ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Затворник с Примроуз-лейн
Заповедник потерянных душ
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Проклятие Пражской синагоги
Несбывшийся ребенок
Там, где цветет полынь
Шестнадцать деревьев Соммы
Скажи маркизу «да»
Ликвидатор
A
A

Третий свидетель из числа московских иностранцев (немец А.В. Нордгоф) говорит о пяти орудийных выстрелах, прозвучавших со стороны Кремля: «четыре маленькие пушки в отдалении, и тотчас же после этого одна большого калибра выстрелила у Кремля (sur le Kremlin)». Спустя некоторое время Нордгоф и его товарищ увидели «идущих французов с военной музыкой»[88].

Какую же версию или, лучше сказать, какие же версии предлагают нам свидетели со стороны армии Наполеона? Без сомнения, самая красочная версия принадлежит, конечно же, перу Сегюра. Он повествует о том, что когда голова колонны авангарда подошла к Кремлю, она обнаружила ворота его запертыми, а из-за его стен «доносился какой-то свирепый рёв». «Несколько вооруженных мужчин и женщин, отвратительного вида, показались на стенах. Они были пьяны и изрыгали ужасные ругательства. Мюрат обратился к ним со словами мира, но всё было напрасно. Надо было пробить ворота пушечными выстрелами. Волей-неволей пришлось проникнуть в толпу этих бездельников. Один из них чуть было не бросился на Мюрата и пытался убить одного из его офицеров». Мужика обезоружили, но он бросился опять, повалил офицера на землю и хотел его задушить. «Когда же его схватили за руки, он пытался кусаться». По словам Сегюра, за этими сценами совершенно индифферентно наблюдали «500 новобранцев, забытых на площади Кремля». После первого же требования они разбежались[89].

Несмотря на чрезмерную «художественность» картины, нарисованной Сегюром, она в своей основе кажется достаточно правдивой (вспомним хотя бы эпизод с искусанным офицером, о чем писал и Перовский), чего нельзя сказать о версии бравого сержанта полка фузилеров-гренадеров из Молодой гвардии А.Ж.Б.Ф. Бургоня. По мнению последнего, Мюрат якобы обратился к Наполеону с вопросом, что ему делать с засевшими в Кремле русскими, на что император ответил: «Выбить ворота пушкой», что и было сделано пушечными выстрелами[90].

1812 год. Пожар Москвы - i_008.jpg

Дивизионный генерал О.Ф.Б. Себастьяни де ла Порта. Гравюра Фальке по оригиналу Жерара. 1830-е гг.

Стоит упомянуть, что ни Сегюр, ни, тем более, Бургонь не могли быть свидетелями этого эпизода! Не был им и известный историк кампании, в 1812 г. капитан гвардейской артиллерии, Ж. Шамбрэ, и капитан Ж.Ф. Фриан, хотя и служивший во 2-й пехотной дивизии, двигавшейся в авангарде, но в событиях 14 сентября не участвовавший. Вряд ли был им и капитан К. Турно, адъютант генерала К. Турно, командира 29-й бригады лёгкой кавалерии, которая, хотя и входила в колонну авангарда Мюрата, но была явно далеко от его головы[91], и многие другие «очевидцы» Великой армии. И всё же… Четверо чинов армии Наполеона, оставившие воспоминания, не без оснований могли претендовать на роль свидетелей и участников интересующего нас эпизода в московском Кремле 14-го сентября. Это обер-лейтенант Муральт, капитан Солтык, врач Роос и бригадный генерал А.Б.Ж. Дедем ван де Гельдер.

Обер-лейтенант баварского 5-го шеволежерского полка «Ляйнинген» А. Муральт оказался в тот час недалеко от Неаполитанского короля. Муральт увидел, как Мюрат и один из его адъютантов приблизились на 40–50 шагов к Кремлю, когда из ворот, «а также из одной, находившийся напротив, церкви», вывалилась «толпа пьяных солдат и горожан», и прозвучали выстрелы. Толпой руководило несколько офицеров. Один из них, видимо, старший, был на лошади; в одной руке у него была сабля, другой он сжимал бутылку. Так как призывы Неаполитанского короля прекратить сопротивление оказались безрезультатными, было произведено один или два выстрела картечью, после чего «толпа совершенно разбежалась в разных направлениях». Эта стычка продолжалась «едва одну минуту»[92]. После этого Муральт, не въезжая за стены Кремля, немедленно покинул место столкновения.

В памяти врача Рооса, в отличие от Муральта, запечатлелось то, что произошло дальше, уже в самом Кремле, у стен Арсенала: «Арсенал был открыт, и всякого рода люди — в большинстве, по-видимому, мужики — выносили оттуда оружие, некоторые старались пробраться внутрь. На улице и на площади, где мы теперь остановились, валялось множество всякого оружия разного вида, по большей части нового. В воротах арсенала возникла перебранка адъютантов короля с выносившими оружие. Несколько адъютантов въехало внутрь здания, перебранка стала очень громкой. Тем временем было замечено, что на площади позади арсенала собралось много народа, шумного и беспокойного. Всё это заставило короля придвинуть ко входу на площадь наши пушки и дать залп. Трёх выстрелов оказалось достаточно, чтобы толпа с невероятной поспешностью рассеялась по всем направлениям»[93].

Когда же все-таки прозвучали орудийные выстрелы: когда надо было высадить ворота, по всей видимости, Троицкой башни, или когда разгоняли толпу у Арсенала? Что говорит третий претендент на роль свидетеля, капитан Солтык? Он пишет: «Внезапно, когда наш авангард оказался возле Кремля, он был встречен ружейными выстрелами нескольких сот гражданских лиц, которые укрылись за его стенами и которые были совершенно пьяны. Теперь король посчитал, что перемирие нарушено; он высадил ворота цитадели, которая и была занята без сопротивления подразделением пехоты, в то время как наш передовой авангард бросился атаковать задние пелотоны вражеского арьергарда…»[94] Странно… Все последующие события говорят о том, что вплоть до поздней ночи или даже утра следующего дня перемирие, в целом, соблюдалось.

Что же пишет четвертый свидетель и, возможно, участник стычки, генерал Дедем, чья пехота, по словам Солтыка, и захватила ворота Кремля? Вот его слова: «Мы остановились перед деревянным мостом через Москву-реку. Тотчас же адъютант короля передал приказ двигаться к Кремлю, куда жители и своего рода национальная гвардия отступили и заперлись в арсенале. В нас стали стрелять из амбразур. Выстрел из пушки смел все, что было, и затем по приказу Мюрата я собрал всех, кто носил мундир, в императорском дворце и выделил роту вольтижеров для охраны этих заключенных»[95]. По- видимому, пехота Дедема (из дивизии Дюфура) прибыла на место уже после того, как стычка закончилась или подходила к завершению.

Итак, реконструировать ключевой эпизод вступления войск Наполеона в Москву сегодня возможно только в самых общих чертах. Где-то в начале 5-го часа пополудни по авангарду Мюрата, подходившему к Троицкой башне, было произведено несколько ружейных выстрелов из амбразур кремлевских укреплений. Одновременно эскорт Мюрата был ожесточенно, но беспорядочно атакован несколькими вооруженными ополченцами и мужиками. Сам король Неаполя в этот момент находился рядом, возле Троицких ворот, в то время как Себастьяни — в районе Никольских. Это обстоятельство указывает на то, что французский авангард подошел к Кремлю сразу по нескольким арбатским улицам. Возможно, французы оказались также и возле Боровицких ворот[96]. Сопротивление пыталась организовать толпа человек в 200–300, состоявшая из отставших солдат, ополченцев и простонародья, вдохновленного призывами Ростопчина и винными парами. Попытки нескольких офицеров хоть как-то организовать эту толпу дали слабые результаты. Патриотическая экзальтация натолкнулась на организованную силу и была моментально сломлена. Троицкие ворота были разбиты парой выстрелов из орудий и в образовавшийся проезд устремились кавалеристы, которые быстро рассеяли (возможно, не без использования орудий и на этот раз) скопление народа возле здания Арсенала. Большая часть собравшихся поспешила разбежаться, а несколько десятков было задержано и передано солдатам Дедема. Количество убитых и раненых со стороны москвичей могло быть более двух десятков. Были раненые (и искусанные!) и с французской стороны. О судьбе задержанных можно только догадываться: позже часть из них, вероятно, была расстреляна в числе «поджигателей».

вернуться

88

Histoire de la destruction de Moscou… P. 77–78.

вернуться

89

Segur Ph.P. Op. cit. P. 176–177. Г.Брандт, офицер Легиона Вислы, по-видимому, со слов своего знакомого ротмистра Г. Скуржевского, поведал о том, что возле Кремля был пленен рекрутский батальон в составе 400 человек. Затем плененные были препровождены в Кремль, а еще позже отконвоированы к Даву (Наполеон в России глазами русских. С. 290–291). Не об этих ли рекрутах говорит Сегюр?

вернуться

90

Bourgogne A.J.B.F. Op. cit. Р. 12.

вернуться

91

Chambray G. Op. cit. Р. 116; Friant J.F. Vie militaire du lieutenant-general comte Friant. P., 1857. P. 244 (капитан Ж.Ф. Фриан, как и его отец, дивизионный генерал Л. Фриан, был ранен 7 сентября 1812 г.); Turno Ch. Op. cit. P. 103.

вернуться

92

Muralt A. Op. cit. S. 70. Возможно, что церковь, из которой, по описанию Муральта, вывалилась часть толпы, — это церковь Николы в Сапожках, располагавшаяся рядом с Кутафьей башней. Стычка, которую наблюдал Муральт, могла произойти именно здесь, возле Кутафьей башни.

вернуться

93

Роос Г. Указ. соч. С. 144. Не исключено, что та часть авангарда, в которую входил и полк Рооса, вместе с Себастьяни вошла в Кремль через Никольские ворота, не встретив там сопротивления.

вернуться

94

Soltyk R. Op. cit. Р. 266. Некоторые пассажи на страницах воспоминаний Солтыка заставляют предположить, что он лично и не видел стычку, произошедшую у ворот Кремля и возле Арсенала. По-видимому, в это время он находился в одном из домов на Арбате (См.: Ibid. Р. 267–269).

вернуться

95

Dedem de Gelder. Op. cit. P. 249.

вернуться

96

Это следует из текста Бестужева-Рюмина (Бестужев-Рюмин А.Д. Краткое описание…С. 364).

7
{"b":"222103","o":1}