ЛитМир - Электронная Библиотека

Аная оперлась рукой на мое плечо и вздохнула.

- Я говорила тебе...

Я взглянул на нее и сжал ее руку.

- Правда? Ты хочешь сейчас сказать мне «я же говорила»?

Она вздохнула и сделала шаг назад.

- Не важно.

- Где мы сейчас? В Аду? Не совсем уверен, как это могло стать хуже, чем то последнее место.

Аная посмотрела на меня, осматривая, потом подняла руку в воздух и закрыла глаза. Белый туман вокруг нас прильнул к ее пальцам, как кукольные нити, просто ожидая ее, чтобы сказать, куда идти. Небольшая улыбка подняла уголки ее губ, когда она провела рукой по воздуху, как будто вытирала окна. Туман растаял, облака рассеялись по ее команде. Я не мог отдышаться, когда увидел их. Пару огромных Золотых ворот, глаза Анаи светились против льдисто-голубого неба. Три большие лавандового оттенка Луны плавали в ярко-белых облаках. Успокаивающий гул вибрировал в воздухе, далеко разносясь вокруг. Она оглянулась на меня, и улыбка ушла с ее губ.

- Ты должен закрыть глаза и отвернуться, когда я поведу ее, - сказала она, потянувшись, чтобы схватить мертвую девушку за руку. Девушка не колебалась. Просто кусала свою нижнюю губу и прижималась к Анае, как будто не хотела ее отпускать.

- Что? - Я поспешил подняться на ноги. - Почему?

- Мои глаза выглядят такими именно по этой причине, - прошептала она. - Это место... оно не предназначено для того, чтобы его видели живые. Его чистота может сжечь тебя... ослепить тебя.

- Мой... - Я прочистил горло и уставился на ворота. - Мой папа там. Да?

Аная отвела взгляд и кивнула.

- Я хочу увидеть его. - Я сделал шаг вперед.

- Нет. - Аная прижала свою открытую ладонь к моей груди, чтобы остановить меня, и мои глаза устремились к теплому месту под моей рубашкой, где лежали ее пальцы. Я должен был глубоко вздохнуть, чтобы помешать моему сердцу биться настолько сильно, чтобы она могла почувствовать это.

Я посмотрел на нее, нуждаясь в ее понимании.

- Ты должна мне это. Ты могла предупредить меня. Дай мне попрощаться с ним... ты не дала мне этого.

- Ты не можешь пройти те ворота, чтобы добраться до тех, кого любишь, даже я не могу. - Она убрала руку. - Нам не дают роскоши прощаний, Кэш. Это часть смерти. Прими это.

Боль в ее голосе сказала мне, что мы больше не говорили о моем папе. Кто был у Анаи за теми воротами? Она пошла, будто отделывалась от меня... как будто это не имело значение. Я так устал от ее беганий от меня каждый раз, когда я был рядом, каждый раз, когда вещи становились трудными, каждый раз, когда моя кровь кипела. Я сжал руки в кулаки по бокам.

- Не убегай от меня, Аная!

Она не обернулась. Просто шла, ведя за руку душу, размахивая своими косичками за спиной.

- Отвернись, - сказала она. - И в этот раз не говори, что я тебя не предупреждала.

Ворота открылись, и свет вырвался из мерцающего пространства между ними. Я резко поднял руку к глазам и отвернулся, когда самый прекрасный жар стал ласкать мою спину. Я почувствовал головокружение. Неправильное. Я опустился на колени, чувствуя, будто кто-то обернул мой мозг в хлопок. Я не знал, сколько времени я так сидел. Время, казалось, не имело больше значения. Но после того, что было похоже на вечность, теплые пальцы прошлись по моей коже. По моим волосам. Голос Анаи был мягким, но я все еще не мог открыть глаза.

- Кэш.

Я потянулся перед собой, пытаясь ухватиться за что-то знакомое.

- Ты дома, - сказала она.

Что-то встряхнуло меня. Хлопок был вытащен из моих мыслей. Камни упирались мне в спину, и я сел, осматривая пустой пляж. Моя одежда лежала около меня, а солнечный дневной свет вспыхивал от воды озера.

- Аная, - сказал я, голос надломился, звуча не моим. - Ана.. - Я остановил себя. Мне не нужно было звать ее. Пустота вокруг меня, холод, охватывающий меня... это было все, что я должен был почувствовать, чтобы знать, что она ушла.

Глава 18

Кэш

Комната вращалась. Или возможно это была просто моя голова. Я сморгнул несколько фиолетовых пятен, которые перекрывали мое зрение, и посмотрел на текст, написанный куриной лапой, который мистер Рейнольдс небрежно писал на классной доске. Он говорил что-то о... Великой хартии вольности[9]? Я не знал. Черт, мне даже было все равно. Я начинал терять счет бессонным ночам. Одна ночь сна с Анаей не могла восполнить остальные. Особенно, когда она продолжала тянуть мою задницу в загробную жизнь.

Прошло два дня, а я все еще не полностью восстановился. Прошлая ночь была еще одной ночью ворочаний и переворотов с бока на бок под шипящее эхо в темной комнате. После определенного момента, это можно было уже называть бессонницей? Мог ли человек умереть от недостатка сна? Безусловно, было похоже на это.

Было такое чувство, что мои внутренности становились черными как банан, который слишком долго лежал на прилавке. Было такое чувство, что те маленькие теневые ублюдки убивали меня, даже не касаясь. Как будто они просто ждали, когда тот последний слой жизни покинет меня. Я тоже ждал этого.

Комок бумаги ударился о мое плечо, и я вздрогнул. Я взял его, борясь с убеждением кинуть его в кого-нибудь, но остановился, когда увидел, что это был почерк Финна. Его брови все еще были сведены вместе. Так он смотрел, когда волновался по поводу Эм, а это было в значительной степени все время. Мне определенно не был нужен парень, который так на меня смотрел. Особенно после того, как Аная рассказала мне о том, что он спас Эм.

Он поднял руку и указал на бумажку. Я развернул ее и положил на колени, таким образом, мистер Рейнольдс не надерет нам задницу за то, что мы валяем дурака с записками. Чтобы быть абсолютно честным, я не хотел, чтобы кто-нибудь увидел, как я читаю его записку. Ради Бога, кем мы были, девчонками из пятого класса? Я развернул записку и искал часть, которая не была выделена.

Ты выглядишь так, будто тебе нужно поговорить. Мы можем поговорить после школы, если хочешь. Мы видели друг друга в нижнем белье, поэтому я думаю, что могу сказать это прямо сейчас. Ты дерьмово выглядишь.

Финн

Я закатил глаза. Мило. Очень проницательно для тебя, Финн. Волна головокружения пронеслась по мне. Поглощая меня. Поглощая мое зрение на несколько секунд прежде, чем извергнуть его обратно, оставляя все вращающимся и выбитым из равновесия.

С каждой секундой это чувствовалось так, будто жизнь вытекала из меня, или скорее ее выкачивали из меня. Я почувствовал что-то влажное под носом и сильно провел задней частью запястья по лицу. Оно было красным. Я смотрел на темно-красную полоску на руке в течение нескольких секунд. Я так привык к наличию краски на моих руках, что потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это была кровь. Настоящая кровь. Не воображаемая, которой я брызгал на свои холсты. Она была реальной. Это происходило. Я умирал.

Я рывком поднялся с места, ругаясь себе под нос. Кровь еще капала.

- Что-то не так, Кэш? - Мистер Рейнольдс остановился, оглядывая меня, в его взгляде читалась тревога. Я едва мог представить, как я выглядел прямо сейчас.

- Э... Просто кровотечение из носа, я думаю. - Я держал ладонь у лица. - Я могу выйти в туалет?

- Конечно. - Он бросил мне ключ-проходку, и я сжал его как спасательный круг.

К тому времени, когда я добрался до туалета, я замерз. Не тем видом холода, который шел с январем... а тем видом, который превращает тебя в лед изнутри, а не на оборот. Но, по крайней мере, носовое кровотечение прекратилось. Я набрал воды в ладони и плеснул себе в лицо. Наблюдая, как красная вода уходила небольшими кругами в серебристый слив прежде, чем исчезнуть в темноте. Я наполовину ожидал, что тень выползет через отверстие. Когда этого не произошло, я ждал, что обнаружу в отражении лицо Анаи за моим плечом. Я вынудил себя проигнорировать небольшой импульс разочарования, которое появилось в моей груди, когда этого не произошло.

вернуться

9

Великая хартия вольности - Magna Carta - политико-правовой документ, составленный в июне 1215 года на основе требований английской знати к королю Иоанну Безземельному и защищавший ряд юридических прав и привилегий свободного населения средневековой Англии. Состоит из 63 статей, регулировавших вопросы налогов, сборов и феодальных повинностей, судоустройства и судопроизводства, прав английской церкви, городов и купцов, наследственного права и опеки. Ряд статей Хартии содержал правила, целью которых было ограничение королевской власти путем введения в политическую систему страны особых государственных органов.

31
{"b":"222098","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я ленивец
Nutella. Как создать обожаемый бренд
Конец Смуты
Брачный контракт на смерть
Девушки сирени
Барды Костяной равнины