ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первой пьесой была знаменитая комедия в прозе П.К. Мариво, впервые поставленная в 1730 г. Она была в трёх актах. В ней были заняты гг. Адне, Перу, Сент- Клер, Белькур, Бертран, г-жи Андре и Фюзиль. Вторая пьеса принадлежала перу де Серона (de Ceron) и была одноактной комедией в прозе. Цены, установленные для первого спектакля, были оставлены такими же и для последующих представлений, а именно: билеты в 1-ю галерею были по 5 франков (или 5 руб.), во 2-ю галерею — 1 франк (или 1 руб.), в партер — 3 франка (или 3 руб.).

В литературе, вероятно благодаря Домергу, получило место утверждение, будто все афиши были написаны от руки[895]. Более того, тот же Домерг, которого, напомним, в те дни в Москве не было, утверждал, что на афишах не обозначали даже имена актёров, и публика попросту давала им прозвища. Видимо, это не так. Сохранился экземпляр печатной афиши, объявлявшей о спектакле 10 октября, где были указаны и названия спектаклей, и имена всех занятых в них актёров, и цены. Уведомлялось также о спектаклях на 11-е и 13-е октября. Приведём текст этой афиши в переводе на русский язык:

«Французский театр в Москве [и]

Комеди Франсез имеют честь

представить в субботу 10 октября 1812 г.

Первое представление

“Оглушённые, или живой труп (Des etourdis ou le mort vivant)”,

комедию в трёх актах на стихи

г-на Андрё

После первого представления —

“От недоверия и злобы

(De defiance et Malice)”,

комедия в 1 акте в стихах.

В “Оглушённых” [заняты] месье Адне, Перо, Белькур, Сенвэр (Sainvair), Лефевр, Бертран, Юге (Huguet), мадам Андре, Периньи.

В “Недоверии” месье Перу (Peroux), мадам Андре.

Начало в 7 часов.

Театр находится на Большой Никитской. Дом Познякова (Posniakoff).

Цены на места

1 Галерея 5 франков или 5 рублей
2 Галерея 1 франк или 1 рубль
Партер 3 франка или 3 рубля

В воскресенье 11 октября — “Открытая война, или Хитрость против хитрости (Guerre ouvertre ou Ruse conte (так в тексте. — В.З.) Ruse)”, комедия в 3-х актах. Затем — “Деревенский пройдоха (L’Empromtu de campagne)”, комедия в 1 акте.

Во вторник, 13-го — “Рассеянный (Le Distrait)”, комедия в 5 актах, на стихи Регнара (Regnard), сопровождаемая русским танцем.

В главном фойе театра предлагаются прохладительные напитки»[896].

Домерг, со слов своей жены и других московских французов, остававшихся в городе во время оккупации, дал такую, достаточно «демократическую» картину происходившего: «Не было ни входных билетов, ни кассы, устраиваемой, как обыкновенно делается, вне театра. Продажа билетов производилась в галерее, рядом с залою, где шли представления. Герцог Тревизский (маршал Мортье. — В.З.) постоянно, входя в театр, клал на стол кассы горсть пятифранковых монет и рублей. Простые офицеры платили также щедро и никогда не требовали сдачи; даже солдаты не пользовались обычным правом платить половинную цену и бросали в кассу больше, чем следовало бы за целое место»[897].

Оркестр был набран, в основном, из полковых музыкантов. Кроме них в оркестровой яме оказалось двое русских: первый скрипач-солист московского театра Поляков и виолончелист Татаринов[898].

Комб, офицер 8-го конно-егерского, посетивший один из спектаклей (в тот день повторяли «Игру любви и случая», после чего была дана коротенькая пьеса «Вероломная ложь (Les fausses infidelites)», так описал увиденное: «Зала была вся освещена, и актёры были хороши. Среди зрителей было несколько хорошеньких женщин, все они, как думается, были жёнами офицеров. Стойки фойе были заняты гренадерами императорской гвардии, которые были в рубашках с закатанными рукавами и в белых фартуках, предлагая освежительные напитки, за которые они брали очень дорого»[899]. Был в восхищении от того, что увидел в доме Познякова, и польский граф майор П. Дунин-Стжижевский, исполнявший должность начальника штаба лёгкой кавалерийской дивизии 5-го армейского корпуса. 12 октября (н. ст.) он отписал жене в Варшаву так: «Я здесь был на спектакле; это французская комедия. Сыграна актёрами очень сносно в частном доме, где устроен общественный театр, так как большой театр сгорел. Ты не можешь себе представить нескольких огромных салонов, которые мы прошли, чтобы попасть в театр. Я был в восхищении от того, что видел. Один салон, я думаю, больший, чем у тебя, был наполовину заполнен самыми прекрасными цветами»[900].

1812 год. Пожар Москвы - i_049.jpg

Изгнание из Москвы французских актрис. Худ. А.Г. Венецианов. 1812 г. (?) Верхом на барабане изображена м-ль Жорж Веймер, делающим па — Л.А. Дюпор

Всего, как утверждает Боссе, было дано 11 спектаклей. Помимо спектаклей 25 сентября, 10, 11 и 13 октября, известно, что 27 сентября (всё по н. ст.) давали «Рассеянного (Le Distrait)» с участием Адне, 30 сентября — «Трёх султанш (Trois sultanes)» и русский танец в исполнении мадемуазель Ламираль[901]. Кроме того, Фюзиль уверяет, что 19 октября она играла в «Любовницах Протея (Les amants Protees)» и на 20-е было объявлено о «Глухом (Le sourd)»[902]. Но это маловероятно. Во-первых, потому, что выступление армии было объявлено еще 18-го, а 19-го утром армия уже выступила. Во-вторых, по понедельникам (19-го октября был как раз понедельник) спектаклей не давали. Поэтому считаем, что Фюзиль играла в «Любовницах Протея» в воскресенье 18-го октября.

Известно, что помимо упомянутых выше спектаклей были также сыграны «Фигаро (Figaro)», «Притворная неверность», «Стряпчий-посредник (Le procureur-arbitre)», «Проказы в тюрьме», «Сид и Заира (Side et Zaira)». Не исключено, что сыграли также пьесу г-жи Бюрсе «Остров старух (L’ile des vieilles)»[903]. Домерг, который в Москве в те дни не был и описывал события с чужих слов, упоминает также пьесы «Любовные безрассудства (Les Folies amoureuses)», «Мартон и Фронтен (Marton et Frontin)» и «Игрока (Le Joueur)»[904].

Несколько раз сёстры Ламираль исполняли дивертисмент, состоявший из русских танцев. «Это были настоящие русские танцы, — пишет Боссе, — но не такие, которые исполняют в Парижской опере, а те, которые танцуют в России. Вся прелесть этой пантомимы заключается главным образом в игре плеч, головы и всего тела»[905]. Однако, вопреки мнению Боссе, русские танцы на сцене выгоревшей Москвы восхитили не всех. 14 октября (н. ст.) один из зрителей, почтовый чиновник Итасс (Ytasse), так отписал во Францию своей кузине: «Два дня мы были на спектаклях, достаточно дурных; даже трудно подобрать точное слово, в высшей степени дурных, из-за их несоответствия моменту. Всё выглядело шиворот-навыворот, но, тем не менее, было принято, так как развлекло. Вчера были сыграны две пьесы французским театром, сыграны, вопреки здравому смыслу, с чувством, а затем для нас был исполнен русский танец. Этот танец никому не понравился, это было всё равно, что английский танец, по смыслу и дикости. Тем не менее, мы много смеялись, поскольку эти танцы состоят из множества небольших движений, в основе довольно глупых, над которыми было невозможно не смеяться»[906].

вернуться

895

Домерг А. Указ. соч. № 8. С. 884. О рукописных афишах пишет А.Н. Попов (Французы в России. С. 139).

вернуться

896

ОР РГБ. Ф. 41. К. 165. Ед. хр. 16. Л. 6. 13 октября после «Рассеянного» была также представлена постановка «Маррон и Фронтен». Это видно из дневника лейтенанта Дамплу: «13 октября. Сегодня смотрел “Рассеянного” и “Маррон и Фронтен”. Представление имело большой успех. Г-жа Л. замечательно интересна. Лоливье, который знаком с ней, обещал представить меня завтра» (Последние дни французов в Москве (отрывки из дневника лейтенанта Дамплу) / / Ложье Ц. Дневник офицера Великой армии в 1812 году. М., 2005. Приложения. С. 267). Удивительным образом часть опубликованного здесь текста дневника лейтенанта Дамплу перекликается с текстом дневника су-лейтенанта А.О.А. Майи-Неля, ординарца генерала Дюронеля!«Г-жа Л.» — это одна из девиц Ламираль, так как в сохранившейся афише объявлялось, что комедия «Рассеянный» будет сопровождаться русским танцем. Его, как известно, исполняли сёстры Ламираль.

вернуться

897

Domergues A. Op. cit. Т. 2. Р. 99–100; Домерг А. Указ. соч. № 8. С. 884.

вернуться

898

Попов А.Н. Указ. соч. С. 138.

вернуться

899

Цит. по: Griinwald С. Op. cit. Р. 234–235

вернуться

900

П. Дунин-Стжижевский — жене. Москва, 12 октября 1812 г. // АВПРИ. Л. 146–147; Lettres interceptees. P. 79.

вернуться

901

Peyrusse G.J. Op. cit. P. 105–107.

вернуться

902

Griinwald C. Op. cit. P. 242.

вернуться

903

Попов А.Н. Французы в России. С. 138.

вернуться

904

Domergues A. Op. cit. Т. 2. Р. 98–99.

вернуться

905

Французы в России. С. 82.

вернуться

906

Итасс — кузине Лепин. Москва, 14 октября 1812 г. // АВПРИ. Л. 182-182об.; Lettres interceptees. P. 109.

73
{"b":"222103","o":1}