ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не… эти твари никогда не сбегают. У них же мозгов-то, — Дмалин постучал кулаком по лбу, — нет почти, даже говорить с трудом могут. Вот куда делся…

— Кто делся? — раздалось сзади. Подошел Колян.

— Да тролль… понять не можем.

— А че его искать? Там он валяется.

— Да? А кто же его? — Гнади с интересом посмотрел на Колянчика.

— Как кто? Я, — Николай с любовью погладил ствол своего ружья, — Вот этим самым аргументом.

Короче ситуация сложилась таким образом. Колян после удара, как мартышка на ядре, пролетел метров десять и очень удачно хрякнувшись на землю, обнаружил себя возле телеги, которую, как крепость обороняла пятерка гномов. Не мудрствуя особо, забрался на нее и, подтянув мешочек с патронами, принялся лупить по чем свет стоит, во все что приближалось. Так и стояли, обороняясь в плотном дыму, пока гоблины не перестали лезть.

Колян перезарядил ружье, и тут появился тролль. Без дубины. Забил себя кулаками в грудь, как горилла, заревел. Вот тут-то Колянчик и выпустил весь барабан ему в глотку, а гномы потом добили его секирами.

Вот приблизительно так и выглядела версия рассказанная Коляном, за минусом геройских преукрасов. Все поцокали языками, похвалили.

— А как …? — Колян кивнул в Лехину сторону.

— Да кстати, — Тошик вспомнил, зачем он, все-таки сюда пришел. — Что-то я не пойму, то блин, прет как танк, все на пути сминая, а тут еле идет.

— Да нормально все с ним, — пробормотал Дмалин, — даже более чем нормально… скоро в себя придет.

— Куда идем? — поинтересовался Тоха, — Домой, за подмогой?

— Нет. Идем в крепость. Она не далеко. Там раненных оставим… — с этими словами Дмалин спохватился — Юниэль, сдавай своего, к Гнади… нужно раненных посмотреть.

Колян обернулся к Тошику и по-русски спросил.

— Я не понял, у них типа внезапно чувства взыграли?

— Да если бы только чувства, — Тоха хотел почесать затылок, но пошкрябал шлем, — Ту такое было…

Глава 11

Крепость располагалась в огромном зале, который по размерам не уступал гномьему городу. Видимо поэтому ее тут и поставили, население не позволяло занять все желаемое, но отдавать, просто так, такое сокровище гномы не собирались. Все как полагается, не съем, так по-надкусываю. Издалека она напоминала кирпич, прямоугольная, с отвесными стенами.

Ворота распахнулись навстречу отряду и тут же захлопнулись за ним.

Леха, уже пришедший в себя и мучимый только усталостью, да болью в руке, скулу Юля заштопала еще на привале, а Дмалин намазал вонючей мазью так, что правая половина лица вообще не ощущалась и не контролировалась, разглядывал каменные своды.

Гнади перебросился короткими фразами с комендантом, вышедшим на встречу, тот кивнул и удалился вглубь.

Коридор закончился и начались внутренние помещения. Тут Гнади остановился.

— Так, располагайтесь, и на помывку, потом отдыхать будете…

— На помывку? — чего-чего, а такого от гнома Леха не ожидал.

— А ты как думал, смыть все надо, гоблины же клинки не чистят, знаешь, сколько на них всего… Если не смыть, — от горячки помереть можно.

Протестов не последовало ни от гномов, что удивительно, ни уж тем более, от представителей более чистоплотных рас.

Леха огляделся, потери были ощутимы, эльфов осталось шестеро, включая Юлю, гномов убавилось больше чем на половину. Людской контингент остался неизменным. Он печально вздохнул и принялся стаскивать с себя остатки доспеха.

Гномы растопили печи, нагрели воды.

Первой на помывку ушла Юниэль, за ней эльфы, потом гномы и в самом конце очередь дошла до людей.

Их проводили в достаточно обширное помещение с деревянными скамьями и теплым полом, в воздухе висел пар.

— А говорили, что бани не знают, — ворчал Колян.

Ему ни кто не ответил. Все поскидывали одежду и принялись, остервенело тереться мочалками, смывая пот и засохшую кровь.

— Ну ты и даешь — говорил Тошик обходя Леху кругом, — Да на тебе живого места нет…

Леха и сам не ожидал такое увидеть. Все его тело превратилось в один сплошной синяк.

— Ну, Тоха, он же герой. — Посмеивался Колян, — Один на всех и все на одного! Причем второй раз за неделю.

Поиздевался Колян.

Алексей спорить и огрызаться не стал, — не было сил. Он уже натаскал воды в медный чан и разлегся в нем, раскинув руки по ободу, как в ванной, прикрыв глаза.

Пусть болтают, что хотят, его это сейчас никак не трогало.

Намного интереснее то, что происходит с ним самим. Если гигантские прыжки и немереную силу можно попытаться списать на скрытые резервы организма, то всякие мерцающие сферы, выскакивающие из рук, при этом выдерживающие удары каменными дубинками хрен его еще пойми сколько весящими, это уже слишком. То, что он обладает какой то магической силой казалось бредом, но факты говорили сами за себя….. Конечно весь окружающий мир ею пропитан, и почти все тут магией помаленьку балуются, но чтобы вот так… Судя по тому, что рассказывал Дмалин, пускать огненные шары, вызывать дождь или лечить, здесь учатся десятилетиями. А он вот так взял и начал выдавать перлы, да такие, что все архимаги обзавидуются…

Леха склонялся к мысли, что его подсознание разобралось со всем этим волшебством самостоятельно и теперь подкидывает ему это в самые тяжелые моменты или…

— Леха, заканчивай расслабляться, хавать зовут. — Колян уже оделся, во все грязное, правда другой одежды ни кто и не предлагал.

— Я попозже подойду — Ну, как хочешь, только потом не жалуйся, когда голодным останешься.

— Давайте, валите уже.

Алексей продолжал лежать, расслабляясь в теплой воде.

…или его, кто-то очень сильный, прикрывает магическими штучками, что тоже мало вероятно, потому что он, Леха, кроме Тошика с Коляном и, быть может, Дмалина с Гнади здесь на фиг ни кому не нужен. Разве что Юле? Хотя…

За такими рассуждениями Алексей и провалился в глубокий, нервный сон. /Он опять стоял босым на скале, вокруг него вился //смерч//. Ни холода, ни ветра не чувствовалось, было лишь упоение от ощущения полной власти над стихией… он опять пошевелил пальцами и //смерч////затрясся//вторя его движениям. Он сложил //руки,//и сбесившийся ветер поглотил его, сдувая остатки какой-то ветоши, в которую он был одет//..//./ Леха раскрыл глаза. Перед ним стояла эльфка, в тунике, что он ей подарил. Руку она держала в волосах, снимая заколку.

— Я сейчас выйду. — Смущенно пробормотал он, — Я не знал что ты еще не…

Эльфка улыбнулась, неуловимым взмахом головы разбросала волосы по плечам, одним движением скинула халатик и, ступила в воду, нежно прижав палец к его губам.

— Ничего не говори…

Вверху, возле незаметного изнутри окошка стояли двое. — …красавица, ты только посмотри — продолжал фразу первый.

— Я тебя сюда не на эльфку пялиться привел!

— А зачем еще? — не понял первый, — на Леху и так посмотреть можно, да чего я там не видел…Сам на него смотри.

— Да не вижу я далеко! На Леху смотри, я тебе говорю… В такие вещи никого лишнего посвящать нельзя, тем более его самого, — второй прочистил горло, — Вопросы ненужные начнут задавать…

— Ну ладно, Дмалин, уговорил. Что на Лехе то смотреть?

— Я же тебе, сто раз повторил, Гнади! — гном с укоризною уставился на товарища. — Шрамы там необычные, порезы странные, какие не могут просто так возникнуть.

— Да нет на нем ничего. — Гнади прилип к окошку, — Руки, ноги, голова, все в царапинах, но ничего необычного.

— На спину посмотри.

— Я на живот-то не могу, — эльфка закрывает. А ты про спину говоришь…

Немного подождали.

— Во! Вижу!

— Что?! Что видишь? — Дмалин переминался в нетерпении.

— На спине порез очень странный. — гном поморщился, подбирая сравнение.

— Какой порез? Гнади, если не можешь объяснить, нарисуй на стене.

Гном стал водить по стене, изображая спираль.

— Вот, что-то вроде этого. — удовлетворенно произнес он.

25
{"b":"222091","o":1}