ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И, конечно, это выглядело как самоубийство.

Я сформировал вневременной портал и прошел через «молнию». Все немного изменилось: наклон солнца и степень освещенности. Копы и медики перестали двигаться, как будто играли в детскую игру. Я обошел машину и взглянул на лицо покойного. Оно казалось знакомым. Я мог видеть его в теленовостях или в газетах. Рядом с телом парил сияющий шар — ангел-хранитель погибшего мистера Угарный газ.

— Меня зовут Долориэль, — представился я хранителю.

— Юрат, — ответило свечение.

— Кто он?

— Ты не знаешь?

Маленький Юрат казался очень встревоженным. Он болтался в воздухе, как светляк под порывами ветра. Его работа, продолжавшаяся несколько десятилетий, подходила к концу. Он даже мог любить покойного. Такое иногда случается.

— Это Эдвард Лайнс Уолкер. Он основал множество компаний, включая одну из крупнейших в Северной Калифорнии. Филантроп. Лидер общины. Правительство назвало спутник в честь него.

— Печально, что он умер, — согласился я. — Значит, парень нравился людям. У тебя найдутся серьезные доводы, которые мы можем выставить в его пользу? Чтобы обосновать самоубийство?

К счастью, правила на самостоятельный уход из жизни немного смягчились. Я был уверен, что, если Юрат поможет мне сочинить какую-нибудь простенькую историю о тяжелой болезни, медицинских проблемах или эмоциональных травмах, способ кончины, выбранный Уолкером, не повлияет радикально на наш случай.

— Да, я могу придумать несколько причин, — ответил хранитель. — Эй, Долориэль! Оглянись!

Я уже почувствовал присутствие зла, но, повернувшись, притворился удивленным.

— Обвинитель Трававоск! Это моя счастливая неделя! Два дня подряд в одной компании с такой персоной! О, и мистер Реворуб! Какой неприятный синяк на твоем горле!

Демон сжал кулаки и отвернулся. Трававоск показал мне свои зубы. Это заняло несколько секунд.

— Привет, Долориэль. Наверное, вчера вечером ты с друзьями засиделся допоздна, празднуя вашу победу.

— Нет, я вернулся домой раньше обычно. Мне нужно было навестить одного старичка. Впрочем, тебя это не касается.

Трававоск придвинулся ко мне. Даже вне времени, где воздух, в нашем обычном понимании, отсутствует, его дыхание походило на ветер, дувший от скотобойни.

— Ты все шутишь, Долориэль? Нет! Бобби Доллар! Ведь тебя так называют в вашем… как его? В «Циркуле»!

Он произнес название бара с нарочитым презрением. Словно оно означало что-то дурное и мерзкое.

— Похоже, тебя позабавило, когда твой задрот-ученик выставил меня в плохом свете перед Началом!

Никто еще настолько отвратительный и стоявший так близко от меня не уходил от раздачи оплеух. Но вы не можете так просто избивать одного из официальных обвинителей Ада. Поддержание равновесия между двумя конфликтующими сторонами является очень тонким и деликатным делом, а правила судейских разбирательств ясно говорят, что потеря самоконтроля ничем не отличается от вероотступничества. Поэтому я постарался успокоиться и дышать через рот.

— Он не мой ученик, Трававоск, и я никак не связан с ним. Поэтому давай перейдем к делу. Я не собираюсь ссориться с тобой.

Взгляд обвинителя вызвал зуд на моей коже.

— Как скажешь, ангел.

— Долориэль, у нас проблема!

Это был Юрат — все еще скакавший вокруг нас хранитель. Казалось, что ему не терпелось попасть в туалет (поверьте, для ангелов такие неприятности не актуальны). В его голосе чувствовалась странная дрожь.

— Мы не можем проводить судебное разбирательство! Мы не можем!

Трававоск потер пальцами отворот ярко-красного костюма. Очевидно, он считал разговор с хранителем недостойным себя.

— О чем ты там пищишь?

— Где он? — взвизгнул Юрат. — Куда он подевался?

— Что?

Трававоск осмотрел живописную картину с застывшими полицейскими и неподвижными медиками.

— О ком ты говоришь?

Внезапно до меня дошло. Понимание походило на удар в печень.

— Он говорит о душе покойника, — сказал я. — Об Уолкере. Наш клиент исчез.

Это действительно было так. Медики, застывшие на полпути к машине «Скорой помощи», держали в руках носилки с мертвым телом, но душа мужчины — бессмертная часть Эдварда Лайнса Уолкера, за которую мы несли ответственность, — отсутствовала напрочь.

Когда вы проходите через «молнию», вам доступна очень маленькая территория. Чем дальше вы от портала, тем нереальнее становится пространство вне времени, и постепенно мир погружается в серую неопределенность. Мы с хранителем и Трававоском обыскали каждый уголок двора. Но, несмотря на все наши усилия, душа покойника осталась ненайденной.

— Господи, что происходит? — вскричал я, заставив хранителя затрепетать от ужаса. — О, Иисус, мы потеряли душу!

Такого прежде не случалось — ни у меня, ни у знакомых коллег-адвокатов. Мою счастливую неделю разнесло термоядерным взрывом.

Трававоск разразился бранью. Я не помню точно, что он говорил, но у них в Аду умеют ругаться. Он произвел на меня впечатление. Фактически если бы в тот момент я не был так чертовски напуган, то, возможно, записал бы часть его речи в блокнот.

Глава 3

ТУТ ВАМ НЕ ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА

— Что за дурацкий трюк?..

Если радостный Трававоск выглядел неприглядно, то в сердитом виде он был омерзителен — хотя бы потому, что из прорезей на его щеках вылетали красные пузыри.

— Ты думаешь, что можешь ежедневно унижать меня? Мне плевать, сколько усилий понадобится для мести и каких высоких персон придется потревожить, но я еще увижу, как с тебя сдерут кожу, Долориэль, и как ты будешь визжать от невыносимой боли!

Нельзя избивать членов оппозиции, даже если они этого заслуживают, напомнил я себе. Особенно тех обвинителей, которые умышленно подстрекают ангелов. Подобные действия могут привести к иерархическим столкновениям. Цитата из адвокатского учебника.

— Не приплетай меня к этому, Трававоск. Я пришел сюда за пару секунд до твоего появления.

— Души так просто не исчезают!

— Давай не будем делать поспешных выводов. Я тоже не понимаю, куда пропал наш клиент. Но, возможно, произошла какая-то фигня.

— Фигня?

Обвинитель перешел на крик. С его щек срывались куски красной пены.

— Перл-Харбор был фигней, а это проблема!

В его словах имелась доля истины. Подобного еще не случалось. Точнее, никогда не случалось.

— Ладно, ты звони своему инспектору, а я — своему. Нужно как-то исправлять ситуацию.

Но не успел я закончить фразу, как со всех сторон начали появляться ангелы и демоны. «Молний» открывалось больше, чем на Невадском секс-ранчо «Ватные хвостики» в дни праздничных скидок. Служба безопасности объявила высочайший уровень тревоги. На место происшествия прибывали отряды особого назначения. Я понял, что мы стали свидетелями не просто необычной проблемы, а самого настоящего офисного кризиса, и искренне преданный вам Бобби оказался в центре этого переполоха.

* * *

Я полагаю, что мне следует сделать паузу и объяснить вам, как работает наша ангельская система. Она немного отличается от описания, которое вам давали в воскресной школе, и не имеет ничего общего с арфами и облаками.

Только не спрашивайте меня, кем я был до того, как умер. Я не знаю. И никто из моих коллег не знает этого. Возможно, мы всегда были ангелами, но многие из нас так не думают, потому что наши воспоминания включают в себя только несколько десятилетий. К тому же нам довольно комфортно в плотских телах и в окружении физического мира. Самым старым земным ангелом, которого мне довелось повстречать, был мой наставник Лео. Он помнил, что работал еще в сороковых годах двадцатого века. Конечно, это ничего не доказывает. Насколько я знаю, нас могли использовать, как стеклянные бутылки, каждый раз опустошая от воспоминаний и заполняя ими снова. И так век за веком. Когда вы ангел Господа, вся ваша жизнь окутана загадочной неопределенностью.

10
{"b":"222092","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Помолвка с чужой судьбой
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Хочу быть с тобой
Книга Джошуа Перла
Астрологический суд
Скажи маркизу «да»
Страна Лавкрафта
Под северным небом. Книга 1. Волк