ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он Стихия! Мать моя гномиха! — Дмалин не совладал со своими эмоциями.

— Стихия? Что это значит?

— Какая тебе, Гнади разница, все равно не поймешь.

Гном обиделся.

— Это почему это я не пойму?

— Ну не поймешь, и все! — Дмалин, от волнения принялся щипать бороду, разговаривая сам с собой. — Не может быть…

— Ух ты! Смотри что вытворяют. — Гнади прилип к окошку, так, что не оторвать, — Я и не знал, что так тоже можно. Однако…

— Что говоришь? Что вытворяют?

Второй гном подскочил к первому и попытался отдавить того с линии обзора.

— Эй, Дмалин, ты чего толкаешься, куцая твоя борода!

— Это чья борода куцая?! Да ты на свою бритую морду посмотри!

Слова были излишни. Два гнома, сцепились в драке.

На верху что-то зашуршало, эльфа, не обратила на это ни какого внимания. Она лежала головой на груди спящего Алексея, рисуя замысловатые знаки своими тонкими пальцами, тяжело вздохнула.

— Я не знаю, зачем я тебя полюбила, Алексей, — с грустью прошептала она. — Спи милый, сегодня был трудный день…

* * *

Дмалин сидел за столом, поглаживая свежий, не успевший еще посинеть, фингал. Напротив него сидел Гнади, тоже с фингалом и тоже со свежим. Вот так, подрались, помирились, а разговор как-то не клеится.

— Может, все-таки объяснишь, что значат эта твоя Стихия? То, что он маг, я как-то сам догадался.

Гном усмехнулся в бороду. Ну что ты с него возьмешь? Все равно не унимается, того и гляди начнет всех расспрашивать, вопросы всякие не нужные задавать. Дмалин вздохнул.

— Стихия, — это не маг.

— А что это? — не унимался Гнади.

— Понимаешь, все вокруг нас, — Дмалин повел рукой, как бы изображая бесконечно большое пространство, — пронизано магией. В каждом живом существе есть ее маленькая частица.

Гнади молча внимал и Дмалин продолжил.

— Так вот, в Лехе этой частицы нет. Мне думается, что они пришли к нам из такого места, где магии нет и в помине. Там где у нас хранится наше магическое естество, — Дмалин приложил руку к груди — у него пустота.

Гном осушил кружку одним глотком, налил себе и товарищу.

— В природе нет места пустоте, каждая ниша должна быть занята.

Вот и магическая сила, не потерпела этого и хлынула в него, только у Лехи там не сосуд, который может заполниться, — Дмалин сделал паузу, подбирая слова, — у него там дыра… Магия входит в него и тут же выходит, не задерживаясь, и снова входит. Образуется поток, чем дальше, тем он будет сильнее…

— Что-то я тебя не понимаю, маг — не маг? А при чем здесь Стихия?

Дмалин усмехнулся.

— Я же говорил, что не поймешь…

— Ты давай продолжай, я уж как-нибудь разберусь.

— Маги, не используют свою силу, они набирают ее из окружающего, используют для этого амулеты, пиктограммы, алтари, жертвы и всякое такое. А чтобы ее применить читают заклинания, ключевые формулы.

Видел, как я делал? Лехе этого не надо, у него всегда с собой неисчерпаемый источник. Только вот, — Дмалин уже второй раз за день постучал себя по лбу, — механизма и навыков, чтобы эту силу применить, у него нету.

— Ты тут что-то не то говоришь. Я сам видел, как он сферу вызвал, чтобы себя с эльфкой защитить. — Гнади сделал глубокий глоток.

— В том-то и дело что все это он сделал, случайно. Если в нем, от рождения, нет ничего магического, то не сможет он ее использовать…

Ну вот почему гномы делают самые лучшие оружие и доспехи?

— Потому что мы гномы, — не моргнув глазом, ответил Гнади.

— И ни кто с нами не сравнится, потому что мы родились с этим…

— А они, значит, родились там, где магии, нет.

Дмалин утвердительно кивнул.

— Они не умеют ее использовать, и я сомневаюсь, что научатся когда-нибудь.

Гномы чокнулись кружками. Дмалин поднял руку, предвосхищая следующий вопрос.

— Всего есть четыре основных магических силы, так называемых столпов: земля, воздух, огнь и вода. Все остальное, такое как железо, смерть, жизнь и так далее, это лишь частные случаи. Но земля, воздух, огонь и вода, это четыре основы, они присутствуют всегда и везде. Их потоки как океаны по сравнению с остальными ручейками. Даже если Лехину пустоту поначалу заполняла, скажем, сила луны, то очень скоро она была вытеснена одним из столпов.

— То есть стихией. — Гнади выглядел очень задумчивым. — И стихия эта, — воздух?

Гном кивнул.

— Значит они все Стихии?

— Все трое. — Озвучил мучавшую его догадку Дмалин. — Леха — воздух, Колян, мне кажется, — земля. А про Антона я не уверен, он может быть и водой и огнем, но с таким же успехом и воздухом и землей. Я не знаю, в какой очереди стихии заполняют пустоту.

Посидели, помолчали. Гнади почесал затылок, опустошил кружку и резюмировал:

— Короче, мы имеем трех могущественных магов — не магов, которые осознанно пользоваться магией не умеют. И говорить об этом ни кому не надо, потому как могут возникнуть непредвиденные неприятности, да?

Дмалин кивнул.

— Эхн швили, бабу швили… — пробормотал гном одну из любимых Коляновых присказок.

Глава 12

Отряд двигался на поверхность. Теперь в нем было две сотни гномов плюс мортусы, то есть, выражаясь простым языком — похоронная команда. Гнади взял часть гарнизона. Шли предельно осторожно, вперед, то и дело высылали разведчиков.

Леха непроизвольно вздрогнул, когда они оказались в давешней пещере. Во все стороны хлынули крысы. Повсюду валялись трупы, местами обглоданные до костей, гоблины не только не собрали мертвых, но даже не удосужились снять с них броню.

Трофейщики осталась, чтобы собрать поверженных товарищей и отнести домой для погребения. Больше ничего примечательного не было, ни следа гоблинов.

Весь маршрут прошли без сучка и задоринки, только радости это не вызывало, перед глазами то и дело возникал зал заваленный мертвецами.

Наконец подул свежий ветерок, стало заметно светлее. Пещера выходила на горный отрог, поросший могучими елями.

Оказавшись на поверхности гномы, подняли щиты и выстроились в квадрат.

Из леса выступил эльф. Он тоже был в броне. Сделал условный знак.

В одной из живых стен организовался проход, и эльфы потянулись в него, один за другим. Последней пошла Юниэль, она немного помедлила, встретилась взглядом с Алексеем, молча развернулась и скрылась в лесу.

Гномы отступали назад, в пещеру, Леха обернулся, вглядываясь в густые заросли. Сколько всего ему хотелось сказать. Как он сожалел, что уснул вчера, они даже толком не поговорили…

— Мы обязательно встретимся снова, — шепотом сказал он, вглядываясь с высоты в густую шапку леса, тянувшуюся все дальше и дальше.

Выкуп обнаружился в расщелине неподалеку, еще недавно Алексею она показалась бы очень внушительной, а сейчас после почти годичного проживания под землей, так щелочка не достойная внимания.

Все было аккуратно уложено в ящички, покрытые зеленым сукном. На крышке подпись, "ТАКОМУ-ТО — ТАКОМУ-ТО, с благодарностью от…".

Гномы разбрелись каждый к своему, при этом, не тронув большую часть. Не довели живой товар до места сделки, а значит и денежки, за него причитающиеся брать нельзя, — не правильно это.

Леха вместе с Коляном стояли у самого маленького ящичка, на котором были написаны их имена. Тошик, варварски распоров сукно, кинжалом пытался поддеть крышку. Наконец его усилия увенчались успехом, и перед взорами предстала секира с обломанной рукояткой…

Колян разочаровано буркнул.

— Лучше бы ягодами заплатили, что ли. Из них хоть брагу сделать можно.

Он подошел, подхватил орудие, повертел в руках и передал Лехе для ознакомления. Тот едва не проморгал, ох не то у него сейчас было настроение. Топор оказался на удивление легким, не смотря на массивность. Леха повертел в руках, посмотрел и так и сяк, постучал пальцем.

— Это что они… алюминиевыми секирами за своих выплачивают?

26
{"b":"222091","o":1}