ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот ублюдок! Подонок с жабрами! Я даже не знаю, что это за предмет! Зачем он обвинил меня?

— Возможно, по той причине, что его кишки и нервы были выставлены на просушку. Скорее всего, он испытывал сильную боль. Наверное, Трававоск подумал, что, если он назовет палачам чье-то имя, они перестанут мучить его.

Подъезжая к перекрестку, графиня замедлила скорость. Я оглянулся, выискивая тех, кто мог следовать за нами.

— Вероятно, он решил, что ваша жизнь скучна и бесполезна — что никто не будет тосковать о вас. И потом, днем раньше вы выиграли у него судебное дело. Возможно, он обиделся на вас.

— Проклятье! Против него выступал другой адвокат!

Я вдруг насторожился:

— Почему вы сами управляете машиной? Где Сладкий и Корица?

— Если вы говорите о моих телохранителях, то их забрали у меня, — ответила она. — Ситуация изменилась не только для вас. Я нахожусь теперь в немилости у Элигора. Где вы остановились?

— Что? Не знаю. Мне нужно найти какой-нибудь мотель. Вы не могли бы отвезти меня к моей машине? Я припарковал ее рядом с площадью Пейдж Милл…

Она повернулась и бросила на меня тяжелый взгляд. В свете уличных фонарей и в ореоле сиявших золотистых волос ее лицо напомнило мне портрет сердитого Пьера делла Франческа.

— Я не собираюсь приближаться к этому месту. Если вам хочется поехать туда, то вы еще тупее, чем я о вас думала, хотя такое предположение теологически невозможно.

— Ладно, тогда разворачивайтесь и езжайте к бульвару Ветеранов. Я сниму комнату в гостинице «Холидей». Машину заберу завтра утром.

Я откинулся на спинку сиденья и попытался расслабить истощенное и переполненное болью тело.

— Значит, в эти неприятности меня втянул Трававоск? Но тогда возникает другой вопрос. Почему вы вытягиваете меня из них? Я, конечно, красивый и очень привлекательный мужчина. Однако…

— Избавьте меня от вашего никчемного юмора, Доллар.

Она свернула направо и, проехав квартал, сделала еще один правый поворот.

— У меня имеются свои причины, и ни одна из них не связана с вашими фантазиями.

— Ладно, графиня… Нет, Казимира! Вы не против, если я буду называть вас по имени? Как вы сказали, никакого юмора. Но прежде вы должны объясниться. Мы с вами не работаем в одной команде. Более того, мы считаемся смертельными врагами. Прошу вас понять мою логику. Кто-то украл у Элигора ценный предмет. Великий герцог, или как там он себя называет, огорчился и впал в ярость. Он решил, что кражу совершил Трававоск. Парни Элигора вытянули из обвинителя кучу дерьма, не предназначенного для удаления — по крайней мере, без антисептиков. Перед смертью Трававоск сказал палачам, что отдал предмет мне. Абсолютная ложь, потому что я не брал у него ничего и даже не знаю, о какой вещи идет речь. Но почему все это так важно для вас, Казимира?

Я обращался к ее затылку, поэтому не мог судить о результате.

— Нет, лучше буду называть вас Каз. Такое сокращение соответствует моему темпераменту. Давайте, Каз, расскажите мне, почему мисс Холодные руки и Холодное сердце помогает ангелу, который нравится вам еще меньше, чем другие дети Небес?

Я терпеливо ждал ее ответа. Она свернула на бульвар Ветеранов, в кутерьму неоновых огней и бетонных коробок. За окнами замелькали автостоянки, торговые центры и офисные здания. Они сияли с какой-то отчаянной навязчивостью, словно боялись остаться незамеченными.

— Я укажу вам одну причину, — наконец, ответила графиня. — Помните, у Элигора пропала ценная вещь? Ее похитила я. Мне ничего не угрожало, пока Великий герцог считал, что предмет находится у меня. Теперь он больше так не думает.

Я отбросил в сторону дюжину возникших вопросов и остановился на том, который казался мне наиболее уместным.

— У кого сейчас этот предмет?

— Какое-то время он хранился у Трававоска. Но затем обвинитель избавился от него.

Она свернула на подъездную дорожку гостиницы.

— Никто не знает, где сейчас эта пропавшая вещь. Ваша остановка, Доллар.

Я хотел подойти к водительскому окну и галантно предложить графине приятную беседу с бутылкой хорошего вина. Но как только я захлопнул дверь, машина помчалась по аллее и, словно рыба, ускользнувшая обратно в реку, исчезла в потоке огней на широком бульваре.

Глава 15

МЕРТВЫЙ ВАМПИ

— Итак, какой мы получили урок? — спросил Сэм, пока мы ожидали кофе. — Нельзя входить в незнакомые здания и убивать чужих секретарш!

Он посмотрел в меню.

— Тебе не кажется, что это дорогое блюдо сделано из экскрементов ласки?

— Судя по ценнику, так оно и есть, — ответил я. — А остальную половину блюд лепили из собачьих какашек.

Лицо Клэренса вытянулось от ужаса и отвращения. Похоже, он хотел уже выбросить в мусорник свое карамельное макиато.

— Парни, вы шутите, правда?

— Сэм всегда говорит правду, — сказал я. — Неужели ты никогда не слышал о таких вещах? Где ты жил до того, как стал ангелом? В корзине для грязного белья?

Шутки не доставляли мне удовольствия — даже над такой привлекательной мишенью, как наш стажер. Я снова повернулся к Сэму.

— Все это свалилось на меня как снежный ком.

— Свалилось, — передразнил меня он. — Не забывай, к каким последствиям приводят снежные комья, когда речь идет об инфернальных силах! Ты тупой придурок, Бобби. Почему ты не позвонил мне и не запросил поддержку?

— Я не помню, кем был в прошлой жизни, — громко ответил Клэренс.

Пара мужчин, ожидавших напитки, повернулась и взглянула на него. Он густо покраснел.

— Откуда мне это знать? — прошептал новичок. — Я даже не уверен, что раньше был простым смертным.

Мне не хотелось разговаривать с ним.

— Ладно, Сэм, ты прав. Я должен был позвонить тебе. На меня напала депрессия, понимаешь? Я попытался встряхнуть ситуацию. И вот теперь на меня ворчат большие «шишки» в Небесном городе, а рядом бегает рогатая тварь, которая мечтает оторвать мне голову и высосать кровь из дырки на моей шее. Вчера я получил пинок от Кеннета Валда и покатился прямо в тюремную камеру. Мне уже страшно выходить на улицу, потому что в любой момент меня могут узнать.

— Расслабься, Бобби, — сказал Сэм. — Ты со мной. Плохие парни понимают, какая мы сила. Они не посмеют тревожить тебя.

Он начал фальшиво насвистывать мелодию «Я одолею все препятствия».

— Мне все-таки не понятно, — вмешался Клэренс, вновь отклоняясь от темы беседы. — Откуда нам знать, что любая история, рассказанная нашими боссами, является правдой? Возможно, мир действительно похож на «Матрицу» и наши умы находятся под контролем компьютеров!

— Ты образчик веры, парень, — ответил я стажеру. — Тебя еще никто не пытался сожрать, а ты уже отказался от Божественного плана.

Сэм закатил глаза.

— Ты лучше думай, что тебя все обманывают. Мне это часто помогает.

Наконец, нам принесли двойной эспрессо Сэма и мое латте. Мы вышли из кафе. В солнечном свете эта часть бульвара Ветеранов, со всеми ее отелями и мини-универсамами, напоминала курортный район Анахайма. Очаровательное место. Мы забрались в фургон Сэма, и он повез нас к ресторану у площади Пейдж Милл, где я оставил свой «Матадор».

— Можешь покататься, — сказал я новичку, отдавая ему ключи от машины. — Помнишь, ты говорил, что хотел бы проехать на моей тачке. Твоя мечта сбылась. Мы встретим тебя на парковке у станции Мэйфильд.

— Правда? — спросил обрадованный Клэренс.

Но когда его удивленный взгляд пришел в норму, он снова стал недоверчивым.

— Подождите! Вы хотите отогнать машину в другое место, но боитесь, что за ней наблюдают? И поэтому вы посылаете меня?

— Точно.

— А если я подвергнусь их атаке?

Еще секунда, и он полез бы в салон через боковое окно.

— Тогда мы придем на подмогу, — сказал Сэм. — Действуй без страха, парень. Ты же ангел Божий, помнишь?

Стажер неохотно побрел к парковке. Через несколько секунд Сэм лениво добавил:

44
{"b":"222092","o":1}