ЛитМир - Электронная Библиотека

- Т-ты должен лечь, - сказала она тихо.

- Ответь на вопрос.

Она отвела взгляд. Я сделал еще один шаг ближе. Достаточно близко, чтобы почувствовать, что ее тепло зажигает мою кожу. Достаточно близко для того, чтобы те искры загорелись и сверкали по моим венам. В моей груди. Во всех местах, которые сделали меня слабым из-за нее. Только из-за нее. Мое сердце стучало отбойным молотком в груди от такой близости.

- Аная, - прошептал я через больную потребность, которая прокладывала себе путь в мое горло.

- Да? - Она не смотрела на меня. Вместо этого она держала свой золотой пристальный взгляд на полуоткрытом окне, ее профиль мерцал произведением искусства на фоне темноты. Занавески пылали, падающим лунным светом, а ветерок пах свежескошенной травой. Я коснулся ее подбородка одним кончиком пальца и повернул ее лицо к себе.

- Скажи мне, это было реально. - Я позволил кончику пальца пройтись по ее челюсти, вниз к ключице. Линия синих искр тянулась после моего прикосновения, возвращая Анаю обратно к жизни. - Мне нужно, чтобы это было настоящим!

Аная просто смотрела на меня мгновение, в то время как мои пальцы прокладывали свой путь по ее косичкам, закрывающим шею. Затем медленно, она кивнула.

- Это было настоящим. - Она положила руку на мой живот, и звук, похожий на всхлип, сбежал из ее горла. - Мы... мы были настоящими.

Это был единственный сигнал, в котором я нуждался. После всего ожидания. Желания. Я провел рукой по ее волосам и поцеловал ее, толкая ее назад, пока закрытая дверь не остановила нас. Остался только мой вес против нее. Ее мягкость подомной. Ощущение каждой частички Анаи заполняло пустое отверстие в моей груди. Аная схватилась за пояс моих шорт и сжала ткань, открывая свой рот под моим, и все мертвое и умирающее во мне взревело к жизни. Моя правая ладонь врезалась в дверь позади нее, чтобы сохранить равновесие, и я потерялся в теплом ощущении ее губ. Во вкусе ее языка. Ее пальцы касались голой кожи моего живота. Она захныкала и внезапно прижалась ко мне, своими изгибами к моей груди. Боже... она собиралась убить меня. И мне было все равно. Пальцы Анаи прошлись по моему животу, и я не мог сдержать стон, который вырвался из моего горла. Мне было нужно больше ее, но одна ноющая маленькая мысль продолжала прерывать совершенство. Она хотела меня или Тарика?

- Я не он, - выдохнул я, вынудив себя оторваться от ее рта. Я зажмурился, пытаясь сформировать последовательную мысль, кроме того, как она выглядела под тем платьем?

- Что? - Она выглядела ошеломленной, ее золотые глаза создавали жар вокруг наших лиц в темноте.

- Я имею в виду, не делай этого, потому что ты думаешь, что я - Тарик. - Я глубоко вздохнул и посмотрел вниз на ее губы. - Сделай это, потому что я - это я. Потому что ты хочешь меня. Не потому что ты хочешь того, кем я раньше был.

Ее глаза осветили меня, впитывая меня, рассматривая меня. Одна из ее рук скользнула с моей груди. Она растянула пальцы над моим вяло бьющимся сердцем и закрыла глаза.

- Я хочу тебя, - прошептала она. - Я захотела тебя до того, как узнала.

Я тоже хотел ее. Я не мог вспомнить, когда я хотел кого-нибудь настолько сильно, как я хотел Анаю.

Я медленно покрыл пространство между нами, позволяя ее губам привлечь меня их следующим дыханием. Жар расцвел в моем рту и скатился в горло. Я не мог получить достаточно. Я потянул Анаю ближе, задавшись вопросом, как кто-то, кто не был жив, мог чувствоваться теплее меня. Возможно, это просто показывало, что я был более мертвым, чем живым в тот момент. Мне было все равно.

Я оступился назад, спотыкаясь о мои сброшенные джинсы на полу, удерживая целиком прижатую ко мне Анаю. Я ударился икрами о край матраса, и мой пульс забился немного сильнее. Я никогда не нервничал, когда около моей кровати была девушка. Но Аная была не просто девушкой. Она была не девушкой вовсе. Она была... всем. Я поцеловал ее сильнее, нуждаясь в том, чтобы быть ближе к ней, чем я когда-либо был к кому-либо. Сердце неистово колотилось от знания, что я был так близко к ней, после того, как долго я ее желал.

- Ты даже на вкус как солнце, - прошептал я против ее губ, стягивая белый ремешок ее платья вниз по плечу.

- Кэш? - пробормотала Аная, ее голос звучал взволнованно. Она прижала ладонь к моей груди. Я понял, что она больше не дышала. Не целовала меня в ответ. Я отделился.

- Что? Что я сделал? - задыхался я, пытаясь сосредоточиться на Анае, и так, чтобы комната не выходила из равновесия. Я мог удержаться. Я хотел удержаться. Ради нее. Ради этого.

- Твое сердце...

Мои глаза проследовали за ее взглядом туда, где ее рука пылала против моей голой груди. Мое сердце ушло в пятки, медленно, беспорядочно, от ее прикосновения. Я судорожно вдохнул. Было такое чувство, что я дышал через соломинку

Она нахмурилась и опустила руку к лезвию на бедре и потерла своим большим пальцем ручку.

- Тебе нужно присесть, - сказала Аная, толкая меня обратно на кровать. Она села рядом со мной и провела пальцами по моим волосам, когда я пытался отдышаться. Пытался сидеть прямо в комнате, которая кружилась вокруг меня, как волчок. Я чувствовал себя больным. Я уткнулся в ладони и дышал в пустоте моих рук.

- Это совсем не то, что я представлял, когда решил попробовать получить тебя в моей постели, - сказал я, мои слова заглушали пальцы. Аная засмеялась и поцеловала меня в плечо, ее губы оставили маленький след тепла на моей коже.

Я посмотрел на нее, стараясь не сердиться. Чтобы не быть униженным. Это не работало.

- Прости, - сказал я, желая, чтобы я мог пнуть себя в задницу и поцеловать ее снова.

Аная пожала плечами и убрала несколько косичек со своего плеча, чтобы она могла наклонить голову, чтобы взглянуть на меня.

- Это был мой первый поцелуй более чем за тысячу лет. Вероятно, я должна шагать в ногу, так или иначе, ты так не думаешь?

Я покачал головой.

- Нет. Я не верю в твое шагание в ногу.

- А может, следует. - Она усмехнулась. - Посмотри на себя.

Я сделал настолько глубокое дыхание, насколько позволяли мои легкие, и потянул ее к себе на кровать. Ее косички распространялись ореолом по моему стеганому одеялу, мерцая, даже когда не было никакого света, чтобы отразиться от них. Я склонился над ней и поцеловал ее в челюсть. Жар вспыхнул по моим губам.

- Я в порядке, - сказал я, проклиная мое тело за то, что оно было слабо. - Мы не должны останавливаться. - Каждый нерв, дергающийся под моей кожей, просил меня просто сдаться и упасть. Я не мог сделать этого. Это был не я. Это было не тем, чем я хотел быть. Я не понимал, что не двигался, пряча лицо в теплой ложбинке шеи Анаи, пока она не положила руку мне на голову. Слезы затуманили мои глаза.

- Я в порядке, - сказал я.

- Нет. - Аная соскользнула с кровати, и я поспешил сесть. - Ты не в порядке, - прошептала она, качая головой. - Ты даже не представляешь, насколько ты был близок. Я могу почувствовать это.

- Это не важно...

- Важно! - Аная сжала пальцы по бокам в кулаки.

Я провел пальцами по волосам, желая выкинуть это.

- Что ты хочешь, чтобы я сделал, Аная? Скажи. Потому что я открыт для предложений. Я сам по себе. И никто не остановит меня. Мы уже говорили об этом.

- Нет ничего, что ты можешь сделать, - сказала она, разглаживая платье там, где я его помял. - Это то, с чем я должна разобраться. Я устроила этот беспорядок. Я все исправлю.

- Какой беспорядок? - Я сузил глаза. - Что ты имеешь в виду?

- У меня нет времени объяснять, - сказала она. - Мне нужно идти.

- Кто-то собирается умереть? - спросил я, мои глаза задержались на ее лезвии, когда оно начало пылать и пульсировать светом.

Аная наклонила лицо, чтобы посмотреть на потолок, как будто она видела прямо через него. Она выглядела решительной.

- Нет, если я смогу помочь.

Глава 23

Аная

Я позволила жару расцвести вокруг меня, забирая меня домой. Или настолько близко к нему, насколько я вообще вероятно, когда-либо смогу быть. Я уставилась на ворота, боль тоски положила себе путь в мое горло. Было бы хорошо увидеть снова моих родителей. Но после сегодняшнего дня, та мечта закончилась. Гул мира танцевал в ветре, перебирая мои волосы, щекоча мои уши. Порыв принес несколько косичек в мое лицо. Косички, которые все еще пахли Кэшем.

38
{"b":"222098","o":1}