ЛитМир - Электронная Библиотека

Выпорхнувшая из церкви стайка подружек невесты, одетых в розовый шелк, окружила счастливую пару, следом появились остальные участники церемонии. Поверх голов она увидела, что Нортон отыскал ее взглядом, его глаза сначала вспыхнули, а затем сузились в сердитом вопросе. Она виновато пожала плечами и затем внезапно оцепенела при виде женщины, которая по-хозяйски взяла Нортона под руку, как только фотограф начал расставлять всех для официальной фотографии. Спутницей Нортона была блондинка в серо-голубом шелковом костюме, фасон которого подчеркивал каждый изгиб ее тела, и легкомысленной маленькой шляпке с вуалью, нависавшей над глазами, которые, как заметила даже с такого расстояния Диана, были того же цвета, что и костюм.

Фотограф попросил невесту поцеловать жениха, чтобы увековечить этот момент на пленке, и это послужило сигналом для всеобщего обмена поцелуями. Блондинка пригнула вниз голову Нортона и запечатлела очень долгий поцелуй на его губах под дружный свист жениха и других гостей мужского пола.

Диана стояла в стороне, чувствуя себя, как ребенок у недоступной витрины кондитерской. Она увидела, что Нортон ищет ее глазами, и отступила в тень тисового дерева, но минуту спустя он уже пробрался сквозь толпу гостей и подошел к ней:

— Что случилось, черт побери? — без церемоний задал он резкий вопрос.

— По дороге сюда у меня порвался приводной ремень вентилятора, — объяснила она. — Я только что приехала. Но ты, кажется, не скучаешь без меня.

Несколько мгновений он смотрел на нее в сердитом молчании.

— Я волновался!

— Я ничего не могла сделать, — огрызнулась она, горя желанием узнать, кто эта блондинка, но готовая скорее умереть, чем спросить.

Неожиданно из толпы гостей стали выкликать имя Нортона.

— Еще один чертов фотограф, — свирепо сказал он и жестко посмотрел на Диану. — Не уходи. Я сейчас разделаюсь с этим, вернусь к тебе, и мы сможем выбраться отсюда.

— Но ведь тебя хватятся на приеме? — удивленно спросила она.

— Разумеется, — нетерпеливо ответил он. — Я имел в виду, что мы можем поехать к дому Ханны окольным путем, чтобы побыть немного вдвоем перед тем, как я подвергну тебя всей этой процедуре представления…

— Нортон! — заорал его брат. — Мы ждем, давай быстрей.

Подавив готовое сорваться проклятие, Нортон взглянул на Диану, затем резко повернулся и присоединился к семье для групповой фотографии. Диана видела, как блондинка взяла Нортона под руку, фамильярно улыбаясь ему, и, приподнявшись на цыпочки, прошептала что-то на ухо.

Господи, помоги мне, я ревную! — в панике подумала Диана и, стараясь не привлекать внимания, двинулась по направлению к церковным воротам. Она проскользнула сквозь них, улыбнувшись группе зрителей, ожидающих снаружи, и медленно пошла к машине отца, горько сожалея, что согласилась сюда приехать. Не успев дойти до машины, она услышала позади себя шаги и, обернувшись, увидела настигшего ее Нортона. С лицом, как грозовая туча, он схватил ее за запястье.

— Убегаешь? — спросил он.

— Нет. Я просто решила остаться в стороне, пока у тебя не найдется время для меня.

— Время для тебя? Я вернулся так быстро, как смог. Не забывай, это свадьба моего брата!

— О да, я помню! Но я не должна была соглашаться приехать сюда. Я говорила тебе, что свадьба — не место для посторонних.

— Я не знаю здесь и половины людей, — раздраженно сказал он. — Если бы ты приехала вовремя, ты была бы со мной с самого начала, и не несла бы всю эту бессмыслицу насчет посторонних.

Он потянул ее за руку к своей машине.

— Пойдем. Уедем отсюда. Нас не хватятся в течение получаса. Все будут слишком заняты взаимными поцелуями, чтобы пересчитывать гостей по головам.

— Здесь уже было очень много поцелуев, — сдержанно сказала она. — Я видела тебя в нежных объятиях роскошной блондинки.

— Роскошной блондинки? — тупо переспросил он, открывая перед ней дверцу машины, затем насмешливо улыбнулся и вкрадчиво спросил, трогая машину с места: — Ты ревнуешь?

— Конечно, нет! — сказала она, высоко подняв подбородок. — Если помнишь, я говорила тебе, что чувство ревности мне не знакомо.

— Действительно, говорила. — Он бросил беглый взгляд на ее профиль. — Я помню все, что ты мне говорила.

— Это не трудно, — холодно сказала она. — Мы не так долго знакомы.

— Достаточно долго.

Он протянул руку и коснулся ее руки.

— Ты замечательно выглядишь сегодня, Диана.

— Это чудо, что я не испачкалась в машинном масле, — заметила она.

Нортон расспросил ее о происшествии, нахмурившись, когда она едким тоном сообщила, что за рулем единственной машины, остановившейся, чтобы предложить помощь, была женщина.

— То есть тебе не везет сегодня с мужчинами, — шутливо заметил он.

— Вовсе нет. Я очень признательна механику, который заменил приводной ремень, несмотря на его снисходительный тон, которым он подтвердил, что я была права насчет причины поломки.

Проехав около двух миль, Нортон свернул в узкий проезд, идущий вдоль опушки леса, и остановился перед закрытыми воротами.

— Ну, — сказал он, повернувшись к ней, — в чем дело?

Диана смотрела на него, думая, как впечатляюще он выглядит в официальном темно-сером костюме.

— Ни в чем, кроме огорчения из-за этой поломки. Я ненавижу опаздывать. Мне жаль, что я не присутствовала на свадебной церемонии Ханны и Дрю.

— Единственная свадьба, на которую ты не должна опаздывать, это наша, — сказал Нортон со значением и прищурил глаза, заметив, как она сразу замкнулась в себе. — Но я не собираюсь вступать сейчас в спор по этому вопросу. Я бессилен сделать что-либо в данных обстоятельствах.

— И в любых других обстоятельствах!

Глаза Дианы вспыхнули, ярко-зеленые в тени полей шляпы.

Он схватил ее за руку.

— Диана, я уже говорил тебе, что хочу, чтобы ты была моей. Ты могла бы уже привыкнуть к этой мысли.

Разозленная его самоуверенностью, она выдернула руку.

— Как я понимаю, для того, чтобы получить удовольствие в твоей постели, я по твоему непреклонному настоянию должна выйти за тебя замуж. В наше время это в высшей степени нелепо. Я против ультиматумов, так что ничего у тебя не выйдет.

Нортон уставился на нее с застывшим, как маска, лицом. Диана почувствовала, что ее злость проходит. Сейчас она продала бы душу, лишь бы взять свои слова обратно. Они повисли в воздухе между ними, и она никак не могла подобрать подходящих выражений, чтобы объяснить, что вовсе не имела в виду того, что сказала.

— Если, — выговорил он, наконец, — ты в состоянии появиться на некоторое время на приеме, я буду очень признателен. О тебе было объявлено заранее, и я не хочу в такой день заниматься выдумыванием оправданий твоего отсутствия.

Диана сглотнула слюну.

— Конечно. Я не хочу никого оскорбить.

— Ты смогла одурачить меня! — сказал он горько и завел мотор.

Чтобы выехать на улицу, Нортон дал задний ход, повернувшись к заднему стеклу. Его лицо оказалось совсем близко от лица Дианы, так что она могла разглядеть каждую морщинку, ощутить запах и тепло его кожи. Диана непроизвольно сжалась. Нортон стиснул зубы.

— Потерпи полчаса, и можешь уезжать, — сказал он холодно.

Родители Ханны жили в старом фермерском доме, окруженном двумя акрами земли, отведенной под сад. Столы для свадебного завтрака были накрыты под навесом на террасе, везде были цветы — вдоль дорожек, на клумбах и на каждом столе. Нортон помог Диане выйти из машины.

— Земля сухая, — сказал он, бросив беглый взгляд на ее изящные туфли. — Все должно быть в порядке.

— Конечно, — тихо сказала она и пошла вместе с ним к толпе, окружившей невесту и жениха, которые стояли в центре лужайки.

— Нортон, — заорал Дрю Брент. — Где тебя черт носит?

— Я вез Диану другим путем, чтобы дать вам время приехать первыми, — сказал Нортон с улыбкой, не затронувшей его глаз. — Ханна, Дрю, могу я представить миссис Диану Клеаринг?

Диана увидела, что ее статус замужней женщины, лишь слегка подчеркнутый, не остался незамеченным.

27
{"b":"222095","o":1}