ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Моей первой промежуточной станцией в новой жизни был огороженный лагерь в калифорнийской пустыне к северу от Барстоу. Лагерь Зион — чертовски интересное место. Я сохраню рассказы о нем для другого времени. Могу лишь сказать, что если закаты, струившиеся вниз из прохладного сияющего неба, вызывали у меня сердечную истому, то пропеченная, похожая на дерьмо, грязь пустынной Мохаве потрясала душу совершенно другим образом.

С того момента, как я вошел в ворота Зиона, моим воспитанием занялся штабной сержант — ближайший аналог к небесному титулу лочагос.[20] Все называли его Лео Лока. Лео выглядел афроамериканцем — по крайней мере, таким было его человеческое тело. Пронизывающий взгляд сержанта заставлял нас заикаться. Своим проворством он напоминал брейк-дансера и обладал такой силой, что мог крошить пальцами камни, которые мы едва могли поднять обеими руками. Под словом «мы» я подразумеваю шестерых новых рекрутов группы. Мой нынешний приятель Сэм был одним из ветеранов команды. В ту пору я даже боялся смотреть в его сторону. Мы стали бойцами «Арфы» — отряда ответного удара (сокращенно ООУ), одного из подразделений дивизиона «Лира», — названного в честь небесного созвездия. Неформально нас дразнили «арфистами».

Поймите меня правильно: нас, новичков, обучали не так, как армейских парней. Конечно, мы тоже преодолевали препятствия и стреляли из оружия, но это была лишь малая часть нашего курса молодого бойца. Как будущие ангелы возмездия, мы прежде всего изучали демонов Оппозиции — их привычки, сильные и слабые стороны, методы, с помощью которых они терзали невинных людей на земле, и наши способы противодействия их козням. Я уже говорил вам, что земля являлась общей территорией для сил Небес и Ада. Здесь всегда сохранялся показной нейтралитет, хотя мы знали, что под этой маской творился полный беспредел.

Поскольку мне приходится сокращать довольно длинную историю, я вкратце скажу, что учился быть бойцом ударной группы, состоявшей из двадцати пяти единиц — двух дюжин мужских и женских особей плюс нашего командира. Сэм (Сэммариэль, как мы называли его тогда) был одним из двух капралов Лео Локи. Честно говоря, мы боялись его, как черта. Он всегда использовал крупные тела и выглядел, словно Джек Демпси или какой-то другой боксер-тяжеловес — крепкие мускулистые руки и большой массивный торс. Он говорил медленно, думал быстро и заставлял нас извиваться от чувства вины лишь за пару плохих слов. Позже я понял, что он с такой же легкостью мог побуждать людей к смеху. Вплоть до последнего момента я не знал, что к моменту нашей первой встречи он уже подумывал о перемене карьеры. Возможно, поэтому (то есть вполне осознанно) он спаивал до смерти свои плотские тела.

После полутора лет обучения нас привлекли к практической работе — к ответным ударам по Оппозиции. Мы корректировали ситуации, которые приобретали плохие очертания, и без лишнего шума посылали другой стороне понятные и четкие сообщения о том, что не потерпим их провокаций. Я не знаю, чем занимались другие ООУ, но наша Лира имела строго карающую специализацию.

Восемь следующих лет (по земному времени) я действовал как ангел мщения. Можно сказать, что некоторые задания были интересными и веселыми, а остальные девяносто с лишним процентов приходились на опасные и отвратительные миссии. Наша зона боевых операций (как и моя нынешняя адвокатская работа) в основном ограничивалась территорией Сан-Джудас, хотя иногда нас посылали в другие регионы — к Тихому океану по другую сторону гор или в соседние части Северной Калифорнии. Божье возмездие не имело пределов, поэтому не было разницы — одна страна или две. Так обычно говорил Лео Лока. А вот еще одна его любимая фраза: «Тупее ангелов бывают только те придурки, которые считают, что вас можно чему-то научить». Он был хорошим человеком, когда не ругал людей за глупые поступки — но в остальное время нам хотелось буквально испариться от стыда и смущения. Интересно, осталось ли что-то от его души? Как было бы здорово однажды встретить его на высших уровнях Небесного города.

Я не могу рассказать вам, из-за чего покинул «Арфу» — фактически у меня не сохранилось воспоминаний об этом. Просто как-то раз я очнулся в госпитале ООУ. В ту пору мы выслеживали особо мерзкую банду наркоковбоев. Лео говорил, что они действовали под «крышей» Оппозиции и контролировали большую часть Белле Хэйвен и Рэйвенсвуда. Сэм, навещавший меня в госпитале, рассказал, что я попал в засаду. Двух ангелов, которые были со мной в разведгруппе, разорвало взрывом на куски. Меня, израненного и оглушенного, бандиты отвезли на свою базу — очевидно, для допросов. К тому времени, когда Сэм и наши ребята захватили их логово, я находился в руках противников три дня. Мое человеческое тело было истерзано до смерти. Парни доставили меня в лагерь, где мне быстро предоставили новую телесную оболочку. Но после этого я долгое время не мог вернуться в нормальное состояние. Иногда Ад наносит не только физический ущерб. Теперь вы понимаете, почему размышления о последних часах Трававоска так сильно подействовали на меня? Вот то-то же!

В любом случае мои боссы решили, что я больше не могу работать в «Арфе». Несмотря на мои просьбы, они планировали перевести меня в Небесный город для переобучения и окончательного исцеления. Но мне нравилась земля, и я не хотел покидать Сан-Джудас. Здесь я чувствовал покой, который не находил на Небесах. Кто-то из парней услышал о моих поисках работы и рассказал мне, что имеются вакансии для адвокатов. Так у меня появились новые друзья и коллеги. Позже я несколько раз встречался с Лео. Он иногда захаживал в «Циркуль». Мы шутили и вспоминали былые дни. О своей текущей работе он ничего не говорил — этого требовали правила. С Сэмом мы тоже дружили, хотя и не так крепко, как в последнее время. Однажды он сообщил мне, что Лео погиб.

Я не знаю всех подробностей. Мне не хотелось их выяснять. Возможно, я уже упоминал, что меня огорчила не сама его смерть — в ней не было ничего удивительного, так как он выполнял опасные миссии. Мне не нравился тот факт, что его не смогли воскресить. Некоторые ангелы предполагали, что Лео обзавелся врагами наверху. Никто из моих коллег не хотел верить в такую возможность, потому что… С какими бы перспективами мы тогда остались?

Вскоре после смерти Лео мой друг Сэм уволился из «Арфы» и перешел работать в адвокаты. Он сказал мне, что давно уже подумывал об этом — еще до того, как меня списали в инвалиды. Потеря командира стала для него последней каплей. Он мог бы привести и другие причины, но постеснялся говорить о них из-за специфических деталей. Сэм лишь сказал, что несколько последних заданий были очень плохими. Хуже, чем те, в которых я когда-либо участвовал.

Ладно, наверное, я уже ответил на некоторые ваши вопросы. Теперь вы знаете, где я познакомился с оружейником Орбаном, нейтральными информаторами и другими мутными личностями. Думаю, вы уже поняли, почему я хотел быстрее выбраться из той кутерьмы, в которую меня засосало.

* * *

Я ехал в западном направлении по Камино Рил, разыскивая новый мотель (клерки меньше обращают на вас внимание, если вы появляетесь у них в дневное время). Карнавальные баннеры и декорации уже развевались не только на центральных площадях, но и по всему городу. Когда зазвонил телефон, я взглянул на определившийся номер. Он был незнакомым.

— Алло? — сказал я.

— Высший класс! Я рад, что дозвонился, мистер Бобби! И что нашел тебя еще живым!

Это был Фокс — возбужденный жучок-альбинос.

— Проклятье! Откуда ты узнал мой номер?

Он только похихикал.

— Нет времени для объяснений, Доллар-бой! Ты хотел встречу? Большой аукцион? Чтобы ставки были правильными? Широкую аудиторию? Это все уже готово!

— И когда мы встретимся?

— Завтра. В полночь.

Он пропел обрывок мелодии, который я не узнал.

— Обязательно приходи, мистер Бобби!

вернуться

20

Командир небольшого отряда воинов (греч.).

53
{"b":"222092","o":1}