ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет! Не надо! Я не могу! Я не буду больше подыгрывать тебе.

Она попятилась к окну, затем взглянула на меня и натянула трусики. Вид сказочного тела Казимиры вызывал в моей груди тоску и боль — особенно когда она надела юбку, и обольстительная часть ее бледной кожи исчезла, словно солнце, ушедшее за облака.

— Теперь выбирай, — сказала Каз, застегивая блузку. — Мы можем еще немного поскандалить, или ты сядешь в кресло и выслушаешь меня.

Она посмотрела на часы.

— Мне скоро нужно будет уходить.

— К нему?

— Ты будешь допрашивать меня или слушать?

Я молча кивнул.

— Элигор решить прервать конференцию, — сказала графиня. — Я слышала, как он отдавал приказы одному из подчиненных. Сегодня вечером что-то случится. Около полуночи.

— О чем ты говоришь? Он не имеет таких полномочий. Хотя конференция проводится в его отеле, она считается встречей на высшем уровне! Элигор уступает по рангу многим вашим верховным правителям. И подумай, как на это отреагирует наша делегация. Ты ошибаешься, Каз. Он не может повлиять на процесс.

— Я передаю тебе то, что услышала, — ответила она холодным тоном. — Если случится что-то непредвиденное, они могут захватить тебя врасплох. Элигор обещал мне сохранить твою жизнь. Он сказал, что больше не интересуется твоей жалкой персоной. Но мы оба знаем реальную цену его слова.

— Подожди. Он сказал, что оставит меня в покое? Отзовет своего галлу? Почему он вдруг стал таким добрым? Что ты рассказала князю? Или что ты предложила ему за это?

— Ты снова устраиваешь мне допрос?

— Черт! — выругался я. — Так не честно…

— Но это еще не все! — прокричала публика вместе с австралийским телеторговцем.

Парень продолжал вгонять их в ступор.

— И это правда! За указанную цену вы приобретете два Робочопа, два режущих лезвия, плюс два широких ножа и этот красивый поднос!

Публика в рекламном ролике разразилась новыми криками. Казалось, что наступил апогей шумной оргии или что зрители, сидевшие вокруг песчаной арены, увидели христиан, которых отдавали на прокорм животным-людоедам. Я решил выключить телевизор и заглянул под кровать в поисках пульта.

Дверь с грохотом закрылась.

Я метнулся за графиней, но моя нога запуталась в сброшенной простыне. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы освободиться от нее. Когда я открыл дверь, Каз уже исчезла за поворотом коридора. Она направлялась к лифтам, но из холла доносились голоса. Мне хотелось догнать ее, однако я не решался бегать по отелю Элигора без оружия и с выставленным напоказ качавшимся членом. В конфликте желаний с небольшим перевесом победила осторожность. Я натянул штаны и накинул куртку на обнаженный торс, затем сунул пистолет в карман и обул туфли, не став зашнуровывать их.

Пробежав через холл, я увидел трех ангелов, стоявших у двери их общего номера. Очевидно, они неплохо провели время, наслаждаясь свободой человеческих тел — а заодно и крепким напитком, сделанным из забродившего зерна. Мне не хотелось выглядеть незадачливым любовником, гнавшимся по коридору за сбежавшей девушкой. Возможно, демонесса прошла мимо них всего лишь минуту назад. Завтра, несмотря на туман похмелья, они могли вспомнить этот эпизод. Встретив их взгляды, я изобразил понимающую улыбку, смущенно рассмеялся и направился к лифтам.

Неужели графиня говорила правду? Мог ли Элигор — пусть даже с помощью Каима — прервать конференцию? Осмелится ли он сделать это, чтобы добраться до меня? В моей голове пробудился внутренний голос. Князь думает, что я вожу его за нос. Он уверен, что я обманываю его с пером. Похоже, Элигор знает о наших отношениях с Каз, даже если она не рассказала ему о нас. Могущественные демоны не страдали сексуальной ревностью, но они славились обостренным чувством обладания (я не имею в виду одержимость, показанную в «Экзорцисте»). Да, Герцог мог сильно недолюбливать меня.

Что бы там ни думала Каз, Элигору не удалось бы завершить конференцию в полночь. Время приближалось к половине одиннадцатого. Как князь планировал разогнать участников собрания? Позвонить Караэлю и предложить ему отправить наших делегатов по домам? Но верховные архангелы не любили покидать Небеса — и тем более принимать человеческую форму. Столько усилий ради одного дня скучной конференции? Я не сомневался, что Караэль отвергнет такой вариант.

Добравшись до лифтов, я увидел, что кабина с Казимирой уже достигла второго этажа. Оставалось надеяться, что она спускалась в фойе. В противном случае я мог позже поискать ее на нижних этажах. Забежав в другую кабину лифта, я нажал на нужную кнопку, провел в нетерпенье несколько секунд и, когда дверь открылась, с трудом протиснулся через толпу пьяных демонов. Они с хохотом мешали мне пройти. Каз в фойе не было, поэтому я побежал к главному входу. Автоматическая дверь открылась не сразу. Я чуть не разбил себе нос о стекло. Но мне удалось заметить длинные ноги графини. Она пересекала небольшое пространство между служебной и гостевой парковками. Воспользовавшись тем, что никто не обращал на меня внимания, я побежал за ней следом и догнал ее на углу здания, где она остановилась, ожидая кого-то. Естественно, этим «кем-то» был не я. Сильный запах залива ударил мне в голову. Со стороны берега доносились крики чаек. Я не выходил из отеля с тех пор, как прошел регистрацию, и почти забыл, что мы находились в Сандпоинте.

Когда она увидела меня, ее плечи поникли, словно от удара в живот. Но как только я приблизился, она выпрямилась и отступила на пару шагов. Моя куртка была застегнута лишь наполовину, открывая обнаженную грудь. Туфли едва держались на ногах. Наверное, я выглядел, как сексуально озабоченный бродяга.

— И что теперь?

От ее холодного тона у меня на коже появились мурашки.

— Каз, я не верю, что ты ушла бы от меня по собственной воле.

— Тебе не понять моих желаний, Бобби. Ты напрасно думаешь, что знаешь меня. Я совершенно иная.

Она говорила это с терпением мудрой матери, уставшей от капризов ребенка.

— Я в миллион раз хуже, чем ты можешь себе представить. Века, проведенные в адских ямах, превращают людей в чудовища.

Она засмеялась. Мне было больно слышать ее смех.

— Меня сломали сотни лет назад, когда навечно осудили за убийство мужа.

— Чушь! Ты не такая…

— Не такая? Думаешь, секс с тобой сделал меня особенной? Повзрослей, мальчик Доллар!

Она оглянулась через плечо и посмотрела на большую черную машину, которая отъехала от главного входа отеля.

— О, черт!

Она схватила меня за грудки и толкнула в тень здания. Машина остановилась у тротуара в десяти ярдах от нас. Я увидел на переднем сиденье силуэт высокого мужчины с белокурыми волосами. Это был Элигор.

— Ты уедешь с ним?

У меня возникла мысль, что визит графини в мой номер мог быть идеей инфернального Герцога. Возможно, Каз лишь выполняла приказ Элигора, который хотел отвлечь противника перед последним смертельным ударом. Хотя в те мгновения меня не волновали его планы. Он мог бы выстрелить мне прямо в сердце. Не в первый раз за этот вечер. Я даже забыл, что у меня тоже имелось оружие.

— Конечно, с ним. Неужели ты еще не понял? У меня нет другого выбора!

— Он вернул себе золотое перо?

Каз покачала головой. Она по-прежнему прижимала меня к бетонной стене.

— Проснись, Бобби! Это реальная жизнь, а не детективный роман. Перо исчезло. Мне неизвестно, где оно сейчас. Я рассказала тебе все, что знала.

— Тогда почему он принял тебя обратно?

Она снова отступила на шаг. Половина ее фигуры омывалась светом фонарей, расположенных у главного входа отеля. Взглянув поверх ее плеча, я увидел, как Элигор склонился к ветровому стеклу. Он наблюдал за нами. На фоне темного салона его глаза сияли красными огоньками, как будто он был собственной противоугонной системой.

Наводит страх на врага, подумал я.

— Герцог разрешил мне вернуться, — ответила Каз. — Он хотел узнать о тебе. Всю подноготную. Я ничего не скрывала. Теперь ты счастлив? Я предала тебя, Бобби. Продала тебя ему, как сделала бы любая демонесса. А что ты еще ожидал?

100
{"b":"222092","o":1}