ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я не в первый раз сражался с разгневанной и завывавшей тварью — и если Бог смилостивится, то, возможно, эта схватка не будет последней. Но пока кривой клыкастый рот секретарши Кеннета Валда щелкал над моим лицом и окроплял меня кровавой пеной, я с сожалением бранил себя за то, что снова вляпался в такую неприятную историю.

Как обычно, это было следствием моей глупой ошибки.

Глава 1

ПОДПРУГА ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Позвольте мне вернуться к началу. Тогда мой рассказ обретет какой-то смысл. Я не обещаю много смысла, но, надеюсь, его будет больше, чем сейчас.

К наступлению ночи в баре собрались почти все — Моника Нэбер, старина Сладкое сердечко, Юный Элвис и многие другие из нашего тошнотворного хора. Из-за недавних изменений местных правил Кул Фильтр спустился вниз, чтобы покурить на тротуаре. Да, некоторые из ангелов курят. (Я тоже раньше входил в их число, но больше не смолю сигареты.) У нас имеется возможность менять свои тела, поэтому мы не слишком тревожимся о здоровье и смерти. В любом случае, этот поздний февральский вечер в «Циркуле» тянулся по-обычному тихо и скучно, пока не пришел мой друг, тащивший за собой пальто, наполненное свежей плотью.

— К чертям зануд и все их извинения, — приветствовал он зал. — Эй, кто-нибудь! Дайте мне выпить!

Он поманил к себе молодого парня, которого я прежде никогда не видел, и толкнул его в кресло, стоявшее рядом со мной.

— Вот человек, с которым тебе нужно познакомиться, приятель, — сказал он. — Это Бобби Доллар — король местных задниц.

Сэм устроился с другого бока мужчины. Тот оказался зажатым между нами — можно сказать, попал в западню, — но я не заметил у него признаков паники. Парень скалился, как будто был рад нашей встрече. Большая, глупая и слегка противная улыбка. Все остальное в нем выглядело хрупким, белым и каким-то книжным. И еще прическа, которая буквально кричала каждому встречному: «Это сделала моя мама!» Новичок, созревший на теориях, догадался я. Впрочем, если он немного потусит с моим другом, Сэм преподаст ему несколько грубых уроков практической теологии.

— Сэмми, кто твой спутник?

Я видел, что парень был одним из нас. Мы можем узнавать своих соплеменников. И он определенно чувствовал себя неловко в новом теле.

— Это дилетант? Или навестивший нас профи?

Новичок бросил на меня взгляд, который я назвал бы «недоумением умной собаки»: не пойму, о чем ты говоришь, но мне кажется, что мы понравимся друг другу. Умные глаза незнакомца впечатлили меня еще меньше, чем его нервозная улыбка.

— Сам догадайся, — ответил Сэм.

Повернувшись к бармену Чико, он сердито прокричал:

— Эй, старый увалень Родригез! Если ты не собираешься поить меня бесплатно, то налей хотя бы что-нибудь за деньги.

— Заткнись, Райли. Ты мне уже надоел.

Тем не менее Чико бросил полотенце на стойку и потянулся к полке с бокалами.

— Сэмми, дружище, ты сегодня необычно обаятельный, — заметил я. — Но, может, расскажешь, кто этот тип? Неужели твой стажер?

— Конечно, он, черт бы его побрал! Разве ты не чувствуешь от него запаха хозяйского дома?

«Хозяйский дом». Так Сэм обычно называл то место, которое люди считают Небесами. Словно мы, земные ангелы, работали на плантациях.

— Правда? — воскликнула Моника Нэбер.

Малышка вышла из соседней кабинки с такой изумительной грацией, что вы вообще не догадались бы, сколько порций текилы она выпила после заката.

— Народ, вы слышали? К нам прислали новичка!

— Наконец-то!

Это был крик души Юного Элвиса. Он ходил в новичках уже два года и теперь, похоже, трепетал от радости.

— У вас появилась свежая задница! Вот теперь его и пинайте!

— Заткни пасть, — не поднимая головы от бокала, проворчал Уолтер Сандерс. — Если ты глупый новобранец, то это еще не значит, что все новички такие же.

Молодой стажер Сэма сконфуженно извивался в кресле.

— На самом деле я не новобранец…

— Да?

Уолтер приподнял большую голову. Он был пугающе сильным парнем. И он смотрел на спутника Сэма с таким выражением, словно собирался анатомировать его труп.

— Ты был хранителем? Как долго?

— Хранителем? Нет, я работал в другом месте…

Парень жалобно захлопал ресницами.

— В Залах записей…

— В архиве?

Сандерс поморщился, будто выпил свернувшееся молоко.

— Ты был писарем? И стал адвокатом? Мои поздравления! Это немыслимый прыжок в твоей карьере.

Его слова подчеркнуло громкое «тинг!». Чико со звоном закрыл кассовый аппарат.

— Видишь, папочка, — писклявым голосом произнес Сэм. — Наш учитель говорил, что каждый раз, когда звенит колокольчик, какой-то ангел обретает крылья.

— Не приставайте к нему, — заступилась Моника Нэбер. — Парень не виноват, что его прислали сюда.

Стажер кивнул ей головой, поблагодарив за поддержку. Он просто кое-что не знал. С Моникой вы могли жить только по ее законам. И умирали вы тоже по ее законам. Во многих случаях (реально жутких и нелепых) женщины, включая ангелов женского рода, могут вести себя жестче мужчин.

Шум понемногу затих, и большинство завсегдатаев бара вернулись к прежним разговорам и одиноким размышлениям. Сэм отошел, чтобы взять заказанные напитки. Я искоса взглянул на новичка. Он больше не улыбался и не притворялся, что чувствовал себя великолепно.

— И все-таки, как ты оказался здесь? — спросил я паренька. — Кто потянул за ниточки и замолвил за тебя словечко?

— Извините, я не понимаю. Что вы имеете в виду?

— Ты знаешь, чем мы тут занимаемся?

— Адвокаты? Конечно.

Он энергично кивнул головой.

— На самом деле я давно хотел…

— Заткнись и попытайся понять мой вопрос. Как ты получил эту должность? Нам потребовались годы, чтобы заслужить ее.

Фары в глаза, секундная пауза, олень не успел увернуться.

— Я… Я не знаю. Мне просто сказали…

— Ладно. А кто курировал тебя на прошлой работе? Ведь за твоим карьерным ростом наблюдали, верно? Подумай хорошо.

— Я не понимаю, о чем вы говорите!

Сэм вернулся с двумя напитками в руках: бокалом горького мексиканского пива, сделанного по рецептам Табаско, и кружкой имбирного эля для завершения оргии. Он несколько лет был «в завязке». К счастью, в «Циркуль» пускали даже трезвенников.

— Он уже плачет, Бобби?

— Нет, но я работаю над этим. Где ты нашел такой мокрый носок?

— Я просто поднялся в хозяйский дом, и мне бросили его на плечи.

Телефон в кармане Сэма начал жужжать.

— Дерьмо! Неужели клиент?

Он опустил напитки на стол и, выслушав сообщение, печально застонал, как будто ему в пах плеснули керосином.

— Ты не мог бы съездить со мной? — спросил он. — Ну, типа услуга для друга? Я займусь делом, а ты объяснишь детали процедуры для нашего ангела Клэренса.

— Клэренса?

Я отпрянул от новичка.

— Это его настоящее имя?

— Нет, меня не так зовут!

Стажер впервые оскалился, показав свой дохленький оборонительный потенциал. Его вспышка гнева понравилась мне, но в принципе не изменила общего впечатления.

— Извини, я забыл то имя, которое мне указали в Доме.

Сэм быстро осушил бокал с Табаско, торопливо выпил имбирный эль и вытер рот тыльной стороной ладони — прямо как в прежние дни, пока он не угробил алкоголем свое предыдущее тело.

— Я для краткости прозвал тебя Клэренсом. Что тут плохого? Ладно, парни, пошли.

— Прекратите оскорблять меня! Я не Клэренс, а Харахелиэль.

Новичок оказался отчаянным храбрецом — настоящим маленьким солдатом.

— Мой рабочий псевдоним Харрисон Элай.

— Тогда мы лучше остановимся на Клэренсе, — согласился я. — Сэм, какую тачку возьмем? Мою или твою?

— У меня сейчас полмашины стоит на тротуаре. Поэтому поедем на моей. Не хочу, чтобы копы выписали штраф.

Убрать с тротуара скучавший четырехдверный седан оказалось непросто. Прямо перед ним припарковалась фура для разгрузки бакалейных товаров. Когда мы выбрались на дорогу, часть краски с машины Сэма осталась на бампере грузовика. Если бы это была моя красавица, я кричал бы от ярости и злости, но Сэм никогда не заботился о красоте своих машин.

2
{"b":"222092","o":1}