ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Рождение фиалковой лилии

Лилия — один из самых древних садовых цветов. Её начали разводить в садах очень давно, тысячи лет назад.

В диком виде лилии встречаются во многих странах. У нас они растут на Кавказе, в Сибири, на Дальнем Востоке. И всё-таки в садах не так часто можно их встретить. Считают, что лилии — капризные растения. То им земля не подходит, то слишком солнечно, то чересчур тенисто, то очень сыро, то слишком сухо. Но все эти «капризы», оказывается, легко устранить, если знать, в каких условиях живут дикие родственницы тех лилий, которые мы выращиваем в садах.

Раз дикие лилии растут в лесах — значит, и в садах лучше выбирать для них места не слишком сухие и солнечные, но с лёгкой почвой, в которой корням и луковицам легче расти. В лесах дикие лилии окружены разными другими растениями — значит, и в саду их лучше сажать вместе с какими-нибудь невысокими цветами, которые будут вокруг них затенять землю. А лучше всего и вернее всего вывести совсем новые сорта лилий — такие, которые были бы и очень красивы и устойчивы ко всяким невзгодам.

Так и решил Иван Владимирович Мичурин, изучив все лилии, какие смог найти. Для выведения нового сорта он решил применить искусственное скрещивание.

Ещё раньше Мичурин открыл, что самые ценные новые сорта получаются, если удаётся скрестить два растения, живущие в очень отдалённых друг от друга местах и, кроме того, находящиеся в далёком родстве. Он решил испытать это и с лилией.

В те времена в садах часто разводили лилию Тунберга. Ничем особенным эта лилия не выделялась. Цветочные стебли невысокие, цветы темнооранжевые. На зиму эту лилию нужно закрывать сухими листьями, потому что сильных морозов она не выносит.

Самая обыкновенная лилия.

А в горах Кавказа растёт дикая лилия. Её называют однобратственной. Это очень далёкая родственница лилии Тунберга. Но она и красивее и выносливее её. Стебли у кавказской лилии высокие, выше метра. Они густо покрыты листьями, а на верхушке — крупные душистые цветы. Лепестки их яркожёлтые, с мелкими чёрными точечками.

Эти две лилии Мичурин и взял для своего опыта. Посадил их в саду и стал ждать, когда зацветут.

Вот наконец бутоны на обеих лилиях стали развёртываться. Этот момент и нужен был учёному.

У кавказской лилии Мичурин осторожно удалил пинцетом все пыльники. Они были ещё зеленоватые, не созревшие. В цветах остались только пестики. Затем он надел на цветки мешочки из прозрачной желатиновой бумаги, чтобы в эти цветки не залетели насекомые и не занесли никакой другой пыльцы. А прозрачные — для того, чтобы не затенять цветок от солнечного света.

В этой лилии Мичурина интересовали только пестики. Важно было, чтобы они хорошо развились и ничем не опылились раньше времени.

А с лилией Тунберга учёный поступил по-другому.

Из цветков этой лилии он тоже удалил не созревшие ещё пыльники. Но не просто удалил — он аккуратно собрал их в стеклянную баночку и поставил в сухое место.

Из этой лилии Мичурину нужна была пыльца, поэтому он о ней только и заботился.

Теперь нужно было дождаться, чтобы в цветках кавказской лилии, одетых в желатиновые мешочки, созрели пестики, а в стеклянной баночке лопнули и рассыпали пыльцу сложенные там пыльники из цветков лилии Тунберга.

И вот такой момент наступил. Рыльца пестиков стали влажными и немного липкими, а зеленоватые палочки пыльников сделались пушистыми и яркожёлтыми от массы созревшей пыльцы.

Тогда Мичурин снял с цветков кавказской лилии желатиновые мешочки и осторожно нанёс на рыльца пестиков пыльцу из стеклянной баночки; потом снова надел на цветы мешочки.

Так он проделывал несколько дней подряд.

Теперь опять нужно было набраться терпения и ждать. Получилось ли скрещивание? Будут ли семена? Ведь среди цветов далёкие родственники скрещиваются с большим трудом.

Часто наведывался учёный к кустику кавказской лилии.

Рассказы о цветах - i_090.png

Часто наведывался учёный к кустику лилии.

Сначала ничего нельзя было определить. Лепестки начали увядать — и всё. Но потом он заметил, что у некоторых лилий постепенно начинает разрастаться зелёное основание цветка — завязь, в которой образуются семена. Значит, семена будут!

Осенью Мичурин собрал несколько сотен зрелых семян и сразу же посеял их в ящик.

Весной из земли начали пробиваться узенькие листочки всходов. Целое лето учёный заботливо ухаживал за ними. Каждый росточек был ему важен и дорог. Ведь, может быть, именно он и даст прекрасную лилию небывалого, нового сорта.

Пока же всё было покрыто тайной. Крохотные растеньица сидели в ящике, шевеля на ветру своими тёмными длинными листочками. Они были похожи друг на друга, как близнецы.

Долго нужно было ждать, пока они вырастут, пока образуют сочную луковицу, а она даст высокий, стройный стебель, увенчанный цветами. Только тогда можно будет узнать, что таит в себе каждый из этих кустиков. А теперь нужно во-время их пересадить, во-время подкормить и напоить, прорыхлить землю, защитись от сорняков.

Год шёл за годом, кустики набирались сил. Но зоркий глаз учёного с огорчением стал замечать, что кустики так и остаются похожими один на другой. И все они напоминают свою мать — кавказскую лилию.

Неужели не получится среди них ни одного не похожего на других, совсем нового?

Нужно было набраться терпения и ждать цветов.

На четвёртый год наконец появились цветочные стебли. Они медленно потянулись вверх, неся на своих верхушках сомкнутые ещё бутоны. Потом бутоны так же медленно, словно нехотя, начали увеличиваться, и наконец развернулись лепестки цветов.

Увы! И цветы новых растений были точь-в-точь похожи на цветы кавказской лилии — яркожёлтые, с мелкими чёрными точечками.

И ни одного цветка нового сорта. Это после стольких трудов, стольких надежд!

Что же делать дальше? Бросить эту работу, заняться чем-нибудь, что можно сделать полегче, побыстрее?

Но Мичурин никогда не искал лёгких путей. Он собрал семена с новых растений, которые не оправдали его надежд, и снова их посеял.

Может быть, теперь получится удачнее? Мичурин стал по-другому ухаживать за растениями, иначе поливать, вносить другие удобрения, давать другое количество света и тепла — то-есть стал по-другому их воспитывать.

И снова зазеленели ровные ряды молодых растений. Все они, подрастая, всё больше и больше становились похожими на свою бабушку — кавказскую лилию. А когда молодые лилии впервые зацвели, опасения подтвердились: у всех опять были жёлтые цветы, усыпанные чёрными точечками.

Природа словно испытывала терпение учёного. Выдержит ли?

Он выдержал и это испытание: снова собрал семена с молодых лилий и снова посеял — теперь уже в третий раз.

Год за годом ухаживал Мичурин за своими непокорными питомцами, по-новому воспитывал их.

Наконец пришла пора цвести и этим.

Несколько сотен высоких стеблей с бутонами потянулись вверх, но Мичурин неотступно наблюдал лишь за одним. Этот единственный был не похож на остальных, не похож и на свою прабабушку — кавказскую лилию.

И вот наконец раскрылись плотно сомкнутые бутоны.

Трудно было отвести глаза от этой удивительной лилии. Блестящие цветы её были совсем необычайной окраски: ярколиловые края лепестков постепенно переходили в жёлтые. Необычные чёрные тычинки казались бархатными. Нежный аромат фиалки издавали эти чудесные цветы.

Три ценнейших качества соединились в новой лилии: необычайная красота, прекрасный аромат и неприхотливость. Новая лилия без всякой защиты выносила сильные морозы.

Это была заслуженная награда учёному за упорный труд. Это была победа человеческого разума, человеческой воли над природой.

Свою лилию Мичурин назвал фиалковой.

27
{"b":"222102","o":1}