ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я никогда…

Ксатанатрон огласил приговор:

— Его душа осуждается на вечные муки.

Сказав эти слова, он исчез. Обвинитель радостно похлопал сухими ладошками и тоже скрылся из виду. Вокруг Брэди Тиллотсона закружился вихрь. Юноша всеми силами пытался устоять на ногах, но его уже затягивало в жерло воронки.

— Нет! — крикнул он.

Его глаза расширились от страха.

— Не дайте им забрать меня. Пожалуйста! Пожалуйста! Вы должны были спасти меня. Так не должно было случиться… А-а! Ах! Ох!

Крики Брэди меняли тональность, потому что его тело и лицо плавились и непристойно искажались. Наконец, он принял облик, который ему вечно предстояло носить в глубинах Ада. И тогда вихрь унес его с собой.

* * *

Медленно проехав через город, я остановился в незнакомом баре, который не смог бы найти заново, даже если бы захотел. Быстро проглотив два напитка, я понял, что могу спугнуть удачу. При такой потребности напиться я через час дошел бы до невменяемого состояния. Но за мной гонялось слишком много плохих людей. Я не хотел проснуться утром в полицейском «обезьяннике» или оказаться ночью на какой-то парковке. Вернувшись в машину, я подъехал к магазину, торговавшему алкогольными напитками, купил бутылку водки и пакет льда, а затем направился в гостиницу.

Когда мой мозг уже начал погружаться в дремотное состояние, я позвонил в офис и оставил Алисе голосовое сообщение:

— Передайте боссам, что Бобби Доллар не прибудет этой ночью в Небесный город, — пробубнил я в молчавший телефон. — Потому что мне надоело выслушивать нотации о том, как я должен выполнять свою работу. Передайте им мои слова. И скажите, что если они так хотят повидаться со мной, то пусть спускаются на землю. А я останусь здесь и буду делать то, что делаю — как умею и могу.

Осушив полбутылки, я, наконец, перестал слышать крики студента — погружаясь в темноту, он вопил, словно объятый пламенем ребенок.

Глава 17

НЕМНОГО ПРАВДЫ О ЛИЧНОЙ ИСТОРИИ

На следующее утро я проснулся с головой, похожей на каменный шар из той средневековой игры, во время которой погибло не меньше двух крестьян. Однако даже дикая пульсация в висках не позволила мне забыть ужасно глупый поступок, совершенный мной прошлым вечером. Я предложил небесным архангелам пойти куда подальше и надругаться друг над другом. Оставалось лишь гадать, почему они не прислали ко мне команду ликвидаторов или тех, кто разбирался с плохими сотрудниками.

Я тешил себя надеждой, что меня спасет Алиса — что она не передаст сообщение. Но я не мог поверить в такую возможность. Скорее, наверху, в безвременных Небесах, начальники еще не удосужились нажать на кнопку «Взорвать Бобби Доллара». Хотя, насколько я знал, архангелы обычно не медлили с решительными указаниями и святым возмездием. Поэтому у меня имелось только два вероятных ответа: либо небесные боссы сочли мои неприятности пустяковыми и решили дать мне повеситься самостоятельно, либо они одобрили все то, что я сделал (и, предположительно, собирался сделать в скором будущем). Самое интересное, что у меня не было никаких идей и планов.

Я надел солнечные очки, проковылял в офис управляющего и купил в торговом автомате два стаканчика с дешевым кофе. Вернувшись в уютный полумрак своей комнаты, я задернул шторы, проглотил таблетку аспирина и на всякий случай добавил к ней еще две. Это подготовило меня к делам предстоявшего дня. Сначала нужно было позаботиться о самообороне. Я потерял свой «Смит энд Вессон» в пятой башне на Пейдж Милл, а времена сейчас пошли не те, чтобы прогуливаться по улицам без револьвера.

Оружейник Орбан ответил только после десятого звонка.

— Слушаю вас. Говорите.

Помимо восточноевропейского акцента он обладал особой хрипотой. Казалось, что в его горле поселился дикобраз. Однажды Орбан рассказал мне, что во время Первой мировой войны ему прострелили шею и с тех пор он не мог говорить нормально. Я верил ему. Вы бы тоже поверили.

— Это Бобби Доллар. Мне нужно немного серебра.

— Хм.

Восклицание походило на скрип штакетины, выдранной из забора.

— Пули или что-то еще?

— Пули. И еще мне нужно посоветоваться с тобой. У тебя сегодня будет свободное время?

— Приезжай в два часа, — ответил он, после чего отключил телефон.

* * *

Мастерская Орбана находилась в конце 22-го пирса — одного из так называемых Солевых пирсов. Тридцать или сорок лет назад южный конец порта в Сан-Джудас принадлежал «Компании Лесли». Она добывала соль из вод залива и складировала ее на широких причалах. В Белле Хэйвен и Рэйвенсвуде возвышались целые альпийские хребты, хотя им, конечно, недоставало тирольского величия. В 90-е годы соледобытчики изменили технологию просушки. Им уже не требовалось столько места, поэтому они продали часть южного порта. Две трети территории город отдал природному заповеднику. Остальные пирсы, где раньше загружали соль на сухогрузы, быстро застроились магазинами и жилыми домами. Самые плохие и загрязненные участки распродали под мастерские. В основном их расхватали художники, получавшие гранты от города. Но здесь обосновалось и несколько таких специалистов, как Орбан. Он давно мечтал найти место, где никто не ругал бы его за шум в любое время суток.

Его мастерская создавала очень много шума. На всем пути от раздвижных ворот до пустой парковки с потрескавшимся асфальтом, которая и днем и ночью напоминала пустыню Гоби, я слышал жужжание дрелей и ритмичные удары парового молота. Орбан организовал здесь маленькое процветающее предприятие. Несколько длинных низких ангаров были заполнены шлифовальными и токарными станками, клепальными механизмами и рамами для сгиба металлических пластин. Ими управляли чернокожие и испаноязычные работники. В большом цехе стояло несколько верстаков для ручной работы. Здесь трудились в основном белые бородатые парни, которые выглядели членами антиправительственного ополчения. Каждый из них вертел в руках оружие. Ребята что-то измеряли, подпиливали или полировали. В дальнем конце цеха находилась неприметная комната, с мешками, набитыми песком. Орбан использовал ее как стрелковый тир. За ней, снаружи, располагалась «веранда» — металлическая платформа, выступавшая над водой. Мой друг держал там пару кресел. Когда погода позволяла, он сидел на веранде и, попивая вино, смотрел на залив, открытый до самого паромного порта Ньюарка.

Мастер оружейных дел имел короткую седую бороду и густые волосы вокруг монашеской тонзуры. На вид вы дали бы ему не больше шестидесяти пяти лет, но, по его словам, он прожил на пять веков дольше. В пятнадцатом веке при осаде Константинополя он совершил непростительную ошибку и помог оппонентам Небес. (Орбан рассказал мне эту историю после пары бокалов крепкого вина, пока мы ожидали, когда его помощник закончит настройку моего оружия.) Небеса отвергли его, а ему не хотелось спускаться в Ад, поэтому он решил навечно остаться на земле.

Не нужно задавать мне лишние вопросы. Я просто повторяю вам его слова.

Орбан сидел спиной к двери. Когда я подошел к стойке, он приподнял голову, как будто, несмотря на грохот молота, услышал мои шаги. Оружейник носил защитные очки, которые придавали ему сходство с механическим крабом. Старик приподнял их на лоб и вскочил на ноги. Он был невысоким и шустрым.

— Что тебе нужно, Доллар? Говори быстрее! У меня, между прочим, имеются и более солидные клиенты.

— Да, я тоже рад тебя видеть. Мне требуется твой совет. И пули, естественно. Серебряные пули.

Я рассказал ему о твари, которая гонялась за мной. Слушая меня, он все время покачивал головой, как будто считал мои действия неправильными.

— Что? — спросил я. — Неужели серебро не действует на таких демонов?

— Только если оно особенное.

— В каком смысле «особенное»? Благословленное священником?

Он поморщился, словно укусил лимон.

— Священники тут тоже не помогут. Эта тварь древнее, чем евреи, поэтому оставь в покое христиан. Иди за мной.

51
{"b":"222092","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Слишком красивая, слишком своя
Билет в любовь
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Византийская принцесса
Беги и живи
Метро 2033: Спящий Страж
Мы – чемпионы! (сборник)
7 красных линий (сборник)
Циник