянии!

Марина устало вздохнула.

— Тебе нельзя с ним встречаться, Аркаша.

— Почему?

— Да потому что… Тебе твоё лицо не дорого? Ты им деньги зарабатываешь, между прочим. А Лёша, он… Не думай, что он долго будет тебя слушать, — закончила Марина несколько сбивчиво.

Исаев пренебрежительно усмехнулся.

— Да, я и забыл о его манере решать проблемы.

— Аркаш, давай прекратим этот разговор.

— Просто я не понимаю, почему ты его жалеешь. И постоянно оправдания ему ищешь. Он тебя бросил, в самый трудный для тебя момент, а ты…

Марина изумлённо на него уставилась.

— Что ты говоришь? Лёшка меня не бросал! Мы расстались по обоюдному согласию. Об этом все знают!

— Марина, я тебя умоляю! Все знают, почему вы расстались. И все прекрасно знают, что спустя год у Асадова всё сложилось. А ты опять его оправдываешь, даже сейчас!

Тот разговор её жутко расстроил, она даже понятия не имела, что Аркаша такого мнения о её прошлом браке. Даже говорит всё это с такой уверенностью, словно точно знает, что прав. И утверждает, что именно его "правду" повторяют все вокруг. Неужели это на самом деле так? Но зато теперь всё чаще спрашивал, любит ли она его. Любит. Любит, как же иначе?

Сообщив Исаеву, что сегодня занята и времени пообедать с ним у неё нет, Марина отправилась в детдом. Чтобы доехать до места по всем пробкам потребовалось больше двух часов. Но она не торопилась. Так волновалась почему-то, что каждая лишняя минута ожидания, казалась благом. Зачем туда едет, так до конца и не могла понять. Но ещё вчера зашла в книжный магазин, купила детских книг, раскрасок, красок и фломастеров. Вышел увесистый пакет, который она с трудом могла поднять. Она везла подарки, не только маленькой девочке Юле, а всем детям.

Решиться войти в детский дом очень трудно. Обычно замираешь на пороге, собираясь с силами, и только потом тянешь на себя дверь. Марине потребовалось минут пять на то, чтобы решиться. Было очень страшно туда войти. Войти и увидеть то, что люди совсем не стремятся увидеть, обратную сторону жизни, совсем не радужную, не смотря на то, что на этой стороне живут дети. Обычные дети, такие же, какие живут с нами рядом, которые называют нас мамами и папами, которые ходят в школу, мучают родителей смешными вопросами, копируют их поведение. Это потом, повзрослев, эти дети перестают быть похожими на остальных, слишком многое у них за плечами, взгляд меняется, они рано взрослеют, и многих это пугает. Но пока они похожи на всех остальных детей их возраста, они так же любят играть, веселиться и каждый день ждут чуда. Разница только в том, что чудом для них является то, что обычные дети считают само собой разумеющимся — родители. Собственная мама и собственный папа. Дом, своя комната и семейные обеды по выходным.

Марину остановили почти сразу. Она вошла в небольшой холл и принялась оглядываться, не зная, куда дальше двигаться. Мимо пробежали два мальчика, оглянулись на неё, но наверное у них было очень важное дело, потому что они припустились дальше и вскоре скрылись за одной из дверей. Будка охранника у входа пустовала, но он появился, вывернул из-за угла прямо на Марину.

— Чем вам помочь? — осведомился полноватый мужчина в чёрной форменной одежде.

Марина поняла, что пришло время поставить точку в своих сомнениях.

— Здравствуйте. А я ищу одну девочку, её зовут Юля Савельева. Ей лет шесть, может семь.

— Вы родственница?

— Нет. А что, только родственникам можно?

Охранник ничего не ответил, смерил Марину задумчивым взглядом, а потом сказал ей, как пройти к директору.

— Там найдут вашу Юлю Васильеву.

— Савельеву, — поправила его Марина, но ей только рукой махнули в нужную сторону.

Пока поднималась по лестнице и шла по коридору, ей навстречу попадались дети и все обязательно здоровались.

— Здравствуйте! — радостно восклицали они.

Марина кивала в ответ и вскоре начала улыбаться.

— Здравствуйте.

Дети оборачивались на неё, смотрели с любопытством, а некоторые даже шептались между собой. А вот директор, величественная женщина лет пятидесяти, встретила Марину настороженно. Долго расспрашивала кто она такая, зачем пришла и где с девочкой познакомилась. Можно было возмутиться такому беспардонному допросу, но Марина терпеливо отвечала на каждый вопрос. Она не думала, что директор хотела отделаться от неё, и понимала, что такой интерес к её персоне обоснован. Всё-таки чужой человек просит о встрече с ребёнком, и причины для этого совершенно не ясны.

— Значит, в парке познакомились?

— Да. Несколько дней назад. Их приводили гулять на детскую площадку в парке.

Директор, Галина Николаевна, понимающе кивнула.

— А вы отсюда недалеко живёте, Марина Анатольевна?

— Далеко. Я в тот день приезжала к клиенту, у него офис на соседней улице.

— А чем вы занимаетесь, если не секрет?

Марина улыбнулась.

— Не секрет, Галина Николаевна. Я переводчик.

— Серьёзная профессия. — Галина Николаевна пытливо разглядывала её, сдвинув очки на кончик носа. — А зачем вы хотите видеть Юлю? Не поймите меня неправильно, но это ребёнок, и я не считаю, что ей нужны лишние стрессы.

Марина перестала улыбаться.

— Вы правы. Но, если честно, я уже несколько ночей уснуть не могу, её вспоминаю. Вроде бы всего несколько минут общались, а что-то такое случилось… — Голос неожиданно дрогнул, и пришлось откашляться. — Извините. Я просто увидеть её хочу. Я подарков накупила.

Больше ей никаких вопросов не задавали. Галина Николаевна поднялась из-за стола и предложила пройти с ней.

— Вы пакет пока здесь оставьте, — предложила она. Марина, не совсем понимая, что за всем этим последует, вышла из кабинета вслед за директором, а та вдруг начала рассказывать ей о детском доме. Целую экскурсию устроила, даже только что отремонтированный актовый зал показала. — Спонсор у нас хороший есть, — призналась Галина Николаевна. — Они год назад усыновили мальчика, Борю Степанченко, семья обеспеченная, вот и помогают, чем могут. Мы им очень благодарны. Потихоньку ремонт делаем. Того, что нам государство выделяет, сами понимаете, ни на что не хватает. Сколько времени прошу — хоть площадку детскую обновите, а то ведь страшно детей туда отпускать, вот и приходится в соседний парк ходить.

28
{"b":"222083","o":1}