ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Куда мы?.. — выдохнул я.

— Нас может спасти… только пешеходный мост… к Береговому парку.

Он тоже экономил кислород и говорил по два-три слова между вдохами. Сэм оглянулся через плечо. То, что он увидел, заставило его найти второе дыхание. Мы часто даже не подозреваем, какие силы скрыты в нас. Я старался не отставать от него.

Но кем был Сэм? Раньше я считал его своим лучшим другом, который говорил мне все начистоту. Никаких тайн и секретов. Однако дело Хабари изменило мое мнение. Мог ли я доверять такому хитрецу? И удастся ли мне убежать от огненной твари, чтобы узнать правду об этом человеке?

Мы достигли пешеходного моста — узкого воздушного перехода с оградой по грудь высотой. Возведенный для любителей пеших и велосипедных прогулок, он, словно лента рулетки, тянулся над заболоченной местностью между островом и берегом. Наши шаги заставляли его дрожать и раскачиваться. Позади нас раздался жуткий вой — настолько громкий, что мог бы сбить луну с небес. Наверное, Цербер, посланный за мной, вдруг обнаружил, что добыча ускользает от него. От этого яростного рева у меня заложило уши. Я едва не упал, когда узкий мост заскрипел и начал подпрыгивать, как при землетрясении в семь баллов по шкале Рихтера. Раскаленное рогатое чудовище помчалось за нами, словно бронепоезд, поставленный на игрушечные рельсы. У меня возник вопрос: как далеко мы убежим, прежде чем галлу поймает нас?

Глава 37

ВЕРА

На середине моста, несмотря на прохладный бриз залива, я почувствовал жар, исходивший от твари за моей спиной. Сэм опережал меня на несколько шагов, но он, по-видимому, тоже ощущал нечто подобное. Галлу находился в пятидесяти футах от нас и быстро сокращал расстояние между нами. Его сдерживала только узость моста. Он мог поймать нас задолго до того, как мы достигли бы острова. Пора было переходить к плану Б. К сожалению, такого плана у меня не имелось.

Но ведь твари не нравилась вода, а мы бежали по навесному мосту всего лишь в нескольких футах над бухтой. Я мог бы перепрыгнуть через ограду и нырнуть в мелководный приливный канал. Это спасло бы Сэма (и, возможно, меня) от верной гибели. Однако я не знал, какая там была глубина. Что, если только пара футов? И я не имел понятия, как сильно галлу ненавидел формулу H2O. Мне не очень хотелось выяснять эти вопросы, но время поджимало. Нужно было что-то делать. Я прибавил скорость и поравнялся с Сэмом.

— Хочу попробовать один трюк, — прохрипел я, задыхаясь от бега. — Что бы ни случилось, не останавливайся.

Сэм, в который раз демонстрируя военную выучку, не стал препираться со мной. Пригнув голову, он попытался выжать из своих пяток еще полдюжины миль в час. Я оглянулся через плечо и понял, что успею занять надежную позицию для стрельбы. Встав на одно колено, я подпер легковесный «Пять-семь» другой рукой. Мое тело по-прежнему сотрясала нервная дрожь, однако это не мешало мне целиться в один из двух кроваво-красных глаз чудовища, которые стремительно неслись на меня, словно фары адского грузовика. Серебро не могло убить галлу. Но я надеялся, что, если пуля попадет ему в зрачок, она, возможно, повредит мозг существа.

Мне не повезло. Тварь лишь слегка замедлилась. От ее поступи мост шатался и подпрыгивал подо мной. Когда я нажал на курок, галлу сделал шаг. Ствол пистолета дернулся вниз, и пуля, вместо того чтобы попасть в глазное яблоко, выбила огненный сгусток из колена чудовища.

На мгновение галлу сбился с ритма движения. Он откинул голову назад и громогласно заревел (я наивно надеялся, что от боли). Звук походил на лавину огромной кучи металлического лома. Я снова выстрелил, попав ему в грудь. Рана была не смертельной, но, очевидно, болезненной. Чудовище оступилось и ударилось об ограждение, разбив толстые брусья ограды. Затем, молотя руками в воздухе, тварь пушечным ядром упала в воду. Большое облако пара взметнулось к луне, перекрыв мне вид на бухту.

Несколько секунд я томился в ожидании, гадая о судьбе галлу. Могло ли падение в холодную воду вызвать его смерть? Но огромное существо, шатаясь, поднялось на ноги и побрело по бурлившему мелководью к пешеходному мосту. Его перемещение походило на тянувшееся по земле облако. Чудовище снова заревело. Казалось, что оно отплевывалось от тины заболоченной бухты. Поверьте, звук был неприятным.

Когда рогатая тварь подпрыгнула и попыталась забраться в пролом ограды, я побежал вслед за Сэмом. Устрашающее покачивание моста заставило меня оглянуться назад. Сломанные доски дымились в когтистых лапах галлу. Он почти втиснулся в пробитое отверстие, но внезапно длинная секция ограждения отломалась, и монстр снова упал в воду. Сердито зарычав и поплескавшись в мелком канале, существо поднялось на ноги, угрожающе помахало рогами и угрюмо зашагало вперед. Похоже, оно выискивало удобное место, чтобы забраться на мост и, догнав нас с Сэмом, откусить мне голову. К сожалению, бухта не смогла остановить его.

Тем не менее вода не нравилась чудовищу. Она гасила жар галлу и забирала его силы. Этот факт и боль, причиняемая серебром, были моими единственными козырями. Возможно, холодная вода делала монстра более уязвимым к серебряным пулям.

Да, мечтай, пока можешь, подумал я. Об уязвимости монстра. Об астронавтах и ковбоях, которые появятся в последнее мгновение и спасут тебя от адского существа. У меня в обойме оставалось два или три патрона. Нужно было придумать способ, улучшавший наши ставки. Но Судьба пока не желала помогать Бобби Доллару. Она по-прежнему тыкала его лицом в кучу совершенных глупостей.

Пока монстр, покрытый облаком пара, пытался запрыгнуть на тонкий пешеходный мост, мы свернули на широкую аллею и побежали к руинам Берегового парка. Перед нами простирался Малый Променад-бульвар, окаймленный полуразрушенными зданиями, в которых прежде размещались магазины, рестораны и кафе. В свое время они заманивали к себе людей еще до того, как те добирались до развлекательных аттракционов.

Некоторые заброшенные парки развлечений имеют странное феерическое очарование. Природа создает из них свои шедевры. Вьющиеся растения оплетают скелетообразные эстакады, превращая их в современную версию викторианской винтажной архитектуры — в художественное описание бренности самых лучших технических творений человечества. Природное оформление Берегового парка получилось не очень красивым. За годы простоя он деградировал до уровня свалки городских отходов, став приютом для морских птиц, наркоманов и бездомных, которые перебрались с материка в суровый край, где под ногами валялись битые стекла и острые ржавые предметы. Уцелевшие стены были расписаны граффити, названиями местных банд, грубыми пожеланиями и отчаянными жалобами. Они выглядели как метки животных — следы аэрозольных струй, бессмысленно разбрызганные, словно кровь и рвота (кстати, я не сомневался, что два последних компонента тоже часто проливались здесь). Кусочек Ада на земле. Прекрасное место, чтобы встретить смерть.

Сэм приостановился, и я наконец догнал его. Мы продолжили наше тяжелое и утомительное бегство. Даже модернизированные ангельские тела могут быть вымотаны до предела.

— Куда бежим? — задыхаясь, спросил я.

— Не знаю. Я не могу взять тебя в убежище, где мы могли бы скрыться. Адская тварь слишком близко.

Он выглядел странно отрешенным. Я не мог понять, о чем он думал. Раньше мы были братьями, боевыми товарищами — по крайней мере, мне так казалось. Теперь я понял, что почти не знал его. Как мы пришли к такому финалу?

Сэм указал рукой направо.

— Там начинается лес, — сказал он, говоря о южной части острова.

Когда-то на той территории разбили туристический парк с названием «Вернись на век в прошлое». Он существовал еще до возведения развлекательного комплекса — прекрасный участок берега для пикников и семейных поездок на природу.

— И имеется парковка, — задумчиво добавил Сэм, как будто он пытался вспомнить, где мы оставили машину.

107
{"b":"222092","o":1}