ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я немного опустил одну руку.

— Ты только не волнуйся, брат. Я вытащу из кармана визитную карточку и передам ее тебе.

— Очень медленно, мужик.

Он скорчил гримасу, показывая мне, что готов нажать на курок. Я почувствовал жалость к его родителям, которые потратили кучу денег на стоматолога их сына. Им, наверное, не понравилось бы, что он так громко скрипел зубами. Я не спеша вытащил карточку из нагрудного кармана и протянул ее юноше. Когда он шагнул ко мне, чтобы взять ее, она выскользнула из моих пальцев и упала на землю. За те полсекунды, пока он наблюдал за ней, я выхватил оружие из его руки и нанес ему удар чуть выше переносицы. Рукоятка пистолета оставила на его лбу красную отметину в форме подковы. Парень отлетел на пару шагов и упал на подъездную дорожку, проехав булками по асфальту. Его лицо скривилось, как будто он собирался заплакать.

— Черт, дебил! Зачем ты это сделал?

— Не нужно было размахивать передо мной пистолетом.

— Успокойся, чувак! Он не заряжен!

Я закатил глаза.

— Значит, ты сцепился с незнакомцем, не имея даже пули в стволе?

Я сунул пистолет в карман и показал ему свой револьвер.

— Хочешь познакомиться с моим оружием? Поверь мне, он заряжен. И я не буду махать им перед твоим носом.

Его глаза стали круглыми и большими.

— Неужели ты застрелишь меня?

Я вздохнул.

— Просто вставай. Как тебя зовут, малыш?

— Джи-Мэн.

— Мне не нужна твоя кличка в клубе ушлепков. Что написано в твоем водительском удостоверении? Судя по твоей машине, ты живешь вместе с родителями. Обычно парни с окладом кассира в супермаркете не покупают столько хрома — если только они не экономят на арендной плате.

Он что-то прошептал себе под нос.

— Повтори громче. Полное имя.

— Гарсия.

Он стал угрюмым, как третьеклассник, которого поймали во время урока за игрой в «Нинтендо».

— Гарсия Виндовер-Фетух.

Он произнес вторую часть фамилии, как «Петух», что, по моему мнению, вполне соответствовало истине. Если парень останется таким глупым, то рано или поздно он окажется в тюрьме, где получит это прозвище.

— Дай догадаюсь, малыш. Твои родители были хиппи.

— Тебе ничего не известно обо мне, чувак! Как ты узнал?

— Это несложно. Просто посмотри на себя. В тебе имеется кровь шведов, фризов, поляков, шотландцев и кавказцев. Только Богу известно, сколько видов салата смешалось вместе, чтобы сделать из тебя самого белого парня, которого только можно найти. А ты больше всего на свете хочешь стать чернокожим.

— Нет, чувак, я не виню свои корни. Я просто уважаю улицу!

— Скоро ты поймешь, что на каждом углу твоей улицы стоят тюремные охранники или садовники с листодувами.

Я открыл дверь «Матадора».

— Поумней, пацан.

Он поднялся на ноги.

— А как насчет моего оружия?

— Я мог бы оставить его себе и тем самым спасти твою жизнь. Однако вот что я тебе скажу. У твоих ног лежит визитная карточка. На ней указан мой телефонный номер. Веришь ты или нет, но я на твоей стороне. Поэтому, если ты увидишь посторонних людей, которые будут бродить вокруг дома Поузи, или заметишь что-то странное, позвони мне. Возможно, в знак благодарности я верну тебе этот предмет.

Его глаза снова расширились, и он потер рубец, который я оставил на его лбу.

— Так ты… типа детектив?

— Нет, сынок. Я ангел господнего мщения.

Оставив Джи-Мэна размышлять над моими словами, я сдал назад и выехал на шоссе. Мне оставалось лишь надеяться, что он не будет думать слишком долго. Иначе кто-нибудь придет и снимет хромированные диски с его симпатичной машины.

Глава 9

ГОРЯЧАЯ ТЕНЬ

— У вас есть друзья, которые… не такие как мы? — спросил меня Клэренс.

Я оторвал взгляд от моего блюда с беконом и яйцами. В «Устрице Билла» подавали не только выпивку по утрам, но и завтрак все двадцать четыре часа в сутки. Вот почему мне нравилась эта закусочная.

— Ты имеешь в виду живых и реальных людей?

Он в тревоге осмотрелся по сторонам.

— Не говорите так громко.

— Когда ангелы о чем-то болтают или что-то делают, люди не замечают ничего необычного. Это первое правило, которое ты должен усвоить, приятель.

Я простил невежество стажера. Время, проведенное с Сэмом, почти не изменило его. Он по-прежнему одевался как порнозвезда — в рубашку с высоким воротом и брюки цвета хаки. Даже в полдень рабочего дня он выглядел словно розовощекий, только что вышедший из-под душа подросток. Я впервые видел такое чистоплотное существо.

— Значит, ты спрашиваешь о друзьях, которые не являются ангелами? Такая публика делится на два вида. В первую категорию входят обычные люди, с которыми приятно тусоваться. Ко второй я причисляю женщин для интимного времяпрепровождения. Они должны быть ласковыми, красивыми или, по крайней мере, терпимыми. Лично я не завожу с ними длительных отношений.

— Женщин?

Клэренс выглядел напуганным.

— Вы имеете в виду… секс? Разве ангелам позволено заниматься сексом с живыми людьми?

— Если только не по принуждению.

Я обернулся и жестом попросил официантку принести мне еще одну чашку кофе.

— Господи, парень, ты воспринимаешь это как некрофилию. Мы ведь тоже «живые». У нас имеются тела. Мы просто находимся на другой стадии развития.

Я прищурился и посмотрел на него.

— А почему ты спрашиваешь? Тебя заинтересовала какая-то персона?

— Нет!

Можно было подумать, что я предложил ему расстрелять из автоматов церковный пикник.

— Тут все такое другое… Необычное.

— Да, действительно. Ты ведь только что прибыл в наш плотский мир.

Я знал, что парень стеснялся говорить при посторонних людях. Когда официантка принесла нам кофе, мне пришлось сделать паузу. Через несколько секунд она отошла от нас.

— А ты ожидал чего-то иного? — спросил я.

Он смущенно начал чертить линии среди крупинок просыпавшегося сахара.

— Не знаю. Это так странно… опять обладать телом. У меня же когда-то было тело, верно? Хотя сам я ничего не помню.

— Я тоже. Никто из нас не помнит. Наверное, это часть божественной игры. Возможно, таким образом нас делают совершенными ангелами.

— Я все равно не понимаю.

Он осмотрелся по сторонам, тревожась о небесных шпионах.

— Какой в этом смысл? Если Всевышний хотел, чтобы люди были хорошими, почему Он сразу не сделал их такими?

— Смотри, как ты продвинулся.

Я опустил кофейную чашку на стол и, откинувшись на спинку стула, посмотрел в окно. Ветер гнал по небу серые тучи. Над паромным доком трепетали и щелкали разноцветные вымпелы.

— Ты только что сказал магическое слово «почему» и выиграл приз.

— Да?

— Тебе удалось заметить одну из выгод телесного воплощения. Я годами посещал Небеса, но не помню, чтобы там велись подобные беседы. Наверху никто не задает вопросов. Вполне вероятно, что без тел мы не можем проявлять любопытство.

— Этого я тоже не понимаю.

— Никто не понимает. Пути Господни неисповедимы. Мы не помним, кем были до своего вознесения на Небеса. Мы не помним, во что верили. Но нам хочется знать правду, и многие люди ожидают, что она им откроется. Если же рассуждать о божественных целях, то я прошу тебя ответить на один вопрос.

Ему потребовалось время на размышление.

— Э-э… да?

— Почему ты думаешь, что в мире больше ничего не происходит? А вдруг мы видим только те ответы, которые можем уловить? Мне кажется, что мы знаем о настоящих Небесах примерно столько, сколько трехлетний ребенок знает о квантовой физике.

Мои слова ошеломили Клэренса.

— Это дикая идея, мистер Доллар.

— Я и сам диковатый парень.

* * *

Последние два дня Алиса меня не тревожила, но этот вечер был расплатой за мое безделье. Ко мне поступило три вызова. Я брал стажера на каждое дело. Первым клиентом оказался симпатичный старик, скончавшийся в пансионате для престарелых: 84 года, смерть по естественным причинам, всю жизнь проработал электриком, хороший муж и дедушка, никаких проблем с отправкой на Небеса. Следующий подопечный погиб от сердечного приступа. Смерть настигла пятидесятидевятилетнего дилера из автосалона прямо в машине «Скорой помощи» — по пути в госпиталь Христианского союза молодежи на Хадсон-стрит. Третий трагический инцидент произошел в Испанском квартале. Молодая мать поскользнулась в душе и разбила голову.

26
{"b":"222092","o":1}