ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Конечно, тут имелся и третий вариант: у меня могла развиться болезнь мозга — точнее, той его части, которая отвечала за логику и память. Я серьезно не рассматривал такую возможность, потому что в последние дни меня фактически оставили без поддержки Небес. Я был вынужден полагаться только на собственные силы. Мой лучший друг находился в госпитале, любимый бар лежал в руинах, а боссы злились на меня и уже подумывали о наказании. Если бы я перестал доверять своим суждениям, это перечеркнуло бы все мои усилия.

* * *

Утренний свет просачивался сквозь жалюзи полуподвальной спальной Клэренса. Он говорил, что арендует ее, но она выглядела, скорее, как комната, которую родители подготовили для приема взрослого сына. Забавная (и начисто вытертая от пыли) модель биплана свисала с потолка на почти невидимой нити. На стене висел постер с командой «Гигантов». Книжный шкаф был забит спортивными журналами, путеводителями и книгами с научной фантастикой. Даже кровать, где ныне покоилось необитаемое тело Клэренса, наверняка когда-то принадлежала подростку. Одеяло украшал логотип детской баскетбольной команды, которая несколько лет назад была расформирована спортивным комитетом.

Хотя душа Клэренса по-прежнему оставалась на Небесах, его тело не выглядело мертвым. Наши умельцы побеспокоились о полной натуральности. Парень ворочался во сне, похрапывал и издавал другие звуки (вы сами знаете, о чем я говорю). Мне оставалось лишь ждать, когда он проснется. Во время этой вынужденной паузы я обдумывал все странности, случившиеся со мной в «хозяйском доме». Постепенно мне вспомнилось желание запомнить некую идею: что помимо меня могли быть другие ангелы, не доверявшие начальству. Но, как часто случалось со мной при возвращении с Небес, эта мысль уже не казалась мне столь важной. Тем не менее я размышлял над ней, пока слушал храп Клэренса.

Мне хотелось позвонить Казимире. Последние сутки я много думал о графине, но не знал, как рассказать ей о своих чувствах. Проклятье! Я даже не знал, какими были мои чувства. На самом деле они у меня имелись — очень теплые и значимые. Однако это тоже порождало проблему — мне не полагалось любить кого-то из Оппозиции.

Заметив, что веки Клэренса начали с трепетом открываться, я громко спросил:

— Где мой кофе?

Он застонал:

— Перестаньте, Бобби! Дайте мне одну минуту!

— Минуту? Нет уж, ангел, извини. Я уже полчаса лежу здесь, ожидая твоего пробуждения и слушая, как ты сопишь, словно астматический бассет. Ты должен провериться у врачей. Вдруг у тебя сонное апноэ. Иногда мне казалось, что ты пытался проглотить язык.

— Правда?

Он встревоженно сел на постели.

— Нет, но я рад, что твое сердце забилось в груди. Приготовь мне кофе, и затем я выслушаю рассказ о твоих находках в архивах.

— Вы задница, Бобби.

— Просто делай святую работу и слушайся старших товарищей.

Мы направились на кухню, где Клэренс нашел нечто похожее на «Френч пресс». Напиток получился черным и крепким.

— Вы сильно разозлитесь, если я скажу, что мне не удалось полностью выполнить ваше задание? — спросил стажер.

— Все будет зависеть от результата. Рассказывай.

Он выглядел как новобранец, которому грозил месяц дисциплинарных работ.

— Я нашел записи только на Патрилло. По остальным именам ничего не было.

— Точно?

Я бросил на него строгий взгляд, но на самом деле остался доволен. Он прошел проверку, подтвердив мои догадки о списке имен. Хосе Мария Патрилло — глава христианского благотворительного общества, называемого Фондом шестого ангела, — был единственной персоной, чья имя не имело отношения к списку таинственных лиц, связанных, по мнению Жировика, с Обществом волхвов. Я предполагал, что Клэренс не найдет никаких записей на Хабари и его подельников. Значит, их имена были псевдонимами.

— Неужели, парень, ты вообще не нашел на них никакой информации? Может быть, до Небес дошли какие-то слухи или косвенные данные?

— Архивы так не функционируют.

Похоже, он был расстроен моими сомнениями. Стажер не знал, что я ожидал такой результат. Меня вполне устраивало полученное подтверждение. И еще я улучшил свое мнение о правдивости Клэренса, хотя по-прежнему считал его возможным доносчиком.

— Залы записей не похожи на интернетовские поисковые системы, — пояснил стажер, посматривая на мою разочарованную физиономию. — Там информация собирается на реальных людей. Я без труда нашел все сведения о церковном звонаре Патрилло, но остальные имена — Хабари, немцы и англичане — на них не было заведено архивных дел. Они не числятся среди живых или живших на грешной земле.

— То есть они используют вымышленные личности. Только не смотри на меня так. Охлади свои реактивные двигатели. Я верю всему, что тебе удалось найти. И вряд ли кто-то другой смог узнать бы больше, чем ты…

Мне пришлось прерваться, потому что в кухню зашла Шейла — хозяйка (суррогатная мама) Клэренса. На ней были тапочки и темно-зеленый домашний халат.

— Доброе утро, Харрисон, — пропела она, переступая порог.

Увидев меня, она настолько удивилась, что замерла на месте.

— О! Твой друг остался у нас на ночь?

Шейла тут же сконфузилась, посчитав свой вопрос нежелательным вмешательством в приватную жизнь своего постояльца.

— Да, мэм, — весело ответил я. — Мы припозднились, играя в Твистер, поэтому я прилег на полу у Харрисона.

Я повернулся к Клэренсу, который, подавившись, разбрызгал кофе на скатерть стола.

— Ты в порядке, милый?

— Твистер? — с сомнением спросила женщина.

— Это карточная игра. Вариант «Двух любовников». Надеюсь, вы не против, что я провел у вас ночь. Было уже поздно возвращаться домой.

— Конечно, не против, — нахмурившись, ответила она. — Хотите завтрак, мальчики?

— Он хочет, — сказал я, поднимаясь на ноги. — А мне пора на работу. Увидимся, Харрисон. Спасибо за игру.

Клэренс выглядел так, как будто хотел натравить на меня адского галлу.

* * *

Я знал лишь часть причин, по которым Элигор послал за мной своего ручного монстра. Мне было известно, что он подозревал меня в хранении похищенного у него пера. Но почему Трававоск назвал ему мое имя? И для какой роковой сделки предназначалась эта золотая вещь? Помимо прочего, мне не нравилось большое количество совпадений. Во-первых, Трававоск, Казимира, Элигор и я оказались вовлеченными в ситуацию с исчезнувшими душами. Во-вторых, нас связывало похищенное перо. В-третьих, все неприятности, как ни странно, произошли в один и тот же день. Фактически я полагал, что именно перо запустило в действие всю кутерьму с пропавшими душами. А началась она со смерти Эдварда Уолкера. Мне так же хотелось понять, для чего похищались души и были ли они случайными жертвами. Если их выбирали наобум, почему Уолкер стал первым из них и по какой причине его так часто навещал Хабари? На кого работал этот преподобный? На похитителей душ или людей, противодействовавших похищениям?

Оказалось, что Хабари и его помощники, возглавлявшие группы «волхвов», использовали вымышленные личности. Этот факт еще больше усилил мою веру в тесную связь между пером Элигора и пропадавшими душами. Я пока не знал, кто являлся автором великого захвата человеческих душ, но след имущественных документов, который вел к великому князю, предполагал, что он пытался скрыть свою роль в возникшем апокалипсическом бунте. Это привело меня к следующему этапу расследования: я должен был собрать сведения об исчезнувших душах и понять детали, которые их объединяли. Мне следовало ускорить ход развития текущей ситуации. Я не верил, что конференция между Небесами и Адом завершится принятием конкретных решений — не с таким количеством задниц, нуждавшихся в прикрытии. Скорее, делегаты начнут затягивать время и валить вину друг на друга.

Доехав до Камино Рил, я заскочил в небольшой кафетерий, достаточно заполненный людьми, чтобы не быть там единственным посетителем. Заказав поздний завтрак, я ознакомился со ссылками, которые Жировик прислал мне о душах, пропавших в Сан-Джудас (он использовал список, переданный мне Моникой). Я уже просматривал эту информацию, но с тех пор прошло несколько дней, и, значит, свежий взгляд мог уловить что-то новое.

78
{"b":"222092","o":1}