ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Рассказы о цветах - i_091.jpg

Фиалковая лилия.

Воспитание розы

Розы были любимыми цветами великого учёного. Они росли всюду: и вдоль дорожек его чудесного сада, и на грядках, и возле дома, а самые нежные и прихотливые жили в тепличке.

Со всех концов света собрал их Мичурин. Были в его саду удивительные махровые розы, насчитывающие больше сотни лепестков в каждом цветке. Были их скромные дикие родственницы с пятью розовыми или белыми лепестками. Были розы вьющиеся и ползучие, розы с сильным, тонким ароматом и совсем без запаха. Были розы белизны только что выпавшего снега и такие темнокрасные, что казались почти чёрными.

Много прекрасных роз было у Мичурина, но собрал он их не для того только, чтобы любоваться. Они нужны были учёному для большой и сложной работы — для изобретения новых цветов.

Кажется, что может быть прекраснее и совершеннее розы? Разве можно сделать этот цветок ещё лучше?

«Можно и нужно», — отвечал на этот вопрос великий преобразователь природы.

Все эти пышные иностранки, собравшиеся в Козлове, где жил и работал Мичурин, правда, красивы, но совсем не приспособлены к суровым русским зимам. Сколько с ними возни, чтобы защитить их от морозов и колючих зимних ветров! Они душисты, но всё же в них слишком мало розового масла. Ведь розы нужны не только для украшения — из их лепестков добывается драгоценное розовое масло, необходимое для приготовления духов и одеколонов.

Больше всего розового масла в лепестках болгарской казанлыкской розы. Целые поля этой розы выращивают специально для получения эфирного масла. Но цветы казанлыкской розы довольно мелки и не очень красивы, да и морозы она переносит плохо. Значит, нужно создавать свои собственные, русские сорта. Такие сорта, которые были бы красивее чужеземных, душистее казанлыкской розы и не боялись никаких морозов.

За эту работу и принялся Мичурин.

Он решил скрестить казанлыкскую розу с жёлтой персидской. Персидская роза не боится наших морозов, и цветы у неё красивые, пышные, редкой золотисто-жёлтой окраски. Только запах у её цветов неприятный, напоминающий плесень.

В новом сорте нужно было соединить то, что природа разбросала в разных сортах: аромат казанлыкской розы с красотой и выносливостью персидской.

Но в цветах и той и другой розы, как у большинства махровых цветов, были плохо развиты пестики и тычинки. Кроме того, эти две розы — далёкие родственницы между собой. Заставить их скреститься и дать семена было делом далеко не лёгким.

И всё-таки летом 1895 года Мичурину удалось это сделать. Пыльца персидской розы была перенесена на цветки казанлыкской. Из всех опылённых цветков завязался только один плодик. К осени в нём образовалось десять хорошо развитых, созревших семян.

Иван Владимирович осторожно извлёк их из плодика и сейчас же посеял.

Десять семян — это десять новых растений, и каждое может таить в себе что-нибудь неожиданное и ценное.

Из десяти всходов выжили только три — остальные погибли ещё совсем маленькими, как ни ухаживал за ними учёный. Нужно было браться за воспитание этих трёх.

Сколько возни с этими малышами-розами!

Чтобы они выросли крепкими и стойкими, их нельзя было баловать жирной землёй, заботливым уходом. А для того чтобы они лучше росли, пышнее цвели, нужно было, наоборот, лучше ухаживать, больше кормить и поить их. Мичурин хотел, чтобы новые розы были не только очень красивыми и душистыми, но и очень выносливыми. В умелых руках учёного трём крохотным сеянчикам предстояло пройти целую школу воспитания и ухода.

Сеянчики роз Мичурин стал выращивать в горшках — так удобнее управлять ими. Можно «менять климат», переставляя их то на жаркое, солнечное место, то в тенистое, прохладное. Можно «менять стол» — давая то одну пищу, то другую, то больше, то меньше.

На третий год молодые сеянцы впервые зацвели. Все три розы получились разными.

Одна из них выросла за три года выше человеческого роста и была усыпана крупными бутонами. А когда бутоны развернулись, куст покрылся прекрасными махровыми цветами с нежным и сильным ароматом. Все три зимы этот куст перенёс без всякой защиты.

Рассказы о цветах - i_092.png

Куст розы покрылся цветами удивительной красоты.

Это был новый замечательный сорт. Мичурин назвал его «Н. И. Кичунов», по имени своего друга, известного русского садовода, специалиста по розам.

На втором кустике, тоже очень крепком и выносливом, розы получились не махровые, но очень красивые, совсем особенные: внутри лепестки их цветов были нежнорозовыми, а снаружи — жёлтыми.

Эту розу Мичурин так и назвал — Двуцветная.

А третий кустик до цветения ничем особенным не отличался, рос довольно медленно и по виду не сулил ничего примечательного. Когда раскрылись его бутоны, цветы оказались простыми, не махровыми — пять округлых лепестков, точь-в-точь как у шиповника.

Стоило столько трудиться, потратить столько времени и сил, чтобы из прекрасной розы получить обыкновенный шиповник! Тот шиповник, который целыми зарослями растёт повсюду без всякой помощи человека. Природа опять испытывала терпение учёного. Но и тут просчиталась.

Цветы у этого кустика хотя и были похожи на цветы шиповника, но окраска их была совсем необычной для шиповника. Они были яркожёлтые, как лепестки подсолнуха или жёлтой кувшинки.

«Этой нужно заняться дополнительно», — решил учёный.

На следующий год он опылил несколько цветов молодого кустика пыльцой одной из лучших комнатных роз со сложным названием Клотильда Супер. Эта роза не может расти в саду — она совсем не переносит морозов, но в комнате она почти круглый год покрыта душистыми густомахровыми белыми цветами.

Когда в плодиках созрели семена, учёный собрал их и посеял. Начали появляться всходы.

Но вот беда, молодые росточки, только появившись из земли, один за другим сохли и погибали. Оказалось, что у них почему-то совсем плохо развивались корни.

Как ухаживал учёный за оставшимися ещё в живых всходами! Вдоволь поливал их чистой, чуть тепловатой водой; осторожно рыхлил почву, чтобы корешки свободно дышали; притенял от яркого солнца, чтобы не вытягивало оно из листьев слишком много воды.

И всё напрасно! Сеянчики попрежнему сохли и погибали.

Наконец остался только один, последний.

Но и этот был очень слаб. Его крошечные корешки совсем не росли и почти не высасывали из почвы воду. Сеянчик погибал от голода.

Как быть? Как напоить и накормить его? Как спасти от верной гибели? Ведь если погибнет этот последний сеянчик, пропадёт и начатая работа. А может быть, именно в нём таится тот новый замечательный сорт розы, о котором мечтал учёный!

И Мичурин находит путь спасения: он решает отдать сеянчик розы на воспитание шиповнику.

Отрезав сеянчик от корешка, учёный привил его в стволик шиповника. Сеянчик прижился. Чужие корни стали кормить и поить его. Он стал быстро расти и крепнуть.

Стойкий и выносливый шиповник не только кормил, но и по-своему воспитывал розу. С соками он передавал ей свою выносливость.

Этот способ прививки молодого сеянца на другое растение Мичурин применял и ко многим другим растениям, когда хотел усилить в них какое-нибудь ценное свойство. Он назвал этот способ ментором, а «ментор» значит «воспитатель».

Если молодому растению, которое учёный хотел улучшить, не хватало стойкости, он прививал его на взрослое растение, стойкое и выносливое. Если оно было не таким красивым, как хотел Мичурин, учёный давал ему в «воспитатели» такое же, но более красивое растение. Если плоды были недостаточно вкусны — прививал на дерево с особенно вкусными плодами.

28
{"b":"222102","o":1}