ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе не нужно этого делать, — вызывающе сказала она. Ее глаза лихорадочно блестели.

— Нет, нужно, по крайней мере, до того дня, когда твоя линия обороны рассыплется в прах, и ты дашь обещание выйти за меня замуж.

Он слегка встряхнул ее за плечи, его глаза загорелись неожиданным весельем.

— Это чертовски смешно. Такое впечатление, что мы поменялись ролями. Обычно именно женщина настаивает па свадебных кольцах, а не наоборот. А теперь поцелуй меня и скажи, что будешь скучать без меня до субботы.

Это было легко, потому что это было правдой. Труднее оказалось избавиться от навязчивой дурацкой мысли, что Энтони тоже настаивал на выжидательной тактике. И результатом этого было то, о чем она до сих пор не могла вспоминать спокойно.

Догадываясь, что ее присутствие на свадьбе Дрю Брента вызовет ненужный интерес, Диана долго размышляла над тем, что надеть. Не желая привлекать внимание, однако стремясь выглядеть наилучшим образом, она не собиралась тратить много денег на наряд, который не пригодится впоследствии. Погода в эти первые дни августа стояла жаркая, прогноз на выходные был хорошим, поэтому на следующий день Диана купила себе шляпу с широкими полями из крашеной соломки нефритово-зеленого цвета, чтобы надеть с льняным костюмом цвета слоновой кости, который был на ней в день первой встречи с Нортоном.

Диана приехала в Челтнем вечером в пятницу, отец встретил ее с радостью, она успокоила его рассказом о впечатлении, которое произвел на нее молодой Андреа Бартоли, и подтвердила, что с Китти все в порядке.

— А как ты, родная? — задал он вопрос, когда они пили кофе в саду, любуясь закатом. — Чья это свадьба? Это кто-нибудь, кого я знаю?

Диана рассказала ему некоторые подробности, и он был явно поражен сообщением, что жених — молодой человек из его любимой телепрограммы.

— Я познакомилась в Италии с его братом Нортоном, — пояснила Диана, чувствуя прихлынувшее к щекам тепло. — Мы с ним в довольно хороших отношениях. Он инженер-консультант.

— Должно быть, он к тебе замечательно относится, раз пригласил на свадьбу своего брата, — усмехнулся отец. — Ты собираешься когда-нибудь познакомить меня с этим Нортоном?

— Возможно, — ответила она, улыбаясь. — Но не сейчас.

— Все еще боишься обжечься во второй раз, Ди?

— Что-то вроде этого. — Она криво улыбнулась. — И, может быть, Нортон понравится тебе не больше, чем Энтони.

— Вряд ли меньше, девочка моя. А если именно благодаря этому Нортону твои глаза снова заблестели, я в любом случае буду предрасположен к нему по-доброму, — сказал отец, подмигивая ей. — Телефон звонит. Может, это твой новый друг беспокоится, приехала ли ты в Глостершир?

Отец оказался прав. Когда она взяла трубку, Нортон стал возмущенно спрашивать, какого черта она не позвонила ему, как только приехала.

— Я не подумала об этом, — честно призналась она. — В любом случае я увижусь с тобой завтра утром. Как ты? Судя по голосу, слегка с похмелья после прошлой ночи.

— Сейчас лучше, — ответил он. — Я не буду засорять твои уши описанием своего состояния сегодня утром. Слава богу, у Дрю хватило здравого смысла устроить это дело вчера, а не сегодня. Иначе приехала бы толпа бледных, стенающих гостей мужского пола. Должен признать, что у меня не было энтузиазма по поводу торжественного обеда.

— Так тебе и надо, — сказала Диана без тени сочувствия. — Я думала, у тебя больше благоразумия.

— У меня было гораздо больше благоразумия, чем у кого-либо другого, включая жениха, — возразил он.

— Тогда прими меры, чтобы он появился завтра в церкви в целости и сохранности!

— Это не моя забота. Это прерогатива шафера. Ты единственная, кто будет интересовать меня завтра, Диана Клеаринг. — Он понизил голос. — Я надеюсь, никаких сомнений насчет приезда нет?

— Перед свадьбой нервничает невеста, а не гости, — возразила она. — Я сказала, что приеду, значит, буду там.

На следующий день Диана с утра начала готовиться к ожидающей ее поездке, чтобы заранее прибыть к назначенной на полдень церемонии. Она давно не бывала в Хорслее, и отец сообщил ей, что по новому шоссе она доберется туда гораздо быстрее, чем по старой проселочной дороге, которую она смутно помнила. Она записала некоторые указания, затем пошла одеваться и, наконец, вышла к отцу, готовая к отъезду.

Генри Адаме откровенно любовался дочерью.

— Забавно, Ди, когда я долго тебя не вижу, я забываю, какая ты у меня красавица. Отличная шляпа, дочка! Ты будешь там самой элегантной из всех.

Диана благодарно улыбнулась отцу.

— Ты говоришь пристрастно, — сказала она, целуя его.

Он покачал головой.

— Ты превратилась в очень красивую женщину, Диана. Я надеюсь, этот парень, Брент, позаботится о тебе.

— Что может случиться со мной на свадьбе? — мягко возразила она.

— Я имел в виду другое, — недовольно сказал отец, и она улыбнулась, чтобы успокоить его.

— Я знаю, папа. Но не беспокойся. Это не такой человек.

Поскольку Нортон хотел отвезти ее обратно в Лондон на своей машине, Диана приехала в Челтнем поездом. Она отправилась в Хорслей на стареньком автомобиле отца со смешанным ощущением нервной дрожи и радостного ожидания предстоящего дня. День обещал быть чудесным: ярко светило солнце, синело небо. И очень скоро она снова увидит Нортона.

Она проехала около десяти миль, когда машина начала издавать странный звук. Диана едва успела съехать на обочину, как машина заглохла. Сняв шляпу и жакет, она открыла капот и увидела порванный приводной ремень вентилятора.

— Как не вовремя! — вырвалось у нее, и она в сердцах захлопнула крышку капота.

Диана пыталась сообразить, где находится ближайший телефон. Машины проносились мимо, но водители не замечали ее, либо делали вид, что не замечают. Она посмотрела на часы и застонала. У нее оставалось всего полчаса, чтобы прибыть вовремя, а она застряла, по меньшей мере, в десяти милях от Хорслея! В конце концов, позади нее остановился «рейнджровер», и из него выпрыгнула молодая женщина в брюках для верховой езды.

— Я могу помочь?

Глаза Дианы вспыхнули.

— У меня полетел приводной ремень вентилятора, а я еду на свадьбу. Вы не могли бы позвонить откуда-нибудь с дороги в ближайший гараж и попросить, чтобы они прислали помощь?

— Я сделаю лучше, — весело сказала девушка. — У меня телефон в машине. В двух милях отсюда есть гараж. Меня там знают. Я позвоню им прямо сейчас.

Благослови бог моего доброго самаритянина, думала Диана, наблюдая, как девушка, забравшись в машину, говорит по телефону. Незнакомка победно подняла вверх большой палец, крикнула: «Через двадцать минут!» и, помахав рукой, уехала.

К моменту, когда прибыла помощь, прошло полчаса, которые показались Диане вечностью. Она представляла себе реакцию Нортона на ее отсутствие. Прибывший механик подтвердил ее диагноз насчет приводного ремня и, узнав о свадьбе, заменил его с похвальной быстротой.

Диана проехала оставшиеся до Хорслея десять миль на предельной скорости, пока не увидела церковный шпиль. Она припарковала машину в конце длинного ряда других автомобилей, с минуту посидела спокойно, чтобы прийти в себя, затем подправила косметику на лице, надела жакет и водрузила шляпу под наиболее выигрышным углом. Натянув зеленые замшевые перчатки, Диана взяла сумочку и вышла из машины. Она направилась к толпе зрителей у церковных ворот, проклиная судьбу за свое опоздание. В детстве она всегда ужасно боялась опоздать в церковь или в школу, и отголосок тех давних страхов заставил ее пульс биться чаще, когда она услышала хор и поняла, что церемония, должно быть, уже переместилась в ризницу, где молодые расписываются в регистрационной книге.

Решив, что уже слишком поздно входить внутрь, она осталась стоять, где стояла, и вскоре органная мелодия триумфального свадебного марша возвестила появление в дверях церкви новобрачных.

Ханна и Дрю Брент стояли рука об руку. Жених — с улыбкой от уха до уха, с упавшей на лоб прядью светлых волос, его невеста — спокойная и немного бледная, в облаке воздушной вуали, но с таким светом в глазах, что Диана ощутила комок в горле. Да, подумала она, именно такой и должна быть свадьба.

26
{"b":"222095","o":1}