ЛитМир - Электронная Библиотека

До столкновения остались не больше сотни метров, — считанные секунды для разогретого скачкой коня.

Ну где же ты Гнади? Леха привстал в стременах высматривая его.

Понятно, что нападать его "кавалерией" на такой строй, это даже не самоубийство, а скорее буйство маразма дебильной старухи, то есть изощренное самоубийство, но гномов видно не было.

— Где же, мать его, Гнади? — пробормотал Леха, отворачивая коня и увлекая, по возможности за собой остальных, ну не нападать же действительно. И на всякий случай одним движением рванул секиру из крепления на седле. — Ко мне придурки!!! Куда прете!

Колхозники отреагировали с похвальной выправкой, сразу видно, что в бой из них ни кто не рвался.

Со стороны противника раздался издевательский смех.

Леха зашарил по поясу, ища рог. Потому как если гномы опоздали, то им надо отсюда валить, пока целы.

Противник качнулся вперед, идеально выдерживая строй, метая стрелы из-за круглых щитов.

Прямо перед Аоексем один из "колхозников" рухнул в грязь, силясь выдернуть непослушными руками стрелу пробившую забрало и засевшую в скуле.

Оно конечно для нормальной кавалерии удрать от пешего, — раз плюнуть. Но для Лехиной это была непосильная сверхзадача, мало того, что когда они отворачивали то сбились в кучу, так еще часть из его всадников свалилась и теперь убегала, оставив коней топтаться по брюхо в какой-то грязевой яме, напрочь перегородившим прямой путь назад. А объезжать их времени уже не оставалось. Монолит вражеского шеренги стремительно сокращал дистанцию.

Леха восхитился, настоящие профессионалы, не то, что его

"гамадрилы". В бою с такими и помереть не грех. Делать нечего,

Алексей спешился, все равно конник из него никакой. Развернулся к противникам прикрывая тело щитом, оставляя лишь узкую щель для глаз.

К удивлению его неудачливые всадники тоже спешивались и вставали к нему, плечом к плечу прикрываясь щитами. И то хорошо.

Спереди, совсем рядом, за спинами нападавших затрубил рог.

Зверски рыча, покрытые грязью с головы до ног, два десятка гномов врубились в противников сзади. Не заботясь о построении, не прикрываясь щитами, рубя наотмашь на право и на лево, чтобы не потерять драгоценные секунды внезапности.

Вот что значит пусти козла в огород. Леха видел, как только что несокрушимая стена щитов, которую навряд ли бы преодолела и обученная конница, таяла на глазах. Как удивлены глаза воинов, не ожидавших от таких лапотников коварной атаки в тыл.

Спустя насколько минут все было кончено. Гномы привычно добивали раненных сновали взад-вперед по полю боя.

Гнади подошел к Алексею погнавшему людей ловить разбежавшихся коней, в этот раз своих.

— А ты молодец. Хорошо держался.

И на недоуменный взгляд Алексея пояснил.

— Мы тут заплутали немного, так пока Дмалин нашел нас, пока дошли.

До Лехи дошло, что за всю схватку, ну точнее маневры он Дмалина то и не видел совсем. А гном тем временем продолжил.

— Думали сбежишь. Ан нет, смотрим, стоите. — Гном одобрительно кивнул, — совсем как настоящие войны.

Вот тебе и на. Вроде никак не первый раз уже в схватку вступаем, а тут выясняется, что только сейчас на "настоящего" война походить стал.

— Странные какие-то разбойники. Я то думал, что они разбегутся все только от нашего вида. — Леха пытался снять напальчники латной рукавицы, но не как не мог, — руки дрожали от нервного напряжения.

— А с чего это молодой барон взял, что это просто разбойники? -

Дмалин уже осмотрел трупы, и выражение его лица очень Лехе не понравилось.

— А что не просто?

— Это, — гном подошел к одному из трупов и скинул кончиком топора плащ на одном из них с размажженной ударом вместе со шлемом головой.

Под ним оказалась добротная чешуйчатая броня. — Это судя по всему

Асканцы…

— Кто?

— Асканцы, — видя совершенно непонимающее Лехино лицо, гном решил пояснить.

— Аскания, — это союз вольных городов на востоке, далеко на востоке. Понятно?

Алексей кивнул. Что тут может быть не понятного? Вот лежит перед ним труп человека, который должен сейчас быть далеко на востоке, а ни как не перед его глазами.

— И что этим Асканским бандитам могло понадобиться так далеко на западе, как думаешь?

Гнади, тоже изучающий теперь трупы опередил Дмалина с ответом.

— Боюсь, скоро нам придется возвращаться в свои пещеры и долбить штольни на другую сторону гор.

— Это с чего же? — На этот раз удивился Дмалин.

Гнади поднял рукой кусок разрубленной кирасы, повернул так, чтобы все могли видеть выгравированную крылатую зверюгу.

— Они не бандиты. Это корпус грифонов. — И, видя непонимающие взгляды друзей, добавил. — Передовой корпус Асканского войска.

Глава 5

Уйти в пещеры они не успели.

Прямо на месте столкновения Алексей снарядил гонцов во все селения с приказом собирать все и уходить к гномам в пещеры. А сами, поснимав все ценное с покойников, скорым маршем двинулись к замку.

Разумеется гонца ни кто не послушал. Ни где. Спрашивается с чего это Асканцам нападать на эти земли? Они же там, далеко на восходе.

Что им в этих краях понадобиться могло?

Поэтому, едва примчавшись в свою, так сказать, вотчину, Алексей, вместо того чтобы организовывать эвакуацию, принялся загонять все и вся в замок. Потому что на востоке уже поднимались столбы пыли от приближающихся корпусов.

И уже к вечеру, на месте сожженного посада топтался передовой отряд кавалерии.

Леха стоял между зубцов башни и наблюдал за тем, как привычно, не обращая ни на что внимания Асканцы обустраивают лагерь.

А утром замок был взят в плотное кольцо осады. По периметру, вне зоны поражения стрел высились широкие досчатые щиты обтянутые свежесодранными коровьими шкурами. На которых четко просматривалось

Лехино клеймо. Правильно, войску ведь надо чем-то питаться.

К воротам выдвинулась процессия состоявшая из трех всадников.

Один из них высоко поднимал над головой копье с насаженным на него щитом с цветастым гербом, — местный знак приглашения к переговорам.

А герб не щите показывал, что переговоры будет вести не кто-либо, а самый что ни на есть благородный господин.

Не доезжая до ворот, процессия остановилась. Подбежавшие слуги споро поставили малый шатер. Двое всадников спешились и вошли в него, щитоносец так и остался стоять сжимая древко руками.

— Общения желают, суки. — Колян еле сдерживал себя. Все его труды, все вложения, все попытки наладить тут нормальную, с его точки зрения жизнь. Все развеялось прахом сгоревшего посада и окружающих деревень. О том что случилось с людьми жившими там он старался не думать, — в лучшем случае рабство. В лучшем! А что в худшем… Колян старался не думать.

На Леху он вообще старался не смотреть, кто же знал, что так получится. Хотя он сам появился в самом конце, но и Коляна на месте тоже не было, ездил он доски смотреть Тохины.

А вот Тошику походу опять не повезло, он как раз собирался доски к вечеру с обозом подвести… Доски то, вот они, щиты из них сделаны, а вот Антона не видать…

Леха поправил латы, старые, проверенные. Хорошо, что Колян скряга все с собой приволок, и новые и старые и амуницию всю. Но вот старое оно как-то ближе к телу, тем боле, что старые они только по названию.

— Ну что же, Колян, бери ружье, пойдем общаться. — Леха смотрел на шатер перед воротами ледяным взглядом, не сулящим ни чего хорошего, никому.

Ружье специально брать не было ни какой надобности, оно и так висело на плече. А Леха еще и примотал деревянную коробку на бедро, так что получилась импровизированная кобура для его обреза, который он почему-то упорно называл пистолетом.

Ворота были наглухо забаррикадированы, так что открыть их не имелось ни какой возможности. Да и если бы и была, то не открыли бы.

Нечего судьбу искушать. Поэтому гномы спустили их на веревках, продев ногу в связанную на конце петлю.

37
{"b":"222091","o":1}