ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 2

МОЯ УДАЧНАЯ НЕДЕЛЯ

Я уже знаю, какие вопросы вы хотели бы задать. Вот ответы на них.

1. Да, ангелом быть интересно.

2. Нет, я не встречался с Богом. Пока не встречался.

3. Я не могу сказать вам, какая религия правильная. Дело в том, что это до сих пор не выяснено.

4. Если вы хотите узнать, на что похожи Небеса… то составьте мне компанию, и я все объясню вам по ходу истории.

Прежде всего, Небеса… очень сложные. Это не просто замок на облаке или какой-то райский сад. Небеса огромные, хотя и состоят из одного мегаполиса — Небесного города. Он окружен Полями, по одному на каждую страну. Поля тянутся во всех направлениях — по виду, бесконечно. Покатые холмы, луга и даже леса, населенные душами людей. Как мне всегда говорили, эти души забирались с Земли для вечной и хорошей жизни. Но если вы спросите их о земном существовании, они скажут вам, что ничего не помнят — как и я о моей доангельской жизни. Они здесь просто счастливы.

Обычно, когда вас вызывают наверх, вы возноситесь прямо в Небесный город. Вы не идете, как делаете это на Земле, и даже не летите. Не все так просто. Даже само понятие «город» может ввести вас в заблуждение. Бывают времена, когда он действительно напоминает мегаполис. Глядя на башни, парковые зоны и сверкающие аллеи высоко над головой, вы смутно понимаете, насколько он велик. Куда бы вы ни шли, вас окружают ослепительные фигуры. Словно огни миллионов машин на загруженной, но абсолютно безопасной трассе. И каждая из таких фигур является ангелом. Где-то в центре этой безбрежности, в месте, которое вы не можете разглядеть, хотя и знаете, что оно там имеется — будто сияние на краю вашего зрения, воображения и чувств, — располагается Империй, внутренний район Небес, где, по слухам, обитает Всевышний.

Наверное, не нужно говорить, что вход туда возможен только по приглашению.

Естественно, все вышеперечисленное даже и близко не подводит вас к тому, как выглядят и воспринимаются Небеса. Вы помните Электрические парады, которые проводятся по вечерам в Диснейлендах? Со всеми их сияющими огнями и танцующими сказочными персонажами? Прибавьте к ним сильное лихорадочное состояние, которое каким-то образом заставляет вас чувствовать себя уютно и радостно, и вы получите небольшое сходство с пребыванием на Небесах. Это такая уютная радость, что любые вопросы кажутся вам слишком хлопотными.

Уточняя последнюю фразу, я должен сказать, что некоторые из нас все-таки задают вопросы. К примеру, у меня скопилась куча нелегких вопросов, но я в основном задаю их самому себе.

Имеется еще одна проблема: все, что вы воспринимаете на Небесах — виды зданий, наряды горожан и беседы с другими ангелами, — постепенно ускользает из вашего ума при возвращении на Землю. Наверное, я разочарую вас, но любая попытка описания Небесного города является нелепым занятием, потому что ко времени вашего возвращения он уже не будет тем же самым (при условии, если впечатления о нем были получены действительно вами). Нечто подобное происходит, когда вы вспоминаете детали сна. Но, поднимаясь в «хозяйский дом», как Сэм называет Небесный город, вы всегда попадаете в нужное место. То есть там вы знаете, где находитесь, и адекватно понимаете все, что происходит вокруг вас. Хотя, если позже вы попробуете нарисовать карту квартала или района, у вас ничего не получится.

Я не думаю, что ангелы на Небесах тревожатся подобными явлениями — во всяком случае, не так, как я. Фактически кроме нескольких моих друзей на Земле остальные наши соплеменники считают, что интерес к небесному мироустройству граничит с предательской неблагодарностью. Но мое любопытство не дает мне покоя. Очевидно, таким меня сделал Всевышний.

Поймите мои слова правильно. Мне нравятся Небеса, и мне нравится быть ангелом. Я не признаю другой альтернативы — тем более что обсуждаемые нами временные рамки равнозначны вечности.

* * *

Давайте для краткости скажем, что следующее действие происходило в калифорнийской башне североамериканского комплекса зданий, где находился офис Темюэля. Однако помните, что, называя структуры Небесного города «зданиями» и места в таких структурах «офисами», мы снова грубо упрощаем эту странную, сияющую и непостоянную реальность. Темюэль был особым архангелом — моим контролером, как вы, возможно, определили бы такую должность. Поскольку я работал в департаменте дольше его, он не мог претендовать на звание моего наставника. Понимая сложившуюся ситуацию, он старался избегать всяких «боссовских» штучек и вел себя с нами как «старший товарищ» — особенно со мной, Сэмом и другими ветеранами. Мы не возражали против этого. Всегда хорошо, когда каждый знает свое место или, по крайней мере, думает, что знает.

У него было прозвище, которое мы не говорили ему, — у слова «Мул» очень мало хороших значений. На самом деле мы не испытывали к нему неприязни. Он был нашим боссом и архангелом в придачу, а на таком перегное трудно вырастить привязанность. Верховные ангелы слишком далеки для дружеского общения — даже столь доступные, как Темюэль.

— О, ангел Долориэль! — сказал он с напускным весельем, когда я возник в его кабинете.

(Глядя на небесных ангелов, вы не можете судить наверняка об их половой принадлежности. Ко многим из них подходят местоимения «он» или «она». Другие «оно» совмещают в себе оба пола. Но некоторых — ничего личного с моей стороны — можно называть только «существами».)

— Бог любит тебя. Как дела в Джуде?

Если что-то и заставляет жителей Сан-Джудас кривить рты и хмурить брови, так это ситуации, когда люди, ни разу не бывавшие в нашем городе, называют его «Джуд». Но я уже чувствовал принудительную радость Небес, которая проникала в меня щекочущими пузырьками. Поэтому я постарался соответствовать общему настроению.

— Привет, шеф. Думаю, что дела идут прекрасно. Конечно, «Гиганты» провели последний год, как дворовая команда. Словно они никогда не слышали о выигрышных позициях. Да и левого подающего они использовали слишком часто. Но не будем огорчаться. Весенние тренировки уже начинаются. Поэтому наша надежда не угасает.

Иногда я говорю о «Гигантах» только для того, чтобы позлить людей, которые не разбираются в игре. Это один из самых замечательных аспектов бейсбола.

— Кстати, говоря о тренировках, — добавил я. — Сэммариэлю дали стажера.

— Молодого Харахелиэля, — кивнув, ответил архангел. — Он уже успел показать себя?

— Да, как свинья в бикини. Но я верю, что однажды он чему-то научится.

Или снова начнет открывать рот в неудачное время, после чего нам придется рвать когти из Джуда или идти с понижением в Чистилище, где мы целую вечность будем делать внушения исправляющимся грешникам.

— Прошу прощения за вопрос. Откуда он взялся?

Яркий лик Темюэля немного затуманился. Он приподнял сияющую руку и неопределенно покрутил пальцами в воздухе.

— Я думаю, из Залов записей. Его перевели к нам по просьбе одного из верховных ангелов.

В его фразе было так много намеков, что я от испуга не нашел, что сказать.

— На самом деле я как раз и хотел поговорить с тобой об этом, — продолжил Мул.

— О чем? Извините, не понял.

— О новеньком. О стажере, которого поручили Сэммариэлю. Я хотел бы, чтобы ты присматривал за ним.

Это была очень странная просьба. Как мог кто-то — пусть даже архангел — интересоваться таким дохлым сурком, как Клэренс?

— Босс, разве присмотр за новичком не входит в обязанности Сэма? Ведь это он его наставник.

В воздухе снова сверкнул неопределенный жест.

— Да, конечно. Но иногда Сэммариэль не замечает тех тонкостей, которые улавливаешь ты. Вот почему я прошу тебя, Долориэль. Присматривай за парнем.

Обычно, когда контролер говорит вам нечто подобное, вы должны чувствовать гордость. К тому же вы находитесь на Небесах, что удваивает вашу радость. Но даже накачанное по уши счастьем, мое тело трепетало от тревоги.

7
{"b":"222092","o":1}