ЛитМир - Электронная Библиотека

Сварог тоскливо огляделся, поразмыслил малость и вздохнул:

– Мне не нравится здесь, Щепка. Извини, конечно, но – это не мой мир… То есть настолько не мой, что теперь я собираюсь делать только одно: искать выход отсюда. Неважно куда, хоть обратно в Поток, хоть в гости к Великому Мастеру… Здесь красиво, да, интересно, необычно, но… не мое. Вот поэтому мне нужен этот чертов Визари. Вот поэтому я не передумал.

Щепка понимающе кивнула. Действительно ли она понимала? Судя по всему, да. Еще там, на борту «Пронзающего», на обратном пути в Корону, во время долгой ночной вахты, Сварог, сам не зная почему, поведал ей красивую сказку про одного нищего офицера, который волею случая был заброшен в другой мир, где и прижился, путешествовал, сражался, любил и терял друзей; где стал графом, маркизом, королем и все такое прочее… а потом в одночасье потерял все и теперь вынужден скитаться по Вселенным, разыскивая обратную дорогу. Просто так рассказал, честное слово, не ожидая ни понимания, ни помощи, ни жалости. Девочка по прозвищу Щепка некоторое время сосредоточенно молчала и наконец сказала негромко: «Для солдата боевой поход – это судьба, остаться в живых – удача, вернуться домой – случайность…» Сварог посмотрел на нее с изумлением. Если это и была цитата, то на удивление точная и в полной мере отражающая его собственное состояние.

И вообще, Щепка день ото дня удивляла его все больше. Она была на подхвате у Босого Медведя и Монаха, но к ее мнению отчего-то прислушивались оба. Она редко открывала рот, но если и заговаривала, то только по делу. И Сварог всерьез подозревал, что она не просто пешка, внедренная Визари в шайку Босого Медведя и послушно исполняющая его волю – дождаться Сварога и доставить на место встречи. Сварог даже проверил ее на предмет магических способностей и не обнаружил ничего. Ни малейшего проявления. Чего, впрочем, и следовало ожидать.

– Что ж, – сказала Щепка, – так тому и быть. Завтра, если все получится, ты встретишься с моим хозяином.

– Получится, – сказал Сварог. – Иначе нельзя.

…Покинув гостеприимный остров лже-Визари, несостоявшегося правителя мира, Сварог буквально припер Щепку к переборке «Пронзающего» и вытряс правду.

Надо признать, девчонка особо не запиралась. Да, она знает Визари. Более того: она давно служит Визари. Когда сорвалась встреча Сварога и Визари в предместье Васс-Родонт, хозяин очень рассердился. Он связался со Щепкой – для которой работа в банде Босого Медведя была лишь прикрытием, на самом деле она выполняла мелкие задания подполья – и приказал дожидаться встречи с человеком по имени Сварог. Дескать, этот человек сам выйдет на шайку и потребует выполнить некую задачу. Щепка должна была проконтролировать, чтобы Медведь согласился. О, для нее это были большая честь и большая ответственность. Но она справилась. Визари сказал, что, когда они добудут Око Бога, она сможет открыться. Так все и произошло.

И больше Щепка ничего не могла сказать. Откуда Визари стало известно, что Сварог наймет именно банду Медведя, если сам Сварог до последнего момента ведать не ведал, кого и как будет вербовать в помощники? Тишина в ответ. Как Визари узнал, что Око Бога попадет в руки Сварогу, если Сварог целеустремленно пер исключительно за лекарством для Рошаля и на остров самозванца они угодили по чистой случайности?! В ответ – пожатие плечами. Визари что, провидец, бля?!! Молчание. И большего Сварог от нее не добился.

Они вошли в полутемный холл гостиницы. При их появлении дремавший было Медведь вскочил с кресла, схватился за складень, но, разглядев вошедших, враз успокоился, доложил негромко:

– Атаман, все тихо, – с некоторых пор члены бравой шайки упорно звали Сварога «атаманом». Сварог не протестовал – нехай тешатся. Даже забавно было: атаманом ему еще быть не доводилось. – Постояльцы дрыхнут, слуги тож. Монах на втором этаже, в окна следит. Никого, ничего… Как у вас?

– Бывало лучше, – только и сказал Сварог.

– Атаман, – замялся Медведь, – мне, ей-богу, жалко вашего товарища… Я это… сочувствую.

– Не бери в голову, – махнул рукой Сварог. – И давайте-ка по койкам, завтра у нас большой марш-бросок.

– Что, даже караул оставлять не будем?

Сварог помялся секунду и устало покачал головой.

– Не-а. Смысла нет. Если б нас ждали, то давно б уже повязали. А нам отдохнуть надо. Караул, как говорится, устал… Медведь в сомнении пошевелил губами, но перечить не стал. Командиру виднее.

Не спалось. Могильный камень с выбитым на нем именем не шел у Сварога из головы, и чтобы отвлечься, он принялся размышлять над собственным положением и систематизировать известные ему факты.

Положение, прямо скажем, было не ахти. Он многого не понимал в этом мире и вынужден был плыть по течению, не в силах повлиять на ход событий. И это бесило. Масса непонятного происходила вокруг. Непонятного, странного… и настораживающего.

Сварог перебирал в голове факты и домыслы, тасовал так и эдак, пытался систематизировать, но стройной картины все равно не получалось. Дырок оставалось многовато.

Ну, во-первых, непонятная подводная атака субмарины.

Допустим, плюющийся фиолетовыми осьминожками сгусток черноты, который напал на подводную лодку «Дархская услада» в первый же день появления Сварога и Рошаля на Гаранде, был орудием Великого Мастера, лупящего со всей дури по Сварогу. Допустим. Хотя, признаться, это черное нечто из океанских глубин на посланца Мастера ну никак не походило. А походило оно, скорее уж, на ту тварь, плюющуюся зелеными соплями, что обстреливала броненосец «Серебряный удар», поспешно удирающий прочь от тонущего материка Атар… А та тварь – Сварог отчетливо помнил свои ощущения – никакого отношения а Великому Мастеру не имела, та была чем-то (вернее, кем-то) другим…

И все равно, для простоты и дабы не умножать сущностей сверх необходимого, предположим пока, что это было дело лап нашего инфернального друга. Тем более, что чуть позже Мастер проявился сам – заговорив со Сварогом через Рошаля и бесшабашную капитаншу субмарины…

Так, стоп. Да стоп же! С чего он взял, что с ним беседовал именно Великий Мастер?

Сварог резко сел, вспоминая тот разговор во всех подробностях.

Существо, общаясь с ним посредством Гора и Мину, не представилось – ведь это Сварог сам назвал его. Голосом капитана Мины оно переспросило в некотором недоумении: «Великий Мастер?..», – а голосом Рошаля так и вовсе уклонилось от ответа: «Можно и так назвать – у меня много имен…»

И вообще, бляха-муха, складывалось такое впечатление – Сварог только сейчас это понял, раньше времени не было подумать, сопоставить и оценить, – что его визави беседовал с ним впервые. Потому что после неоднократных и далеко не дружественных встреч как лично, так и через посредников, ни один уважающий себя Дьявол не стал бы клеить Сварога столь по-бабьи: Сварогушка, ты мне нужен для одного страшно важного дела, без тебя никак, соглашайся, дескать, не обижу, давай найдем общий язык, объединим усилия и будем сотрудничать…

Похоже это на Великого Мастера? Да ни в единой букве!

Тогда кто же, позвольте узнать, выходил с ним на связь?..

Сварог запустил пятерню в волосы, потом помотал головой и набулькал себе вина.

Остается только Визари. Могущественный, всезнающий лидер магического подполья. Загадка номер два. И еще какая загадка! Визари знал с точностью до минут координаты и время появления Сварога на Гаранде, предвидел, что Сварог сойдется с шайкой Медведя и завладеет Оком Бога. А если допустить, что именно он вербовал Сварога через Рошаля и Мину, то ему известно и о том, что заблудившийся Сварог скитается среди миров и больше всего на свете жаждет вернуться на Талар… Да кто же он такой, черт возьми?!.

Дальше. Существует еще одна загадочная сила, явственно противостоящая Сварогу и тоже знавшая о его появлении на Гаранде. Та сила, которая направила скоростник «Черная молния» в точку прибытия. Которая организовала зенитный огонь по аэропилу, на котором Сварог и Рошаль летели в пригороды столицы… И которая, судя по всему, спровоцировала взрыв «Пронзающего». А вот во всех этих случаях Великий Мастер может быть замешан запросто: пакостить понемногу, исподтишка, но ощутимо – это вполне в его стиле…

4
{"b":"222111","o":1}