ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сара, наша дружба – это навсегда. А значит, каждый раз, когда тебе захочется поболтать с Соломоном, тебе нужно только определить, о чем ты хочешь поговорить, сосредоточиться на этом, привести себя в место очень хороших чувств – и я сразу же окажусь рядом с тобой, – снова сказал Соломон, но Сара его не услышала.

Глава 23

Сара. Книга 1. Пернатые друзья - это навсегда. Новый уровень воплощения желаний - i_043.png

Сара не знала, что делать и как объяснять родителям, кто такой Соломон, и то, каким важным другом он стал для нее. У нее голова шла кругом, и она была полна сожалений о том, что не рассказывала семье ничего о своем друге-филине, потому что теперь не представляла, как объяснить размеры постигшей ее трагедии. Она полностью обратилась за поддержкой и утешением к Соломону и практически разорвала подобные связи со своей семьей; а теперь, столкнувшись с утратой, она была совершенно одинока, и обратиться ей было не к кому.

Она не знала, что делать с Соломоном. Земля была все еще промерзшей и твердой, и у Сары не получилось бы выкопать могилу. Мысль о том, чтобы бросить его в угольную печь, как поступал ее отец с мертвыми птичками и мышами, была слишком ужасна, чтобы на ней останавливаться.

Сара все еще сидела на крыльце своего дома, держа Соломона в руках, со слезами, льющимися по щекам рекой, когда машина ее отца резко остановилась на подъезде к дому. Он выскочил из нее с мокрой сумкой Сары и растрепанной стопкой книг в руках. Сара совершенно забыла о своих вещах, которые остались на обочине.

– Сара, мистер Мэтсон позвонил мне на работу. Он нашел твою сумку и книги на обочине. Мы думали, с тобой что-то случилось! Что с тобой?

Сара вытерла мокрое лицо, смущенная тем, что отец увидел ее в таком состоянии. Она хотела как-нибудь спрятать Соломона, продолжать сохранять его в тайне, но в то же время ей так сильно хотелось получить утешение, рассказав все отцу.

– Сара, что случилось? Что с тобой, милая?

– Папа, – всхлипнула Сара, – Джейсон и Билли убили Соломона.

– Соломона? – переспросил папа, и Сара развернула пальто, показывая ему своего мертвого друга.

– О, Сара, мне так жаль. – Он не представлял, почему мертвый филин так ей важен, но было очевидно, что для Сары его смерть – настоящая трагедия. Он никогда не видел свою дочь в таком состоянии. Он хотел бы обнять ее и развеселить, но знал, что то, что произошло, так просто не исправишь.

– Сара, дай мне Соломона. Я выкопаю для него могилу за курятником. Иди в дом и согрейся.

Только тогда Сара поняла, как сильно замерзла. Она неохотно отпустила свою драгоценную ношу и переложила Соломона в руки отца. Она чувствовала себя очень слабой, очень грустной и очень-очень усталой. Она так и осталась сидеть на ступеньках, глядя на то, как отец осторожно уносит ее прекрасного Соломона. Сара слабо улыбнулась сквозь слезы, заметив, как серьезно и аккуратно отец несет пернатый комок, каким-то образом поняв, насколько он ценен.

Сара рухнула на свою кровать, не раздеваясь. Она сбросила ботинки на пол и долго всхлипывала в подушку, а потом заснула.

Глава 24

Сара. Книга 1. Пернатые друзья - это навсегда. Новый уровень воплощения желаний - i_044.png

Сара стояла в странной роще: ее окружали прекрасные весенние цветы, повсюду летали яркие птицы и бабочки.

– Итак, Сара, похоже, нам о многом нужно сегодня поговорить, – сказал Соломон.

– Соломон! – радостно крикнула Сара. – Соломон, ты не умер, не умер! О, Соломон. Я так рада тебя видеть!

– Чему ты так удивляешься? Я же говорил тебе, что смерти нет. О чем ты сейчас хочешь поговорить? – спокойно спросил Соломон, как будто не произошло ничего из ряда вон выходящего.

– Я знаю, Соломон, ты говоришь, что смерти нет, но ты выглядел мертвым. Ты был безвольным и тяжелым, у тебя были закрыты глаза, и ты не дышал.

– Видишь ли, Сара, ты просто привыкла видеть Соломона в определенном образе. Но теперь у тебя есть возможность рассматривать его более широко, потому что ты хочешь этого гораздо больше, чем раньше. Теперь ты видишь его во вселенском образе.

– Что ты имеешь в виду?

– Большинство людей видят окружающий мир только физическими глазами, но ты обладаешь возможностью взглянуть на него более широко – глазами настоящей Сары, которая живет внутри физической.

– Ты хочешь сказать, что есть другая Сара, которая живет внутри меня, как ты – Соломон, который живет внутри моего Соломона?

– Да, Сара, именно так. И эта Внутренняя Сара живет вечно. Внутренняя Сара никогда не умрет, как не умрет и Внутренний Соломон, которого ты видишь сейчас.

– Я рада это слышать. Я тебя увижу снова завтра, на Такерс-Трейл?

– Нет, Сара, меня там не будет.

Сара нахмурилась.

– Но только подумай, Сара! Ты можешь поболтать с Соломоном всегда, когда захочешь. Неважно, где ты находишься. Тебе больше не нужно ходить в рощу. Тебе нужно только подумать о Соломоне – и вспомнить, какие ощущения вызывают у тебя встречи с Соломоном, – и я немедленно окажусь рядом с тобой.

– Ладно, это лучше, Соломон. Но мне нравилось ходить в рощу. Ты уверен, что не вернешься туда, чтобы все было, как раньше?

– Наш новый способ встреч понравится тебе еще больше, чем встречи в роще. Теперь для нашего общения нет ограничений. Вот увидишь, нам будет весело.

– Хорошо, Соломон. Я тебе верю.

– Спокойной ночи, Сара.

– Соломон! – воскликнула Сара, не желая, чтобы Соломон так быстро ее покидал.

– Что, Сара?

– Спасибо тебе, что не умер.

– Спокойной ночи. Все хорошо.

Часть II. После смерти Соломона

Глава 25

Сара. Книга 1. Пернатые друзья - это навсегда. Новый уровень воплощения желаний - i_045.png

– Соломон, разве ты не злишься на Джейсона и Билли за то, что они тебя застрелили?

– Зачем, Сара? Зачем мне на них злиться?

– Но ведь они же застрелили тебя! – изумленно ответила Сара. Как Соломон мог не понять ее вопроса, и как он мог не злиться за такой ужасный поступок?

– Нет, Сара. Когда я думаю о Джейсоне и Билли, я просто благодарен им за то, что они привели тебя ко мне.

– Но разве ты не думаешь, что то, что они тебя застрелили, намного значительнее?

– Единственное, что имеет значение, – то, что я чувствую себя хорошо. И я не могу чувствовать злость по отношению к ним и в то же время чувствовать себя хорошо. Важнее всего держать кран открытым, поэтому я всегда выбираю приятные мысли.

– Подожди-ка. Ты хочешь сказать, что независимо от того, какой человек плохой и какие ужасные поступки он совершает, ты все равно об этом не думаешь? Неужели никто никогда не делал ничего настолько ужасного, чтобы ты на него разозлился?

– Они хотели как лучше.

– Да ну, Соломон! Они тебя застрелили! Насколько плох должен быть поступок, чтобы ты понял, что он плохой?

– Позволь мне задать тебе один вопрос. Как ты думаешь, если я действительно сильно разозлюсь на Джейсона и Билли, они перестанут стрелять во все подряд?

Сара замолчала. Она не думала, что гнев Соломона на что-нибудь повлияет. Она много раз злилась на мальчишек за то, что они стреляют в животных, но это никогда их не останавливало.

– Нет, Соломон. Не думаю.

– Ты можешь представить цель, которой служит мой гнев?

Сара подумала и об этом.

– Если я разозлюсь на них, то ты, вероятно, ощутишь, что твой собственный гнев более оправдан, но так я только присоединюсь к твоей цепочке боли, а в этом нет ничего хорошего.

– Но, Соломон, – возразила Сара, – это просто кажется…

– Сара, – прервал ее Соломон, – мы можем весь день и всю ночь обсуждать, какие поступки правильны, а какие – нет. Ты можешь остаток своей жизни посвятить попыткам понять, какое поведение соответствует ситуации, а какое – нет, и при каких условиях оно соответствует, а при каких – нет. Но я уже знаю, что любое время, даже одна-единственная минута, потраченная на попытки оправдать то, что я чувствую себя плохо, – это пустая трата жизни. А кроме того, я знаю, что чем быстрее я попадаю в место хорошего чувства, тем лучше становится моя жизнь – и тем больше я могу предложить другим.

18
{"b":"222086","o":1}