ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Телефонная сим-карта Сэма была взломана. Я всегда мог выяснить его местоположение. Мне помогали специалисты из небесного города.

— Значит, все это время ты следил за Сэмом, а не за мной?

Я посмотрел на своего боевого товарища.

— Ты обманул меня, брат. Он шпионил за тобой.

— Да, Бобби, и это не единственная ложь. Парня направили по мою душу. Очевидно, наши боссы что-то заподозрили.

Я вспомнил о предыдущем вопросе и повернулся к Клэренсу.

— Сэм потерял свой телефон задолго до того, как мы оказались в Береговом парке. Как же ты отследил его до этого места?

Клэренс отвел взгляд в сторону.

— У меня был доступ и к вашей сим-карте, — признался стажер. — Отследив ее, я оказался вблизи парка, а дальше пошел на звуки выстрелов.

Взломав мой телефон, он должен был узнать о Каз. Плохая новость.

— Значит, Темюэль блефовал. Ты работаешь на наших боссов. Но у тебя нет машины. Как ты приехал сюда?

Похоже, Клэренс почувствовал стыд.

— Я нашел попутчика.

Мне не удалось сдержать свой смех.

— Ты говоришь о той милой старушке? Твоей хозяйке дома? Она что, сидит сейчас в своем «Континентале» и, включив обогреватель, ждет, когда ты вернешься?

Парень нахмурился.

— Вы ничего не знаете, Бобби. Я снимаю у них комнату, потому что Барт оборудовал в подвале стрелковый тир. Он позволяет мне практиковаться.

Клэренс повернулся к Сэму.

— Теперь ваша очередь, ангел Сэммариэль. Начинайте свой рассказ. Потому что, когда я передам вас в руки наших начальников, они зажмут всю информацию, и мы никогда не узнаем правду. Как вы примкнули к Третьему пути? Чем они вас заманили?

— Меня уговорил Кифа, — ответил Сэм.

Это было имя, которое Темюэль связал с волхвами.

— Никогда не слышал о такой персоне, — сказал Клэренс.

Сэм кивнул головой.

— Конечно, не слышал. Он как призрак — не мужчина, не женщина. Я лишь знаю, что он высокопоставленный архангел. Кифа предложил мне сделку.

Мне вспомнились слова Жировика.

— Кифа означает «камень». В Библии имеется фраза: «На сем камне Я создам Церковь Мою…»

Сэм усмехнулся:

— Да, высокопоставленные архангелы верны старой школе.

Клэренс фыркнул в ответ.

— Вы называете предательство Небес старой школой?

Сэм бросил на него холодный взгляд:

— Ты еще щенок, стажер. Работая в «Арфе», мы с Бобби видели много разных мерзостей — таких вещей, которым тебя не учили в архивном департаменте…

— Да, вы прошли через ад, — перебил его Клэренс. — Поплачьте мне в рубашку, Сэм. Поделись оправданиями. Вам не понравились приказы наших боссов, и вы решили найти себе других хозяев, верно?

Сэм снова покачал головой. Это не был жест отрицания. Скорее, что-то похожее на смирение.

— Первые сомнения во мне пробудил наш боевой командир. Он заставил меня задуматься о многих вопросах. Лео любил поговорить о политике, о режиссерах, стоявших за сценой, и он часто гадал, кто у нас был за старшего.

— Еще один параноик.

Казалось, что Клэренс убеждал не нас, а себя самого.

— Это все, что шпион под прикрытием может сказать своему бывшему наставнику?

Сэм выдавил кислую ухмылку.

— Через некоторое время слова нашего вожака приобрели для меня новый смысл. Кем бы ни были руководители небесного города, они, казалось, не включали наши интересы в свой приоритетный список. Я больше не мог игнорировать этот факт. Затем погиб Лео — реально, раз и навсегда. Не думаю, что это была случайная смерть. Скорее всего, его ликвидировали за бунтарские помыслы. Чуть позже я, наверное, сболтнул несколько неосторожных фраз, и они дошли до наших боссов. Мне присвоили статус неблагонадежного ангела. Вот тогда со мной и встретились лидеры Третьего пути. Их группу представлял Кифа. Я не знаю, кем он был — мужчиной или женщиной. Он спросил меня, не хотел бы я как-то улучшить Небеса…

Затем Сэм повторил часть материала, с которым я ознакомился в предсмертном письме Уолкера. Речь шла о Третьем пути, о вере в необходимость альтернативного варианта, отличного от Небес и Ада, и, наконец, о желании воплотить свои мечты в реальность.

— Они не были готовы к действиям. Та встреча состоялась годы назад. В то время я уже решил уйти из «Арфы».

Он повернулся ко мне.

— Мне надоела ложь наших боссов — их разговоры о том, что мы были единственным бастионом против вторжения Ада на землю. Но операции «Арфы» ничем не отличались от насилия демонов. Мы совершали ужасные преступления.

— Не извиняйся, — сказал я. — Мне тоже приходилось слушать эту пропаганду.

Тем не менее я не одобрял затею «волхвов». Мне не нравились хаос и закулисные секреты. Кроме того, я не хотел, чтобы такие могущественные архангелы, как Караэль и его друзья, сердились на меня.

— Покинув «Арфу», я взял отпуск, — продолжил Сэм. — Какое-то время просто бездельничал. Я поселился в Сан-Джудас и начал думать о том, что делать дальше. Завел нескольких смертных друзей. Одним из них оказался преподобный Хабари.

Судя по взволнованному голосу Сэма, эта исповедь была важна для него.

— Жаль, что ты не знал его, Бобби. Таких хороших людей очень мало. Они большая редкость в нашем мире. Хабари не причислял себя к общественным активистам, но он кормил бездомных и позволял им жить в своем доме, пока устраивал их в социальных учреждениях. Он ходил на марши протестов, материально поддерживал баскетбольную лигу в Сьерра-парке, навещал заключенных и безнадежно больных. Он читал им книги. Затем его свалил рак, и он умер. А мне не давала покоя мысль: «И это конец жизни хорошего человека? Такая болезненная и несправедливая смерть?»

— О чем вы говорите? — сердито прервал его Клэренс. — Ваш друг умер. Если он действительно был настолько добр и хорош, то попал на Небеса!

Сэм грозно повысил голос:

— Для чего? Чтобы стать еще одной счастливой душой? Наши хозяева стараются не давать нам конкретных знаний. Я встречаю вокруг себя либо простых земных ангелов со стертыми воспоминаниями, либо боссов на Небесах. А что случилось с Мозесом Хабари? Его тоже сделали ангелом, удалив ему память о прошлой жизни? Или он превратился в одного из жалких лунатиков, которые танцуют на Полях блаженных — искалеченные люди с едва заметными остатками личности, больше похожие на пациентов психиатрической лечебницы, которых накачали таблетками искусственного счастья?

— Что за ересь!

Клэренс возбужденно размахивал игольчатым пистолетом, но по-прежнему держал его нацеленным на Сэма.

— Мы ангелы! Мы работаем для Бога!

— В отличие от тебя, малыш, я не уверен в этом. Помнишь вопросы, которые ты задавал мне: «Почему так, почему сяк?..» В свое время они мучили и меня. Фактически я сомневаюсь, что мы работаем на Всевышнего.

— Достаточно! — крикнул Клэренс. — Я не желаю слушать ваши богохульные речи! Извините, Сэм. Вы хороший человек. Но вы не можете быть ангелом. И больше им не будете. Вас отзывают на Небеса. Возможно, вам окажут помощь…

Я должен был дистанцироваться от Сэма — хотя бы для того, чтобы не дать стажеру выстрелить в нас обоих. Подойдя к парню, я попросил его:

— Подожди минуту. Не стреляй пока. Я должен узнать, что случилось с пропавшими душами. Вы научились забирать их, Сэм? Вы создали какое-то убежище?

— Это была самая трудная часть проекта, — ответил мой приятель. — Если бы мы попытались спрятать души на земле, их быстро бы нашли. Тартарское соглашение создало ситуацию, при которой лишь несколько верховных архангелов и демонов могли договориться о создании новой территории вне земных границ — пусть даже небольшой по меркам Ада и Небес. Лидеры Третьего пути выискивали подобных мне рекрутов. Нас снабжали другими телами и поддельными личностями. Я мог воспользоваться любым именем, но мне захотелось отдать дань преподобному Хабари — хотя бы таким образом.

Он сделал небольшую паузу.

— Не так давно наши лидеры узнали, что Великий Герцог Элигор готов заключить с ними сделку — по собственным причинам, о которых я не знаю. После проведенных переговоров он вошел в тайный сговор с представителями Третьего пути.

110
{"b":"222092","o":1}