ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сновидцы
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Содержание  
A
A

Во время разбирательства, пока судья опрашивал покойного (они делают это в случаях с несовершеннолетними), Плачущий слизень повернулся ко мне и тихо спросил:

— Ты слышал о Трававоске?

Мне показалось странным, что парень не знал о моем участии в деле Уолкера.

— Да. Конечно, слышал.

— Он был ублюдком, но, поверь мне, никто не заслуживает такой смерти.

— Я раньше думал, что вы, плохие парни, считаете ублюдочность великим достижением.

Слизень бросил на меня странный взгляд. Для демона он выглядел довольно симпатично: его единственный затуманенный глаз имел ошеломленное выражение. И хотя обвинитель был почти в два раза выше меня, он не использовал свой рост для запугивания. Впрочем, я все равно не доверял его словам.

— Бывает хорошая ублюдочность и плохая ублюдочность, — ответил он. — Трававоск нажил себе кучу врагов и с вашей стороны, и с нашей.

— Ты думаешь, что эту мерзость мог совершить кто-то из ангелов?

Такая идея ошеломила меня. Подобное убийство было бы нехарактерным для нашей стороны, но если парни хотели свалить все на демонов… Нет, только не Кровавая сеть!

Лоб обвинителя печально наморщился. Его лицо стало выглядеть как рождественский окорок, на который сел какой-то выпивший гость.

— Запомни, Доллар, я ничего тебе не говорил, — сказал он быстро и громко. — Я ничего не знаю об этом.

Мне пришлось дать ему свои заверения.

— Так же как и я. Нет наивысшего блаженства, чем неведение.

* * *

— О, посмотрите! — вскричал Сладкое сердечко, когда я зашел в бар. — Это самый разыскиваемый тип на Небесах!

— Да, спасибо, очень остроумно.

Сэм сидел у стойки с имбирным элем и разложенным «Курьером Сан-Джудас». Чтение газет было еще одним способом, которым он демонстрировал свой стиль старой школы. Когда я подошел, он произнес, не оборачиваясь:

— Отметь на всякий случай. Среди людей его звали Дарко Гразувак.

Мне потребовалась секунда на размышление.

— Ты имеешь в виду Трававоска? Неужели о нем написали некролог?

— Некролог? Ему посвятили всю верхнюю половину страницы. Вчера газеты писали о самоубийстве Уолкера, а сегодня в его бассейне утонул посторонний мужчина. Что ты еще ожидал?

Такая новость насторожила меня. Ни Небесам, ни Оппозиции не нравилась публичность — особенно подобного рода. Ведь репортеры копались в личной жизни агентов, чье прошлое было в основном придумано. Это могло навредить и ангелам, и демонам.

— Интересно, зачем его прихлопнули прямо в доме Уолкера?

Сэм пожал плечами и опустил на стойку кружку с элем.

— Возможно, таким образом убийцы отправили кому-то сообщение. Не знаю. Пойдем пообедаем.

Можно было заказать еду в «Циркуле», но никто из ангелов не делал этого, надеясь пожить в своих телах еще какое-то время. Мы с Сэмом ходили через площадь Биджера в «Бунт боксеров» — мое любимое заведение. Оно было скромным, небольшим и для китайских ресторанов (где, по моему опыту, сентиментальность уступала место бизнесу) вполне дружелюбным.

Обычно, сжимая в кулаке пару палочек и глядя на тарелку с бараниной и семенами сезама, я мог убедить себя, что Всевышний по-прежнему сидел на Своем троне и наводил порядок в мире. Но нынешним вечером этого оказалось недостаточно.

— Что происходит, Сэм? — поинтересовался я. — Где ты был вчера? Почему мне передали твоего клиента? И как получилось, что ты ничего не сказал об этом, когда увидел меня?

Он покружил перед собой чашку с зеленым чаем и сделал пробный глоток.

— Ты имеешь в виду дело Уолкера? Будь я проклят, если знаю, приятель. Мне самому не ясно, почему клиента отдали тебе. Я не смог принять его по вине паренька.

— Клэренса? Твоего стажера?

Сэм считал, что палочки были нужны только тем людям, которые старались повыпендриваться. Зачерпнув большой ложкой шанхайское тушеное мясо, он осмотрел его, словно сомневался в качестве пищи, хотя заказывал в ресторане всегда одно и то же блюдо.

— Да. Он попросил меня показать работу вневременных порталов. Мы несколько раз возвращались туда и обратно. Когда Алиса позвонила мне, мы находились по другую сторону «молнии». Ему хотелось посмотреть, как меняется моя внешность в пространстве вне времени.

— Любопытный маленький ублюдок. Если тебе поручили обучать его, не позволяй ему диктовать тебе схему занятий.

Я все еще сердился. И мне не хотелось, чтобы парень катался на Сэме (а значит, на нас обоих).

— Понимаешь, проблема была не в этом. Когда пришел звонок, я принял его, но мне не удалось ответить. Я попытался выйти в мир времени, однако «молнию» заело. Она отказывалась работать. Я возился с ней около десяти минут. К тому времени вызов переадресовали. Я не знал, что его передали тебе.

Он пожал плечами.

— Довольно странно, правда?

— Чертовски странно. Ты говорил кому-нибудь об этом?

— Кому-то? Всем! Не забывай о расспросах посланника. Мне пришлось рассказать ему о каждой странности прошлого дня. Но, похоже, никто в «хозяйском доме» не хочет разбираться с неисправными «молниями». Хотя на самом деле меня беспокоит не это.

Он покачал большой головой. Сэм выглядел на двадцать лет старше, чем предполагал реальный возраст его тела. Это частично объяснялось манерой движений — он вел себя как неторопливый добродушный старик. И говорил он с такой медлительностью, которая порой могла бы свести вас с ума. Вот и теперь Сэм заставлял меня ждать, принюхиваясь к пище и осторожно глотая две ложки супа. Хорошо еще, что он не отправил их на проверку в лабораторию медицинской экспертизы. Затем ему потребовалась еще пара минут на пережевывание капустного листика. (Мы дружили долгие годы, но иногда я задумывался о его убийстве.)

— Как-то странно все сошлось, — сказал он наконец. — Словно парень не хотел, чтобы я поехал к Уолкеру. И когда мы вошли в портал, я не должен был застрять в пространстве вне времени. Нет, тут действительно имеется какая-то необычная связь с нашим молодым стажером.

— Черт! Если серьезно, то мне уже известно это.

Я рассказал ему о странной беседе с Мулом и о его просьбе присматривать за новичком. Сэм медленно кивнул.

— Харахелиэль. Это его ангельское имя, верно? Ты когда-нибудь слышал о нем прежде?

— Нет. Но кто-то может знать его. Он говорил, что работал в Зале записей — занимался делопроизводством. Наверное, там его помнят. Надо бы проверить.

— Я могу взять это на себя, — ответил Сэм, с шумом всосав ложку супа. — Но ты должен оказать мне услугу и снять его с моей шеи на пару дней. Если он будет крутиться вокруг, я не получу никакой информации.

— Тогда, давай, я поспрашиваю ребят из Залов записей.

Сэм нахмурился.

— Послушай, Бобби, ты нравишься парню. Он часто расспрашивает о тебе. Веди себя естественно, и все будет в порядке. А у меня имеются друзья, которые работают в архивах. Я знаю их еще со старых дней. Они наверняка могут рассказать мне, как Клэренс оказался здесь.

Я подумал над его словами. Сэм знал многих людей на Небесах, однако наш коллега адвокат Уолтер Сандерс тоже знал ребят из Залов записей. Я мог бы обратиться к нему. Но когда друг просит об услуге…

— Ладно. Только я смогу взять его у тебя послезавтра. Эти два дня я буду очень занят.

— Чем именно?

— Хочу провести небольшое расследование по Уолкеру. Я сообщу тебе, если обнаружу что-то интересное.

Сэм задумчиво посмотрел на меня и приподнял вверх чашку с чаем. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять смысл его жеста. Затем я взял со стола мою пивную бутылку и чокнулся с его изящным фарфором.

— Да смутятся наши враги! — произнес он свой любимый тост.

— Аминь! — ответил я.

* * *

Когда-то большая часть Сан-Джудас была сельскохозяйственным краем: многочисленные маленькие фермы, фруктовые сады и огороды. Затем город начал расти, и все, что не было им, постепенно отодвигалось все дальше и дальше. В наши дни вы уже не найдете того, что напоминало бы вам о сельском хозяйстве. Остались только небольшие винодельни и люди, которые выращивают цветы в горшках и на клумбах. Однако и здесь имелось несколько исключений. Попрощавшись с Сэмом, я магическим образом выехал с переполненной парковки (да, иногда ангелы шельмуют, но вы должны простить нас — мы же делаем работу Господа). Вернувшись домой, я провел там какое-то время, потом за несколько минут до одиннадцати снова сел за руль и направился в холмистую местность, где находилась одна необычная ферма.

16
{"b":"222092","o":1}