ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Лучше спроси одну из официанток.

Смех, последовавший за этой фразой, был чуть вульгарнее звона колокольчиков, который обычно ожидается от невидимых духов. Клэренс взвизгнул, как собака, чей хвост отдавили ногой. Он был на полпути к передней двери, когда я убедил его вернуться за стол. Официантки, болтавшие в другом конце зала, посмотрели на нас без всякого интереса и возобновили свое обсуждение ядерной физики или той важной темы, которая мешала им принести мне стакан воды.

— Кто это сказал? — выпучив глаза, спросил меня Клэренс.

— Это я взболтнула, детка, — ответил кувшин со сливками. — Не думала, что ты обделаешься от страха.

— Она как раз и хотела, чтобы юноша обделался, — проворчал кофейный термос.

Его крышка подскакивала вверх и вниз, словно в дешевом заморском мультфильме.

— Она любит, когда люди подскакивают от ужаса.

Я закатил глаза. Несмотря на долгие годы послесмертия, обе сестры радовались своим проделкам, как дети.

— Леди, это Харахелиэль, — представил я спутника. — Мы зовем его Клэренсом. Клэренс, это сестры Соллихалл. Бетти и Дорис. Они очень известны в кругах настоящих ценителей жизни.

— Какой милый юноша, — сказал кувшин со сливками. — Не то что наш ворчливый Бобби-милашка.

— У нашего Бобби имеется хорошая причина для ворчания, — отозвался кофейный термос. — Взгляни на его лицо. Бедненький! Он весь в синяках и ссадинах!

Колокольчик над дверьми зазвенел, и в зал вошли два водителя из службы доставки. Они постояли у двери, надеясь, что официантки закончат дискуссию о теории квантовых полей. Когда этого не случилось, парни устроились в кабинке неподалеку от нас.

— Это какой-то трюк? — громким шепотом спросил Клэренс. — Я не понимаю, что происходит.

Он все еще осматривался по сторонам, выискивая источник бестелесных голосов.

— Смотри, какой умница! — сказала Бетти. — Ничему не верит! Или он просто дебил?

— Один из тех горемык? — запричитала ее сестра. — Клиент психбольницы?

— Он новенький, — вступился я за стажера. — Клэренс, успокойся! Тебе нужно уяснить себе следующее. Бетти и Дорис являются земными духами. Они — существа иного плана, но им нравится посещать эту реальность. То есть они открыли «молнии» и пришли сюда из другой части вневременного пространства. Мне кажется, из Чистилища.

Я пожал плечами.

— Хотя утверждать ничего не берусь.

— Он хочет сказать, что мы призраки, — гордо заявила Дорис. — Реальные призраки, прикинь! Обычно наша родня привязана к месту. А мы потеряли бунгало, где выросли. Жизнь заставила нас путешествовать по белу свету, и мы со временем оказались здесь.

— Кровавая Нора! — воскликнула Бетти. — Как все легко у тебя получается! Мы на целых два года застряли на «Франконии» — в каюте второго класса, — прежде чем смогли выбраться оттуда. Проточная вода — это проклятье для призраков. Так нам мама всегда говорила. Но кто мог подумать, что океаны тоже идут в счет!

— Да, и потом какое-то время мы зависали в Нью-Йорке, — продолжила ее сестра.

Два голоса нашептывали нам свою историю прямо в уши. Близняшкам нравилось меняться местами и прыгать от одного собеседника к другому. Создавалось впечатление, что кто-то баловался с микшером реальности. Даже я, привыкший к таким штучкам, иногда терял ориентацию в пространстве.

— Там было слишком холодно. Поэтому мы перебрались сюда.

— Разве призраки чувствуют холод? — подозрительным тоном спросил Клэренс.

Похоже, он не получал ожидаемых ответов о сверхъестественном мире.

— Концептуально, нет, — ответила Дорис. — Но он все-таки покусывал щеки, когда была зима.

— Малышке Дор никогда не нравилось, когда ее покусывали за щеки.

— Ты права, детка, я не терплю таких ласк.

Мне пришлось прочистить горло.

— Если вы, леди, закончили с вашими воспоминаниями, мы могли бы перейти к конкретным делам.

Крышка кофейного термоса возбужденно загремела и выпустила облачко пара.

— Сделка? И что мы получим?

Я вытащил пакет из кармана и, аккуратно поставил его на стол. В этот момент (через пятнадцать минут после того, как мы вошли в закусочную) официантка принесла нам по стакану воды. Когда она снова удалилась в темный угол зала, я вытащил из пакета пузырек с духами. Теперь задрожал и кувшин со сливками.

— О, милый, — запищала Бетти. — Дорис, посмотри! Английская лаванда Ярдли!

— Можете понюхать! — сказал я, открывая колпачок.

Крышки термоса и кувшина резко приоткрылись, словно невидимые существа выпрыгнули из них и нависли над пузырьком.

— Их запах валит меня на спину, — мечтательно (и все еще невидимо) прошептала Дорис.

Тем временем парни из службы доставки, сидевшие через два стола от нас, уловили мощный запах духов. Судя по всему, им стало любопытно, чем мы с Клэренсом занимались в своей кабинке.

— Это напомнило мне о тех субботних вечерах, когда мы собирались на танцы, — по-старчески прожужжала Бетти.

Она печально застонала, когда я закрыл пузырек.

— Ах, ты грубый содомит! Что ты хочешь за флакон?

— Мне нужна информация, леди. Действительно нужна! Некоторые неприятные люди и еще более отвратительные твари пытаются убить меня. Я хотел бы узнать, что вам известно о них.

— Мы продолжаем говорить с кувшинами? — спросил Клэренс. — Где теперь эти духи? Вы видите их? Лично я не вижу.

— Он странный, правда? — сказала Дорис. — Немного дурковатый.

— Считай, что тебе повезло, малыш, — ответила ему Бетти. — Если ты не уважаешь меня в форме кувшинчика для сливок, я могу придумать кое-что похуже. Иногда мы забираемся в бутерброды. Из-за такой шутки ты можешь потерять вес. Понимаешь, детка? Твой хлеб и бекон начнут болтать друг с другом?

— Бутерброды? — беспомощно пролепетал новичок. — Хлеб и бекон?

— По-нашему это сэндвичи, — подсказал я стажеру. — Так вы готовы слушать, леди?

— Сначала позволь нам устроиться, — сказала Дорис.

Внезапно они обе появились перед нами. Не здесь — не в трехмерном пространстве, — но почти в осязаемом туманном виде. Пурпурно-синие, почти прозрачные дамы среднего возраста в нарядах из 40-х годов прошлого века: темные платья, тяжеловесные матерчатые костюмы и старомодные шляпки. Мы сидели в четырехместной кабинке, поэтому каждая из них выбрала себе пару: Бетти устроилась рядом с Клэренсом, а Дорис прижалась ко мне. Клэренс притворялся, что призраки ничуть не беспокоили его, но он продолжал отодвигаться в сторону, пока буквально не прилип к стене.

— Этот маленький мерзавец какой-то кислый и скучный, — сказала Бетти.

Ее шляпка была украшена искусственными цветами.

— Веселись, паренек! Мы с тобой могли никогда не встретиться!

Когда официантка принесла наш заказ, я приступил к разъяснениям и описал сестричкам несколько последних дней своей жизни. Я скрыл детали, которые не хотел раскрывать стажеру, но в основном изложил все важные куски истории. Близняшки слушали меня внимательно, однако, когда я закончил свой рассказ, их первые реплики заставили меня удивиться.

— Ты помнишь того парня из Эрдингтона, с которым мы учились в одном классе? — спросила Дорис. — Он прятал в карманах ужасные вещи!

— Ты говоришь о Хамише? — отозвалась ее сестра. — Я тоже о нем подумала.

— Он был похож на нашего милашку Бобби. Все время прятал от учительницы разные предметы. А она ловила его и ставила в угол.

— Если вы не поможете мне, то больше не получите никакого Ярдли, — строго сказал я.

— Мы уже помогаем тебе, милок, — заворчала Бетти, покрывшись легкой рябью от нетерпения. — Поэтому заткнись и слушай! Хамиш таскал в карманах запретные вещи: змей, жуков и других живых тварей. Но он сам себя выдавал, не так ли, Дор? Всякий раз, когда учительница смотрела на него, он начинал суетиться — ежился и отводил глаза в сторону. Поэтому учительница всегда знала, что он замышлял недоброе дело. С таким же успехом Хамиш мог сказать: «Сударыня, я принес в класс то, что не должен был приносить!»

46
{"b":"222092","o":1}