ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну чего так сразу-то… и ни куда я не собирался.

Колян решил положить конец склокам.

— Заканчивайте, давайте серьезно. Вон девушка уже присела.

Только тут Алексей понял, что эльфка уже уселась на четвертый стул и с любопытством на них поглядывала.

— Ну давай знакомиться, меня Алексей зовут, можно просто Леха..

— Откуда ты знаешь эльфийский? — ??

— Там в предгорьях, я говорила на своем языке, языке высших эльфов, на родовом наречии. Откуда ты его знаешь? Даже обычные эльфы его не понимают, они похожи, но совсем не одно и тоже.

— Да не знаю я ни какого наречия. — Леха пожал плечами. — Ни эльфского, ни человечьего. Я, по-моему, с тобой на гномьем говорил.

Алексей немного смутился:

— Ты кстати извини, я тогда, это… не серьезно. Хорошо?

— Не ври мне, если ты, не знаешь наречия, то, как ты сейчас меня понял? — последнюю фразу эльфа похоже пропустила мимо ушей.

— А чего тут понимать? Вон пацаны тоже все поняли. Правда?

Колян с Тохой утвердительно закивали.

— Ну я же говорил…

Девушка растерялась. Она то думала, что тайный язык действительно тайна, и кроме нескольких сотен высших его не знает никто, а тут такой конфуз, три человека (точно человека их ни с кем не спутать), живущих в городе гномов, подумать только, понимают ее с полуслова, и еще возмущаются, мол все понятно и ничего такого они и не знают.

Как так? Кто они?

Она сначала не поверила, думала последствия гула этих их дымных трубок. Оказывается нет. Действительно понимают.

Маги? Нет, не похожи. Безумцы? Может быть. Но откуда тогда знают язык?

* * *

— Ты кушать-то будешь?

Она кивнула. Правильное поведение. А куда ей деваться, назвался груздем, — полезай в кузов.

Тоха поставил перед ней тарелку.

В меню нынче было: разумеется, грибы, разумеется, свинина, конечно же, хлеб, и естественно сало, шмат которого Тоха с любовью вываливал ей аккурат в тарелку, как она его будет есть, кусать или грызть его абсолютно не волновало, а дать девушке нож никто так и не додумался.

Впрочем, было определенное разнообразие, выраженное в кукурузе сваренной прямо в початках, тушеных овощей, моркови, репы, капусты и хрен его пойми чего еще.

Вот собственно и все.

Мясо и грибы, девушка есть не стала, приелось, наверное, до этого все время этой бурдой кормили, на сало мельком брезгливо бросила взгляд и покривилась, не украинский нынче эльф пошел, а вот кукурузу и овощи лупцевала за обе щеки. Надо признать даже очень грациозно и аккуратно поедала.

По всем правилам приличия надо было дать эльфе поесть, но… мы хоть люди очень не простые и университеты кончали, ну смотря как посмотреть, кто кончал, а кто и не кончал,… но насытится не дали.

Кого парит чужое горе? Правильно, — никого, а если те, кого это должно парить еще и выпившие, то можно только посочувствовать товарищу горящему.

— Ну рассказывай, кто такая, за что взяли.

Подражание гнусному американскому боевику показалось Коляну в данный момент весьма уместным.

— Имя, фамилия, семейное положение, отношение к сексуальным меньшинствам?

Вторил Коляну Тошик.

Эльфа жевать не прекращала, но от сыпавшихся на нее вопросов, щеки ее стали пунцовыми, а брови удивленно поползли верх.

Что за вопросы? Куда вообще попала? Что они, наконец, от меня хотят!?

О четыре стихии, помогите мне не сойти с ума, с этими странными людьми, пьющими и курящими как гномы, говорящими на аллэальне!

Такими разными.

Вон тот долговязый смотрит так слащаво, голосок ласковый, — понятно, что он хочет. А остальные два, один низкий и крепкий как гном. Взгляд как на, как на… точно, так гном смотрит на бочку пива, и не выпить и отдать жалко.

Второй высокий, ниже конечно долговязого, но заметно крепче, но больше ничего такого, абсолютно обычный. Как он сказал его зовут?

Алексей? Это именно он чуть не убил Альтионаэля! О боги, что с ним, он жив, или его кости уже растаскали волки по предгорьям?

— Эльф, что был со мной, раненный, что с ним?

— Да живой он, живой. Гномы его выходили. — долговязый рассмеялся.

— Как тебя зовут хоть?

— Меня зовут Эльюниэль тайли Мальнавиа Альвильдиолла.

— Пнятненько…

Леха растерялся, нет он конечно ожидал что-то в этом роде, но не такое.

— А как-нибудь покороче можно?

Ушастая усмехнулась. Думает наверное что люди варвары, ни хрена не разбираем и слова, больше трех букв не понимаем. Ну, так, получи фашист гранату.

— Юниэль.

— А меня…

— Алексей. — эльфа хотела улыбнуться. Не тут то было…

— Не только. Алексей Синхрофазатронович Интерференционный. Прошу любить и жаловать. А это Николай Вегетососудистович Запрограммированный.

Колян раскусил игру и представил Тошика.

— Антонино Бабзлае… э… любящевич Бандэрос, для друзей Бэндор.

Будем знакомы.

Лицо Юниэль вытянулось, не ждала она такого.

Колян меж тем продолжал.

— Так что не будем выпендриваться, и будем зваться проще. — почесал затылок. — тебя например будем называть… Юня!

— Лучше Юля, — встрял Леха, — так привычнее.

— Точно, Юля! Пойдет? — и взглянул на эльфийку.

Та кивнула. А куда тут денешся. Юля- так Юля.

— Юлия, — покатал, Антон на языке, — Юлия. А что звучит!

— Ну что, Юля, убегать от нас, убивать нас и всякое такое не будешь? Обещаешь?

Эльфа вздохнула.

— Обещаю.

— Вот и славненько. А теперь давай рассказывай, и наслаждайся свободой, в разумных пределах, конечно же.

Глава 8

Кто сказал, что ремонт это занятие мужское? Это, — вранье!!! В ремонте, мужчину используют только и исключительно как рабочую силу.

А само чуткое руководство и дизайнерские решения, за частую самые сумбурные, традиционно (за редким исключением) берут на себя представительницы прекрасного пола. Как хреново исполнять эти проектные решения мужчинам, в расчет абсолютно не берется.

Это все старо как мир. Надо конечно оговориться, что в этом мире женщинам должна быть предоставлена хоть какая-то свобода мысли и действия.

Множество, чуть ли не абсолютное большинство мужчин в НАШЕМ мире хоть раз мечтали попасть в МИР (так с большими буквами и пишется, и говорится), где изменилась только одна вещь, — там не было и нет равноправия полов т. е. где женщины занимаются своими прямыми обязанностями: рожают детей, прибираются в доме, готовят кушать… но главное НИКОГДА, никогда не лезут в мужские дела, никогда не будут устраивать мужу скандал, за то, что он пришел с работы пьяный, весь в помаде и пахнет женскими духами т. е. воспринимали все недостатки и достоинства мужчин как радость и благо.

Об этом вся троица и мечтала уже целую неделю.

После того, как Юля, а конкретнее Юниэль, дочка какого-то эльфского аристократа, поняла, что ей ничего не угрожает, а заодно пообщавшись с выздоравливающим А-ль-ти-о-на-э-лем, тоже каким-то эльфским благородным, развязала бурную деятельность.

Наивное хвастовство Коляна, мол вот какие мы хорошие и ремонтик тут для общего, включая и твоего, блага затеяли (ибо сидеть тебе девица в темнице хрен еще знает сколько, поэтому и определиться пора бы…), разбилось об нее как прибой о камни. Она заявила, что все, что там, в муках было придумано, это — полная безвкусица, убожество и откровенное плебейство. На резонное замечание, смогла бы она сама лучше, безапелляционно, утвердительно, нагло, крамольно, сказала, что смогла бы и, видно приняв эти слова к действию, принялась за работу.

И началось…

В пещере переделали все что можно, от первоначально задуманного не осталось ровным счетом ничего. Почти ничего, бассейн и баню героически, грудью удалось отстоять, ценой немалых денежных потерь.

Зато теперь появилось пять комнат, отдельная зала с камином, кухня и всякие шкафчики. Все это украшалось коврами, разными вазочками и какими-то… короче нормальному человеку не совсем понятными предметами.

15
{"b":"222091","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поденка
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Шаг до трибунала
Кристалл Авроры
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Счастливы по-своему
Тени сгущаются