ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это понятно — любая обеспокоенная подруга на ее месте захотела бы знать, что между ними произошло или вот-вот произойдет, или, по крайней мере, изумленно присвистнула бы. Как раз этим лучшая подруга отличается от листовки, пропагандирующей безопасный секс.

Элли знала это, а потому, желая подразнить подругу, ответила ей так:

— Я же не полная дура, Иззи, так что, когда у нас кончились презервативы, я, чтобы не залететь, попросила его кончить мне в задницу.

Они встречались три месяца, после чего в первый раз поехали в отпуск за границу. И уже на второй день впервые поссорились. Причиной ссоры стало нижнее белье. Элли считала, что убирать грязные трусы с глаз долой является простым и разумным делом, Габриель же считал, что во время отпуска это не самое главное. Как и полагается первой ссоре, «Большие дебаты о трусах 2000 года» стали чем-то вроде притчи во языцех. Они вспоминали о ней на вечеринках или когда поддразнивали друг друга в семейном или дружеском кругу. Собственно, «Большие дебаты о трусах» стали для Элли и Габриеля тем, чем являлась песня «Yesterday» для группы «Битлз», то есть хоть и не самым великим их произведением, но, бесспорно, самым узнаваемым, благодаря которому их в первую очередь и помнят до сих пор.

На втором году их отношений Иззи вынуждена была признать, что эта связь не является кратковременным увлечением. А кроме того, они съехались и стали жить вместе после трехмесячного путешествия по Индии. Они даже сделали себе одновременно татуировки. Не одинаковые, конечно, — это было бы нелепо, — но тем не менее самые настоящие, несмываемые. В итоге Иззи, Сэм, Габриель и Элли начали иногда проводить время вместе. Так, однажды на Новый год они сняли коттедж в Уэльсе и провели там несколько дней, попивая замечательные коктейли, гуляя по продуваемым холодным ветром пляжам, играя в настольные игры и шарады. Беспокойство, которое Иззи испытывала по поводу союза Габриеля и Элли, в последующие годы несколько поутихло. Оно немного походило на скрытую под одеждой уродливую родинку. Как правило, о ней не помнишь и смотришь на нее только иногда, желая убедиться, что она никуда не делась, но, когда она попадается на глаза, это вызывает чувство сожаления, потому что наводит на мысль о собственном несовершенстве.

По меньшей мере два года Габриель и Элли вполне могли сойти за пару, которую можно часто видеть на рекламе бутылочного пива: там обычно изображают молодых мужчину и женщину приятной наружности, в льняных одеждах, в свободной, расслабленной позе. Однако шло время, им стало уже хорошо за тридцать, они все реже носили льняную одежду, Габриель начал лысеть, а попка у Элли стала… как бы это сказать… ну, менее подтянутой, что ли. После того как Элли в течение года исподволь пыталась забеременеть, а потом еще полтора года пыталась сделать это явно: измерение температуры, секс с ногами, поднятыми вверх, витаминные добавки, приход домой во время обеденного перерыва для занятий чисто механическим сексом, — они стали менее расслабленными. Иззи почувствовала, что они теперь ведут борьбу, ту самую, которую менее счастливые люди ведут с жизнью большую часть времени. Это чувство еще больше усилилось, когда Иззи удалось забеременеть от Сэма, как выразилась сама Иззи, не успела она стянуть с себя трусики.

Особенность Габриеля состояла в том, что у него в сперме было очень мало сперматозоидов. Как он недавно сказал удивленным гостям, пришедшим на званый обед, чтобы отпраздновать тридцатисемилетие Элли: «У меня так мало сперматозоидов, что я мог бы назвать всех моих головастиков именами героев сериала „Уолтоны“ да еще осталась бы неиспользованной парочка имен, например Джим Боб и Мэри Эллен». После четырех лет, в течение которых они, не теряя надежды, занимались сексом, доставлявшим сплошное расстройство, они обратились за помощью к науке, чтобы та научила их каким-нибудь новомодным трюкам. И наука занялась ими всерьез.

Добрых шесть месяцев они посещали бесплатную клинику государственной службы здравоохранения, где после бесконечных очередей и анализов убедились в том, что от нее не больше проку, чем от рояля в байдарке. После нескольких назначений дурнопахнущая русская старушка, называвшаяся доктором, сказала им:

— Увы, должна вас огорчить: вы двое не можете иметь детей. Рекомендую воспользоваться донорской спермой. У нас есть доступ к донорской сперме. — Это прозвучало так, словно она из-под полы торговала наручными часами в Сталинграде.

— А как насчет метода ИКСИ [28] — пробормотала Элли.

Люди, страдающие бесплодием, обычно сами стараются разузнать, как можно справиться с их проблемой, и Элли с Габриелем выяснили, что только при помощи такого метода и можно доставить сперматозоиды Габриеля, хоть и высококачественные, но имеющиеся в ограниченном количестве, к нетерпеливо ожидающим их яйцеклеткам Элли.

Русская докторша пожала плечами:

— Мы не делаем ИКСИ. Зачем вам ИКСИ? — И она с презрительной миной оглядела свой кабинет; Элли показалось, что старушка ищет, куда плюнуть.

— Вы не знаете, где можно сделать ИКСИ? — спросил Габриель.

— Так вы не хотите воспользоваться донорской спермой? — спросила докторша. — Очень хорошее качество.

Габриель и Элли поспешили выйти, не дожидаясь, когда докторша предложит посмотреть образцы, и в гневе решили, что настала пора обратиться к помощи платной медицины.

Поэтому последние несколько недель они посещали больницу при колледже Святой Екатерины, расположенную в центре Лондона. Здесь им понравилось куда больше. Здесь имелась приемная, и весьма прилично обставленная. При первом посещении Габриель так и сказал: «Люблю места, где полы застелены коврами».

Первый их визит к врачу прошел успешно. Самое удивительное в этой больнице было то, что, когда вы видели кого-то из медперсонала, вас непременно одаривали улыбкой и, когда вы вступали в разговор с сестрой в регистратуре, вдруг оказывалось, что она знает, как вас зовут.

— Здравствуйте, Элли, — сказала с улыбкой работница регистратуры. — Не хотели бы вы и…

— Габ. Габриель, — пришел ей на выручку Габриель.

— Не угодно ли будет вам и Габриелю пройти к доктору Самани? Он вас сейчас примет.

Доктор Самани был среднего возраста, высокий, по всей видимости, родом откуда-то с Ближнего Востока. Его редкие черные волосы заметно отливали рыжиной. На нем был дорогой костюм. Доктор сидел за дубовым столом и теребил пальцами губы. Когда Габриель и Элли вошли, он встал, пожал им руки и предложил сесть. Доктор догадывался, что они нервничают, но делал вид, будто этого не замечает, и разговаривал с ними будничным, деловым тоном:

— Насколько я понимаю, решение, предложенное вам в медицинском учреждении, с которым вы имели дело до сих пор, вас не устроило.

— Нам сказали, что решить нашу проблему невозможно, — сказал Габриель.

— Кто вам это сказал? Уборщица? — засмеялся доктор Самани.

— Доктор. Женщина.

— Дура эта ваша женщина. Дура в белом халате. Можно предложить много решений вашей проблемы, но мне кажется, что с учетом данных анализа вашей спермы, которые мне любезно переслал ваш врач, вам, мистер Белл, лучше всего подойдет метод ИКСИ. Могу я попросить вас оставить нам еще один образец вашей спермы? — И он жестом указал Габриелю на дверь.

Поджидавшая за дверью медсестра провела его в небольшую, обшитую деревянными панелями комнату, где стоял пластиковый стул, на котором находился небольшой контейнер для спермы и лежало несколько старых порнографических журналов. Нужно отдать ей должное, она ни разу не посмотрела ему в глаза.

Габриель принялся листать журналы. Там не было ничего по-настоящему эротического, но кое-что показалось ему довольно-таки забавным — например, ублажающая себя женщина, которая когда-то вполне могла быть участницей группы «Бакс Физз». Как Габриель ни старался, он никак не мог отделаться от песенки «Making Your Mind Up».[29] На следующей странице мужчина с курчавыми, как после химической завивки, волосами и торчащими, как рукоятки двуручной пилы, усами неубедительно обнимал блондинку с прямым пробором, веснушчатой кожей и синими тенями на веках. Габриель представил себе, как по другую сторону двери начинают выстраиваться в длинную очередь смущенные мужчины, а медсестра, в ведении которой находится мастурбационный кабинет, нетерпеливо ждет, когда ей можно будет отлучиться на обеденный перерыв, чтобы встретиться со своим бойфрендом, и, когда тот спросит, как у нее прошло утро, она коротко ответит: «Да приходил один странноватый тип, просидел в дрочильне полдня, а надрочил, лаборанты говорят, всего ничего».

вернуться

28

Метод ИКСИ (от англ. ICSI–Intra Cytoplasmic Sperm Injection) — введение сперматозоида в цитоплазму яйцеклетки. Процедуру ИКСИ обычно выполняют при мужском бесплодии, вызванном снижением качества спермы.

вернуться

29

Песня «Решись!» — победительница конкурса Евровидение-1981, для исполнения которой на конкурсе специально была создана группа «Бакс Физз».

14
{"b":"222093","o":1}