ЛитМир - Электронная Библиотека

И заговорщицки подмигнула Сварогу. Колдунья? Черт бы подрал этот детектор магии: опять сплошные нули на выходе...

— Вы похожи на лакея так же, как я — на... — она вдруг запнулась. — На кого я не могу быть похожей?

— На портового грузчика, — подсказал Сварог. И подумал: «Если здесь есть порты...»

Порты, оказывается, были, потому как собеседница радостно рассмеялась:

— О! Точно!

Она взяла бокал, внимательно вгляделась, прищурив один глаз. Немного полюбовалась поднимающимися кверху пузырьками и — выплеснула содержимое на землю.

— Кошачья моча. Причем моча кота, страдающего диабетом... В смысле — сладкое пойло. Надоело. Хочется нормальной выпивки... А знаете, — она стрельнула зелеными молниями из-под век, — почему даже игристые вина сегодня не в бутылках, а закачаны под давлением в эти идиотские кувшины?

Сварог покачал головой: вот уж чего он никак не мог знать!

— Нынче ж модно демонстрировать свою равноудаленность, — сказала барышня. — Вот хозяин и показывает, что для него нет излюбленных торговых марок. Вообще никаких торговых марок нет, а стало быть, все в равном положении... Только я всегда боюсь подобной нарочитости и показухи. Я сразу же напрягаюсь. Мой носик, — она коснулась пальчиком собственного носа с небольшой горбинкой, и вышло это отнюдь не игриво, — подсказывает мне, что кто-то старательно хочет отвести нам всем глаза. Только от чего? Вы случайно не знаете?

Отвести глаза?.. Значит, все-таки магия?!.

Глава третья

ГИБЕЛЬ ЛЕДЯНОГО ДОМА 2

Странный получался разговор у Сварога и девицы в черном платье для коктейля. Даже если вдруг забыть, что Сварог здесь чужой и совершенно не в курсе местных обычаев и обыкновений, то все равно — странный. А почему бы не спросить напрямую?

— Вам не кажется, моя прекрасная незнакомка, что вести подобные разговоры с лакеем как-то.., не совсем...

— Ай, да ладно вам! — перебила она, махнув голой рукой. — Какой вы лакей. У вас на лице написано, — она провела пальцем по воздуху, как по буквенным строчкам на доске, и выговорила по слогам:

— «Из власт-ных струк-тур». Я сразу догадалась, едва вас увидела. Ага, думаю, так и есть, предупреждали ведь... А насчет незнакомки... Вы что же, меня не знаете? — она протянула Сварогу ладошку. — Меня зовут Лана.

Свое имя девица произнесла, заглядывая ему в глаза. Создавалось впечатление, будто она ожидает от собеседника чего-нибудь вроде: «Ба! Неужели та самая Лана и есть? Не может быть!»

— Гэйр, — представился Сварог. Правда, титул «граф» скромно опустил. Может быть, несмотря на замки и камзолы с фраками, здесь не в чести сословная кичливость. Тем более ему представились без всяких намеков на титулы и звания.

— Гэйр? — задумчиво повторила она, будто пробуя это слово на вкус. — Странное имя... И незнакомое. Или это прозвище?

«Еще бы не странное...» — подумал Сварог. И напомнил:

— Вы остановились на том, что вас о чем-то предупреждали.

Лана загадочно улыбнулась.

— Знаете, господин... Гэйр, мы все здесь подчиняемся правилам игры. Хотя многие из нас ненавидят и ее саму, и ее правила, многие уже давно наигрались во все игры без исключения, а другие с удовольствием сыграли бы по своим правилам, да не дают им этого. И тем не менее все мы сегодня здесь, — она показала на долину, ледяной город и веселящихся гостей. — А почему?

— Почему? — эхом отозвался Сварог. Он вдруг только сейчас понял, что Лана пьяна. Не в стельку, но все же..

— А потому что все по самую макушку затянуты в Большую Игру и выйти так просто из нее уже не в состоянии. Слишком много обещаний дано, слишком многим людям ты обязана, слишком многие люди зависят от тебя. И поэтому я тут. Только поэтому, — она тряхнула головой, и несколько темных локонов, выскочив из шпилек-невидимок, упали на оголенные плечи. — Потому что надо. Ну как же, здесь весь город! А какой праздник без Ланы? Не будь меня, тут же начнутся кривотолки: «Ага, ее не было вчера! Привратник и Лана опять в ссоре! А не встал ли Привратник в оппозицию! А не собирается ли он переметнуться к напористым конкурентам из-за ближайшей границы!» Поэтому я, хоть мне все глубоко опостылело и надоело, не только прибыла сюда этим вечером, но и предварительно навела кое-какие справки...

— Обо мне? — спросил Сварог, отметив вторично упомянутого за сегодняшний вечер таинственного Привратника.

— О вас, — просто сказала Лана. И прямо-таки впилась в Сварога взглядом. — Я знаю многих людей Привратника, — она махнула рукой в сторону седого орла на сцене, — а о вас только слышала. Хозяин тщательно прячет свою правую руку от посторонних глаз. Но я почему-то не ревную.

Она двусмысленно и пьяно хихикнула.

— И что же вы выяснили? — Сварог с превеликим трудом сохранял лицо.

— Кое-что выяснила, — Лана взяла со стола рюмку с зеленоватой и вязкой (судя по тому, как переливалась в стекле) жидкостью и залихватски опрокинула в рот. — Видите, насколько я с вами откровенна. Я уже давно в Большой Игре и привыкла скрупулезнейшим образом готовиться к каждой новой Партии. Привыкла, понимаете ли, собирать сведения не только о главных Игроках, но и о тех, кто стоит за плечом Игроков, надвинув на лицо капюшон. Зачастую исход Игры зависит как раз от этих лиц, не любящих, прошу прощение за каламбур, лиц своих показывать. Но ежели эти лица скрываются под маской простой прислуги, то вычленить их из общей толпы не так уж сложно... Вы не разносите напитки, не суетитесь, не угождаете скучающей даме... А главное — меня предупредили, что Ключник хочет инкогнито посетить сие мероприятие. Полагаю, чтобы лично проследить за безопасностью на празднике... Но с вашей стороны довольно опрометчиво было прийти сюда, не прикрыв лицо хотя бы полумаской, но еще более опрометчиво было вырядиться в камзол прислуги. Не так ли, дорогой... Ключник? Говорят, вы не любите, когда вас так называют.

Ага, вот и Ключник всплыл. Именно так окрестил человек в красивых сапогах человека в тупоносых ботинках. На что Ботинки изволил рассердиться... Действительно, не любит.

Сварог невольно усмехнулся. Воистину, нетрезвая женщина — находка для шпиона. И пятнадцати минут этой светской беседы не прошло, как он накопал кучу полезной информации. Некто Ключник, судя по всему, является кем-то вроде начальника местной охраны, правой рукой седоволосого Привратника. А Привратник, он же Хозяин — главный на этом празднике жизни и, не исключено, его, праздника, устроитель. Ишь как разглагольствует со сцены. А барышня Лана спьяну приняла Сварога за означенного Ключника...

Что ж, не будем разубеждать.

— Господин И скоро будет здесь, — сказала Лана. И сморщилась, будто откусила пол-лимона. — Я должна идти — быть рядом с Хозяином, когда прибудет эта гора жира. Этикет, ничего не поделаешь... Ну, приятно было поговорить. Еще встретимся.

И нетвердой походкой направилась к сцене.

Сварог задумчиво смотрел ей в спину, потом подхватил поднос в качестве маскировки и двинулся следом. Еще и какой-то господин И. Который вот-вот должен прилететь. В мозгу возник образ эдакого хитрого азиата с усиками, в халате и шапочке с кисточкой, сидящего по-турецки на ковре-самолете... Пока еще непонятно зачем, но надо поглазеть на товарища И поближе.

Что-то изменилось. В броуновском движении гостей карнавала наметился некоторый порядок, как будто кипящий суп стали переливать из одной кастрюли в другую. Со всех сторон к павильону с террасой и сценой, на которой до сих пор возвышался умолкший седовласый с чиновничьей свитой, потянулись людские ручейки, музыка стихла, танцующие скрылись в павильоне. А вокруг полотнища с изображением то ли герба, то ли мишени зажглись белые фонари. Все смотрели в небо, куда-то на юго-восток. Сварог на ходу посмотрел туда же. И, разумеется, ничего не увидел, кроме темного неба, затянутого тучами.

А потом в наступившей относительной тишине он услышал далекий, на грани слышимости клекот, переливающийся на высокой ноте. Клекот явно приближался, и вот уже можно было разобрать другие звуки — лихорадочный шелест, звенящий гул, какой издает токарный станок на холостых оборотах. Сварог сбился с шага, замер, до рези в глазах всматриваясь в небо. Что-то чертовски знакомое было в этом звуке, но отчего-то он никак не мог определить, что это, собственно, такое.

24
{"b":"222115","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Презентация ящика Пандоры
Рожденная быть ведьмой
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Родословная до седьмого полена
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Дневная книга (сборник)
Гадалка для миллионера