ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Копы провели меня в ту часть здания, в которой я прежде никогда не бывал. Предвосхищая ваши вопросы, скажу, что мне уже доводилось посещать Дворец правосудия. И вот еще один ответ: «Не ваше дело, по какой причине». Меня втолкнули в комнату для допросов. В центре помещения располагался тяжелый стальной стол, привинченный к полу болтами. Здесь не было особого зеркала для внешнего наблюдения. На одной стене висел старый плакат с рисунками, пояснявшими, как выполнять искусственное дыхание. Другие стены имели выбоины и царапины на краске, возможно, оставленные ногтями. Мне не хотелось думать о тех людях, которых здесь опрашивали без протоколов. Судя по коричневым каплям на полу, кто-то недавно давал показания — наверное, этим утром или в начале недели. Чувствуя, как мои кишки сворачивались в твердый узел, я без лишних слов направился к складному стулу у металлического стола. Копы отступили к задней стене. В своих плексигласовых шлемах с темными стеклами они походили на бесстрастных роботов. Мы провели в молчании около трех-четырех минут. Я прокручивал в уме различные способы побега, но знал, что все они были бесперспективными. Несмотря на хорошую боевую подготовку, мне не удалось бы одолеть четырех полицейских в бронежилетах. У них имелись дубинки и шокеры. Плюс, их тоже обучали приемам рукопашной борьбы. А после карающих ударов Кена Валда, драки с его секретаршей и изматывающего преследования галлу я был в очень плохой форме.

Наконец дверь открылась, и копы вытянулись в струнку, хотя они и раньше не позволяли себе расслабляться. В комнату вошла высокая темноволосая женщина. Мне показалось, что я уже где-то видел ее. Ей было за сорок. Она носила темный деловой костюм (немного старомодный, на мой взгляд), и ее симпатичное интеллигентное лицо украшал внушительный орлиный нос.

— Роберт Доллар? — спросила она, взглянув на папку с документами, которую держала в руке.

Ее брови удивленно приподнялись, словно я был не тем, кого она ожидала увидеть.

— Да, мэм. К вашим услугам.

— Посерьезнее, мистер Доллар.

Она села на стул напротив меня и передала мне пакет влажных салфеток.

— Очистите лицо. Я конгрессмен Дженнифер Такконе. А вы, похоже, везунчик.

— Скажите это моим шарикам в мошонке, — тихо проворчал я в ответ.

Вытирая засохшую кровь, я пытался изобразить из себя послушную овечку Мэри.

— Какой-то ублюдок в здании «Кредитов Валда» избил меня до беспамятства. Что бы вам ни говорили охранники или парни из полиции, я не делал ничего плохого.

Надеюсь, вы не осудите меня за эту ложь. В любом случае, Элигор не стал бы афишировать убийство секретарши. Он не хотел публичной огласки, и мое пребывание в тюрьме ему тоже было невыгодно. Князь ясно дал понять, что он имел на меня личные планы.

— Надеюсь так оно и есть, мистер Доллар, — сказала конгрессмен. — Потому что кое-кто пошел ради вас на огромные риски. Отныне вы уже не дерзкий мальчик с острым языком. Вы стали ценной услугой — пожалуй, самой дорогой из тех, что я выполнила.

Кто имел такое влияние? При этой мысли я снова почувствовал тошноту.

— Значит, вы не собираетесь возвращать меня Кеннету Валду?

Она одарила меня холодным взглядом.

— Можете забыть о мистере Валде. А заодно и обо мне.

— Простите, но я не понял вашей последней фразы.

— Это хорошо, — сказала женщина. — Потому что, когда вы уйдете отсюда, вам нужно будет забыть обо всем, что тут происходило. Особенно нашу беседу.

Ее взгляд был неприятным и властным.

— Запомните! Мы с вами никогда не встречались.

— Меня выпустят?

— Когда я выйду из комнаты, охранники пойдут за мной. Вы немного подождете, посчитаете до ста и затем последуете за нами. Дверь останется открытой. Повернув налево, вы пройдете к лифту и спуститесь в служебный гараж. Там имеется несколько выходов. Как только вы покинете здание суда, моя забота о вас закончится. Я больше не буду отвечать за вашу безопасность. Это ясно?

Теперь я начал вспоминать то немногое, что знал о конгрессмене Такконе. Она была незаурядным политиком и возглавляла несколько важных комитетов в Вашингтоне. Когда демократы возвращались во власть, она становилась либо спикером, либо председателем нижней палаты Конгресса. Одна минута этой рабочей лошадки стоила огромных денег. Кто же мог склонить ее к сотрудничеству?

Впрочем, только идиоты считают зубы дареной лошади.

— Да, мэм, — ответил я. — Мне все ясно. Огромное спасибо.

— Прекрасно, — сказала она, подтолкнув через стол мой телефон и револьвер с пустым барабаном.

— Значит, мы договорились.

Когда я вложил оружие в кобуру, она встала из-за стола и взглянула на копов, стоявших за моей спиной. Четверо полицейских в гремящем снаряжении прошли мимо меня и сопроводили конгрессмена в коридор.

Да, подумал я, это несколько странно. Чертовски странно! Я досчитал до ста и направился к двери, наполовину ожидая найти ее запертой. Слова конгрессмена могли оказаться злой шуткой, направленной на подрыв моей морали. Что, если копы хотели сначала сломить мой дух, а затем подвергнуть меня настоящему допросу? Однако дверь открылась, и я вышел в пустой коридор. Мне даже не нужно было притворяться невинным посетителем. Два гражданских работника, которых я встретил у лифта, безучастно отвернулись от меня, хотя мой вид мог бы вызвать у них подозрения. Наверное, я выглядел как жертва безумного дворника, избивавшего людей совковой лопатой.

То же самое случилось и в гараже: машины проезжали мимо, водители словно нарочно отворачивались в стороны. Флегматичные копы стояли у фургонов с мигалками или сидели в салонах нетрафарированных автомобилей. Побоявшись выходить на Бродвей, я поднялся по ступеням на боковую Маршалл-стрит. Уже стемнело. Фонарные столбы были украшены карнавальными флагами. Город готовился к праздничному параду. Люди толпами возвращались с работы. Мне не хотелось стоять на виду — тем более с пустым барабаном в револьвере. Я решил поймать такси. Но как только я подошел к тротуару, ко мне подкатила черная машина. Оконное стекло опустилось вниз. Увидев пустое пассажирское сиденье, я нервозно пригнулся и заглянул в неосвещенный салон. За рулем сидела темная фигура. Полоска светлых блестящих волос заставила меня подумать о Караэле. К счастью, водителем оказался не он.

— Вы очень предсказуемы, мистер Доллар, — сказала графиня. — Садитесь в машину, пока вас никто не заметил. Нет! На заднее сиденье.

— Что вы тут делаете? — спросил я, когда мы помчались по проспекту. — Неужели вы каждый вечер крутитесь около здания городского суда? Надеетесь подцепить какого-нибудь сбежавшего преступника?

— Идиот! Как вы думаете, кто устроил ваше освобождение?

Во время нашей последней встречи у меня сложилось впечатление, что я понравился графине. Во всяком случае, она терпела мои выходки.

— Можете считать, что я оказала вам большую услугу. Хотя уже и жалею об этом.

— Ого! Так это вы задействовали конгрессмена Такконе? Где вы с ней познакомились?

— В юридическом колледже.

Она смотрела только на дорогу.

— Вы заканчивали юридический колледж?

Графиня раздраженно вздохнула.

— Нет, мне просто нравятся студенты. Я же говорила вам об этом.

Мне не хотелось продолжать студенческую тему.

— Почему вы вытащили меня из камеры? Между нами не было никаких обязательств. И что это за ценная вещь, которой я, по мнению всех, обладаю?

— Вам лучше не знать ответов на такие вопросы. Вместо того чтобы устраивать мне глупый допрос и разыгрывать из себя крутого детектива, вы могли бы просто поблагодарить меня за то, что я помешала герцогу превратить вас в аккордеон из плоти и крови. Вы ведь помните, что стало с вашим другом Трававоском, верно?

— Эй, сестра! Он не был моим другом.

— Тут вы правы, Доллар, потому что именно он навлек на вас беду.

Она свернула на Джефферсон-стрит. Странно было видеть, как она управляла машиной.

— Я открою вам одну тайну. Бесплатно! Об этом не знают даже канцлер Аджалап и его инквизиция. Во время пыток умиравший Трававоск назвал ваше имя. Он сказал палачам, что вещь, которую так жаждет герцог, находится у вас.

43
{"b":"222092","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила притяжения
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Не благодари за любовь
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Душа в наследство
Вата, или Не все так однозначно
Помолвка с чужой судьбой
Ухожу от тебя замуж