ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Старый причал, — сказал Сэм. — Теперь заткнись.

Я хотел указать ему, что это он раскудахтался, как курица. Но в тот самый момент мои ноги опять потеряли опору. Вы как-нибудь попробуйте постоять на скользкой палубе во время резких поворотов катера. Забавное занятие! Через миг я увидел луч прожектора, который заскользил по тростнику почти рядом с нами. Люди Элигора были очень близко. Похоже, узкая мелководная бухта не очень замедлила их судно.

Фактически она вообще их не замедлила, потому что через мгновение луч осветил наш катер, и рубка засияла, словно рождественский вертеп на городской площади. Пули снова запели, барабаня обо все, что можно. Куски дерева, алюминиевой обшивки и прозрачного пластика летали в воздухе, словно острые иглы. Обломок оконной рамы размером с руку вонзился в стену рядом с моей головой. Он весело подрагивал каждый раз, когда очередная пуля попадала в рубку. Я пополз на животе к ступеням трапа.

— Когда будет высадка, Сэм?

— Что ты здесь делаешь? — оглянувшись, рявкнул он. — Вали на палубу и пристрели кого-нибудь!

Развернуться в узком пространстве было непросто. Едва я поднялся по трапу, как что-то ударило по нашему круизному катеру, словно бита по навешенному мячу. Остановка была такой неожиданной, шумной и яростной, что я отлетел назад и ударился затылком о дверной косяк. Мой пистолет отлетел в сторону, упал на палубу и заскользил в черноту густой тени. Я хотел поползти за ним. Внезапно мое тело отказалось подчиняться приказам ума. Мышцы перестали работать, ноги подкосились, и я рухнул на мокрые доски.

Череп наполнился яркими искрами. Я тщетно пытался вспомнить, какая из моих частей была верхней, а какая — нижней. И пока я лежал на палубе, все вокруг меня — планширы, пулевые отверстия, разбитые окна и крошево стекол — озарилось резким ярким светом. Через миг я услышал громкий скрежет и сердитые крики. Мне нужно было найти правильную последовательность, которая заставила бы функционировать резиновое тело. Я должен был подняться на четвереньки и найти оружие. Кроме того, меня серьезно беспокоила зловещая тишина, воцарившаяся в рубке.

Когда я пополз по палубе, через поручни катера начали перебираться темные кричащие фигуры. Я попытался встать, но у меня ничего не получилось. Что-то холодное и твердое прижалось к моей шее.

— Попался, маленький слизняк! — вскричал Реворуб. — Катер босса превратилась в хлам, но это того стоило.

Давление усилилось. Ствол пистолета прижимался к основанию моего черепа. В конце концов, я уступил желанию демона и лег на живот. Он перенес оружие ниже — к одной из верхних шишек спинного хребта.

— Ты думаешь, что тебе повезет и я убью тебя, Доллар?

Он немного задыхался, но не оттого, что ему не хватало воздуха. Это больше походило на голод или жажду крови.

— Нет, я просто всажу тебе пулю в позвоночник. Мы сможем делать с тобой все, что захотим, пока нервы твоей головы будут работать. Сначала займемся глазными яблоками, затем зубами… и остальным. Ты ответишь на каждый заданный вопрос, но на этом дело не закончится. Мы будем глумиться над тобой несколько дней. Я обещаю.

Глава 36

ПОКИДАЯ ЭТУ ЗЕМЛЮ

Мне приходилось вести себя естественно: изливать пот, щуриться от света прожекторов подошедшего судна и безропотно терпеть давление стального ствола пистолета на мой многострадальный позвоночник. С катера Реворуба доносились встревоженные крики. Похоже, бревна старого причала пробили в их корпусе большую дыру. Хотя моя голова после удара о дверной косяк напоминала волейбольный мяч, заполненный песком и острыми осколками стекла, я все-таки заметил странный шум, доносившийся из рубки. Реворуб тоже услышал его. Он по-прежнему прижимал пистолет к моей спине, но я чувствовал, что давление ствола начинало уменьшаться. Очевидно, он оглянулся назад, пытаясь понять, что происходит. Наверное, я мог бы воспользоваться потерей его бдительности — вскочить на ноги и задать ему жару. Однако в тот момент у меня не было полной уверенности, где находились мои ноги. Изогнув шею, я посмотрел назад.

Из рубки по ступеням трапа поднималась большая фигура. На миг мне показалось, что это был Сэм, но я ошибся. На палубу вышел один из парней Реворуба. Он издал несколько булькающих звуков, в которых угадывались плохо сформированные слова. Похоже, он сдирал с себя что-то. Еще один неровный шаг, и я увидел багор, торчавший из его горла. Длинная рукоятка билась о грудь наемника. Мужчина безрезультатно старался вырвать из шеи острие металлического наконечника.

— О, черт! — прошептал Реворуб.

За спиной раненого охранника появился Сэм. Он толкнул большого парня в спину и тот упал рядом со мной, все еще пытаясь вытащить крюк из шеи. Я порадовался бы успеху друга, но Сэм остался без оружия. Реворуб нацелил на него пистолет. Возможно, Элигор приказал своим людям захватить меня живым. Однако я был чертовски уверен, что это не относилось к моему товарищу. Поднявшись на четвереньки, я сделал все, что мог — ударил своей тяжелой и кружившейся головой в живот демона. Реворуба отбросило к ограде, он нажал на курок, и выстрел прогремел так близко от меня, что я подумал о плохих последствиях: о своем простреленном мозге и предсмертных конвульсиях. К счастью, пуля пролетела мимо. Сэм, стоявший слишком далеко над умиравшим парнем, был ограничен в движениях. Ему удалось лишь толкнуть Реворуба в грудь, послав его за борт катера.

Затем он помог мне подняться на ноги. Я заметил свой пистолет и поплелся к нему. Мой товарищ, перебравшись через ограждение, прыгнул в темную воду. Я слышал, что где-то рядом барахтался Реворуб, но не видел его. Выпустив пулю в том направлении, я для очистки совести выстрелил в одну из фигур на ярко освещенном судне, заставив ее упасть и закрутиться на палубе.

— Передайте боссу, что нам нужно подкрепление!

Это кричал Реворуб. Очевидно, его рот был полон тины и грязной воды. Я последовал примеру Сэма и спрыгнул с катера. Сколько патронов осталось в обойме? Возможно, два или три. Перезарядить оружие вряд ли получится. Мои карманы были пустыми. Все блестящие и дорогие «фасолины» выпали, утонули в бухте или раскатились по палубе круизного катера. Я молился, чтобы кто-то из людей Элигора наступил на потерянный патрон, поскользнулся и сломал себе шею.

Вода была холодной, вязкой и отвратительной, однако в то мгновение неожиданной свободы она казалась мне приятнее, чем процедуры в спа-салоне. Какое-то время мы плыли, шлепали по грязи и пробирались через заросли тростника. Сияние прожекторов угасло. Когда охранники поняли, что их вожак упал в воду, а мы ушли от погони, их крики окрасились панической яростью. Хотя нам тоже было несладко. Мы брели по скользкой жиже, спотыкались о корни и продирались через заросли водных растений. Казалось, что я все еще плыл, но только в высоком и густом тростнике. Над нами просвистели две пули. Наверное, мы оставляли след из поломанных стеблей. Я схватил Сэма за плечо и шепотом предложил ему замедлить темп движения. В ночи прогремело еще несколько выстрелов. Не услышав свиста пуль, я немного успокоился. Мы, пригнувшись, направились к берегу. Над водой торчали только наши головы — так было безопаснее идти.

Примерно через полчаса мы вышли из тростника и в истощении рухнули на грязный холмик у кромки берега. Луна беспечно смотрела на нас, пока мы кашляли, отплевываясь от воды и того дерьма, которое в ней плавало. Нам потребовалось несколько минут, чтобы перевести дыхание и заполнить легкие свежим воздухом. После этого я решил провести небольшую инвентаризацию. Мокрые туфли, штаны и куртка. Три патрона в обойме пистолета и еще три застряло в карманах. Остальные выпали во время бегства. Когда озябшие скользкие пальцы обрели достаточную гибкость, я пополнил обойму. Теперь в моем пистолете имелось шесть серебряных пуль по пятнадцать долларов за штуку (дешевле было бросаться во врагов бутылками «Чивас Ригал»). Бумажник сгорел в отеле, телефон выпал из кармана вместе с другими патронами. Уныло вздохнув, я повернулся к моему приятелю.

104
{"b":"222092","o":1}