ЛитМир - Электронная Библиотека

- Не только поэтому. - Он застыл на месте, отказываясь отпускать меня. - Чего ты не говоришь мне?

Я выскользнула из-под него и успокоилась. Мертвые звали. Так тепло и сладко. Коса в моей кобуре была не так терпелива. Она жгла мое бедро через кожу и тонкий белый барьер моего платья.

- Я должна идти, - сказала я, мой голос был шепотом. - Мне жаль, если они вернутся. На самом деле, я... Но я не могу остаться здесь. Просто помни то, что я тебе сказала. Сохраняй спокойствие. Держи все под контролем.

Кэш осел против Бронко, смотря на меня.

- Это не закончено, Аная. Даже не близко.

Глава 13

Кэш

Мне пришел конец. Съежившись в углу ванны Эммы, окруженный тенями, такими густыми, что мне казалось, словно я сидел в туче чернил, прежде я не был настолько в чем-либо уверен. Я зажал голову между ног, пытаясь заглушить исходящие от них вонь и шум. Это не помогало. Они находились слишком близко, вокруг меня, повсюду. У самого уха послышалось шипение, и я потянулся, чтобы смахнуть его.

- Черт возьми! - Боль разразилась по моей руке, и я отдернул ее к груди. И словно почувствовав мою слабость, другая тень бросилась вперед, оборачиваясь вокруг другого предплечья, и аналогичная боль вспыхнула по моей коже. Ожог был настолько непривычный, пронзающий холодом, что я вскочил на ноги.

Два длинных красных ожога изуродовали обе мои руки, кожа покрылась волдырями и горела от боли. Твою мать! Мой взгляд переместился на лужу извивающейся тьмы подо мной, и я издал прерывистый вздох.

Аная сказала, они не могли мне навредить. Она солгала мне. Какого черта она бы мне соврала на счет этого?

- Да кончай ты уже с этим! - прогремел голос по ванной комнате. Тени рассыпались и ускользнули через треснувшее окно. Они скользили и ползли по кремового цвета плитке, пока не нашли лазейку в темном водостоке ванны. Ной схватил одну за шиворот, когда она в ярости попыталась укусить его за горло.

Его глаза были стеклянными и холодными, когда он сжимал ее до тех пор, пока она не заерзала и не завопила, не стала вырываться и извиваться под его пальцами. Черная, блестящая, липкая грязь растаяла на его запястье, и он ругнулся, прежде чем бросить ее на плитку, позволяя ей унестись прочь.

Ной проследил за тем, как она спиралью спустилась вниз по водосточной трубе, и потер запястье.

- Ну что ж... это было весело.

- Ты вернулся, - невыразительно сказал я, без особого интереса. Не имело значения, вернулся он или нет. Со мной здесь все было кончено. Все. Я оттолкнулся от пола ванной комнаты, и Ной сделал несколько шагов назад, чтобы предоставить мне свободное пространство, пока я внимательно изучал аптечку.

- Я человек слова, - сказал он, его голос стих, когда я раскрыл несколько флаконов с таблетками.

Выбор был не так уж велик, в основном здесь были лишь остатки антидепрессантов и болеутоляющих Эммы, но этого должно хватить. Я лишь надеялся, что Аная была готова, потому что пришло время покончить с этой темной дырой существования, в которую превратилась моя жизнь, вне зависимости от того, была она готова или нет. Если ее окончание было единственным выходом, то пусть так и будет. Что угодно должно быть лучше этого. Кто знает, может быть, я снова увижу папу. Возможно, мне выпадет шанс наладить с ним отношения.

Ной сделал шаг позади меня и осмотрел один из флаконов.

- Не возражаешь, если я спрошу, что ты делаешь?

Я сбросил пиджак и закатал рукава моей белой рубашки по локоть. Оперся ладонями о тумбу и уставился на свое жалкое отражение в зеркале. Черные волосы, которые обычно беспорядочными шипами торчали кверху, взмокли и прилипли ко лбу. Моя кожа казалась пепельной, по сравнению с белой рубашкой и красным галстуком. Папиным красным галстуком. У меня не было ни одного, поэтому пришлось порыться в его шкафу. Даже теперь, часами позже я видел, как они погружали его под землю, тяжелое и несправедливое чувство сдавило мое горло. И те глаза, темные и удрученные, полные боли, чьи, черт возьми, они были такими? Я не знал, кто был тот малый, который уставился на меня в ответ. Я лишь знал то, что не хотел им быть. Больше нет.

- Прости, Эм, - прошептал я, после чего поднес одну из открытых упаковок с таблетками ко рту.

- Воу! - Ной выхватил баночку у меня из рук, пропустив всего пару таблеток, упавших мне в рот; он сгреб рассыпавшиеся таблетки и те, что остались на тумбе.

Охваченный злостью, я толчком прижал Ноя к двери ванной комнаты. Мне редко приходилось драться, но я был готов надрать задницу тому, кто попытается остановить меня. Мертвому или живому.

- Это тебя не касается. Держись подальше отсюда. Не хочешь смотреть? Тогда убирайся к черту.

Серые глаза Ноя широко распахнулись, когда его взгляд метнулся к моему пальцу, прижатому к его груди. Он поднял руки в знак поражения.

- И что ты собираешься делать, если тени вернуться раньше нее?

Все, что касалось Анаи, ожидало меня по другую сторону большим знаком вопроса. Безответные вопросы.

По крайней мере, я знал, что значил для этих теней. Для них я был не более, чем пищей. В любом случае, со мной будет покончено. Ничего страшного не случится, если они доберутся до меня первыми. Я отошел от Ноя, и мои руки опустились по швам, боль превратилась в тупую пульсацию.

- Возможно, это то, на что я рассчитываю, - сказал я. Мое тело, казалось, не было согласно с таким планом. Страх наполнил мою грудь, а сердце стало пульсировать жизнью под моими ребрами, словно пытаясь убедить меня, что оно все еще могло биться.

- Понимаю. - Ной пристально посмотрел на меня, выглядя немного обеспокоенно. - Я правда понимаю тебя. Но я был там и говорю тебе, это не выход. Есть другой способ пройти через все это, Кэш. Лучший способ.

Я поднял подбородок, чтобы встретиться с ним лицом к лицу, чувствуя, как ком в горле опух до невыносимых размеров, пока я пытался убедить свой разум в том, что я делал. Мое внимание привлекли флаконы с таблетками, разбросанные по полу. Что если Эмма будет той, кто найдет меня, всего в нескольких шагах от того места, где она спала? Как это на нее повлияет? Сдавленный звук просочился сквозь ком, и я надавил ладонями на глаза.

- У тебя есть предложение получше? - Пожалуйста, скажи да. Пожалуйста, покажи мне, потому что я готов сделать что угодно.

Ной положил свои руки мне на плечи, и они оказались такими же холодными, как и я.

- Лучше, чем позволить тому ублюдку сверху и его жнецам сделать из тебя раба? Да, приятель. У меня есть что-то получше.

- Покажи мне, - сказал я.

Ной ухмыльнулся, а его хватка на моих плечах усилилась.

- Я уж думал, ты никогда не попросишь.

В моих венах появилось покалывание, гудящее под кожей, и свет вспыхнул вокруг нас. Мне казалось, будто я вот-вот вылезу из собственной кожи, оставив за собой крошечные кусочки Кэша разбросанные по всей ванной Эммы, но затем... мы больше не были в ванной комнате. Мое зрение погрузилось во тьму, и звук падающих капель отразился эхом позади меня. Я моргнул, осматривая окружающую обстановку. Нас окружали кирпичные стены, а под ногами был мокрый тротуар. Звук машинной сигнализации раздался вдалеке. Мы были в узком переулке. Холодный, влажный воздух взъерошил мои волосы, и я вздрогнул, почувствовав приступ тошноты, накативший на меня. Рука Ноя соскользнула с моего плеча, и он сделал шаг в сторону.

- Ты в порядке?

Я кивнул, согнувшись так, чтобы схватиться руками за колени, и уставился в маслянистую лужу, в которой я стоял.

- Меня тошнит.

Он тихо усмехнулся.

- Это нормально. Ты к этому привыкнешь.

Я выпрямился, сглатывая избыток слюны, и пристально посмотрел на него.

- Привыкну к чему? Скажи мне, что, черт возьми, происходит, иначе я не ступлю и шагу. Скажи мне, что ты такое?

Он кивнул, и легкий ветерок бросил светлую прядь его волос на лицо так, что она закрыла его глаз.

- Я - скитающаяся тень. - Он остановился и скрестил руки на груди. - Как и ты.

23
{"b":"222098","o":1}