ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я тебя вытащил из заварушки, я тебя спас.

— Ага. На машине, которую веду я.

— Ну, тогда притормози у обочины, я выйду, и дальше сама долбись.

Лана промолчала, скорости не снижая. Она не врала. Она действительно не понимала, что случилось и кто в случившемся виноват. И пока не могла считать Сварога ни другом, ни врагом...

Ежели, конечно, детектор местного вранья не врет — в отличие от, скажем, всех остальных детекторов магии...

— Извини, — глухо сказала Лана. — Просто все это так.., как-то...

Она вдруг изо всех сил хлопнула ладонями по рулю, и еще раз, и еще. Но на этом все закончилось, истерика прекратилась, так толком и не начавшись.

Под колеса убегала абсолютно пустынная дорога без разметки, по краям которой тянулся беспросветно темный лес и которую освещали исключительно цепочки таких же, как на стоянке, светящихся столбиков, обозначающих края дороги. Ни тебе деревенек, ни одиноко стоящих домов, ни уж, тем паче, фонарных столбов. В пяти метрах по обе стороны — сплошной мрак. И, кстати, встречных машин тоже не попадалось. Даже вдали не видно ничего, ни малейшего огонечка. И не скажешь, что совсем близко боевая летающая машина практически в упор расстреливает обезумевшую от ужаса толпу в маскарадных костюмах...

— Куда мы едем?

— Не знаю, — бросила Лана. — В город. Надо же сообщить... — ее голос дрогнул, и Сварог поспешно сменил тему:

— Правильно. И кто, по-твоему, меня подослал?

— У Привратника много врагов, — ответила, криво усмехнувшись, Лана. — Было. А я, если ты еще не запамятовал, была его любовницей, и...

Она запнулась.

Тогда Сварог выстрелил наугад:

— Считаешь, господин И меня подослал?

И промазал.

Лана хохотнула, совсем по-мужски:

— Господин И? Этот мешок с дерьмом пополам с деньгами? Ты что! Купить всю область — на это у него хитрости хватит, но кого-нибудь подослать... Не смеши.

И снова в салоне повисла тишина. Шуршали колеса. Летела навстречу дорога, маслянисто-блестящая в свете фар.

— Насколько я понимаю, — себе под нос проговорил Сварог, — все ждали, что господин И прибудет именно на этой... — он покрутил пальцем перед лицом, изображая пропеллер, — летающей машине. Так?

— Ну.

— Но вместо господина И к встречающим его людям прилетело много-много маленьких смертей. Именно из той самой летающей машины. И что эти люди должны были подумать?

Лана недоверчиво покосилась на него:

— Так ты действительно ничего не знаешь?

— Это с какой стороны посмотреть... — загадочно ответил Сварог. — Хотя, вполне вероятно, мое знание основано на точке зрения с совершенно другой стороны. — И добавил:

— У меня, видишь ли, свои, весьма особенные источники информации.

— Нет, не может быть, — тряхнула волосами Лана, его не слушая. — Зачем? Все документы подписаны, даже в столице дали добро, Привратник проиграл конкурс, а господин И получил, что хотел, заповедник теперь его — зачем же ему убивать побежденного соперника? Да еще и толпу гостей, приглашенных аккурат по поводу подписания документов, да еще таким громоздким способом...

Так, еще и заповедник какой-то...

Сварог поразмыслил малость, вспоминая труп седогривого в луже растекающейся крови, и промолчал. Бездумно уставился на дорогу. А что он мог сказать? Только одно: его величество влипло в очередной раз, оказавшись в центре неких политических игрищ... Не по себе становится от такой езды. Впрочем, если знаешь, куда едешь, если уверен, что за следующим поворотом будет новый поворот, а уж за ним всенепременно откроется заправочная станция, вся в свете электрических огней, тогда жить, конечно, легше. А вот когда ты пришлый и чужой и вообще не понимаешь, где ты, кто ты и с какой стати тебя принимаются мочить с воздуха, а тут тебя еще заносит на пустой ночной тракт, — то, согласитесь, охватывает жутковатое ощущение. Невольно закрадываются и вовсе уж странноватые, отдающие гнилой метафизикой мысли: «А не навсегда ли это? Вот так и будешь ехать, ехать, и ничего в жизни уже не будет, кроме этого мрака и бесконечной дороги...»

— А мне нравится, — неожиданно громко и невпопад сказала Лана, словно прочитав его мысли. — Нравится гонять ночами на этой колымаге. Через каждые пять шагов никто не перебегает дорогу, не прут напролом жирные уроды с маяками... Ха, попробовали бы они сейчас замаячить сзади! Даже в догонялки играть бы с ними не стала: кишка у ребят тонка... Да и вообще, в кои-то веки здесь, на трассе, можно отдохнуть от людей. А то мельтешат, мельтешат перед глазами целыми днями, чего-то все хотят, чего-то требуют, чего-то им все надо, чего-то у них у всех свербит. А тут... Втапливаешь газ, врубаешь на ченджере что-нибудь эдакое... Что-нибудь типа «Мuse». Любишь «Мuse»?

— Не знаю, — Сварог честно пожал плечами.

— Ну да, не слышал никогда, — утвердительно хмыкнула Лана.

— Это почему это? — враз насторожился Сварог.

— Ну... — она бросила быстрый взгляд на спутника и тут же снова вернулась к дороге. — Ну, из возраста исходя. Коллективчик-то молодежный.., а какая ж ты молодежь!

— М-да, это точно. Не молодежь я, — вздохнул Сварог. Потом неожиданно сказал:

— Не нервничай, Лана. Все уже позади.

— С чего ты взял, что я нервничаю?

— Говоришь без умолку, — честно ответил Сварог. — Верный признак. Ты мне лучше вот что скажи: у тебя нет с собой дорожной карты?

— Зачем? — в свою очередь насторожилась Лана.

«Затем, чтобы хоть какое-то представление составить о мире, в котором ты обитаешь, хотя бы об одном куске этого мира», — мог ответить Сварог. Но ответил по-другому:

— На всякий случай. Хочу посмотреть проселочные и лесные дороги, объезды, ближайшие населенные пункты.., и все такое прочее.

— Да скоро уже в городе будем. Хотя... Там погляди, — она кивнула на то место в приборной доске, где у нормальных машин располагается бардачок. — Вроде был атлас. Но ничего не обещаю. Может, и выкинула ненароком.

Сварог провел ладонью по шершавой поверхности «торпеды», случайно наткнулся на небольшое углубление, пошарил, осторожно потянул за пластиковый язычок. И ларчик открылся, осветившись изнутри приглушенным светом — явно электрическим... И тут странный звук привлек его внимание. Он повернул голову, посмотрел на Лану. А с той происходило нечто непонятное. Она крепко сжимала губы, надувала щеки — словом, была похожа на человека, который тужится изо всех сил, сдерживая кашель. И не сдержала. Прорвало, правда, ее не кашлем. Лана, что называется, зашлась смехом. Прямо-таки затряслась от хохота, даже в глазах заблестели слезы. Опять истерика? В общем-то, ничего удивительного... Но мобиль из ее рук не выбился, не принялся вилять по дороге. Автопилот у девочки работал вполне уверенно.

— Ой не могу... Я сейчас представила... — Лана делала глубокие вздохи, пытаясь успокоиться. — Представила, как мы.., в наших.., костюмчиках вылезаем посреди города из этой «вагонетки»... Вылезаем, будто так и надо. Причем не просто в камзолах, а в драных камзолах и порванных платьях. Я босиком. Этакие поизносившиеся маркиз с маркизой, приехавшие домой на «Геландвагене»...

С беспокойством поглядывая на Лану — не начнет ли стучаться головой о руль, — Сварог наугад вытащил из бардачка книжку в мягком переплете, что лежала поверх всего остального барахла. Посмотрел на обложку, прочитал название.., и обмер.

Нет...

Не может быть!

Он вдруг почувствовал, как голова стремительно пошла кругом.

— Почти приехали, — услышал он неожиданно спокойный голос Ланы, но теперь с ним самим отнюдь не все было в порядке: голос донесся словно бы откуда-то из-за стены.

Сварог поднял голову, невидяще глянул сквозь лобовое стекло на дорогу. Свет мощных фар выхватил установленный на обочине синий прямоугольник дорожного указателя. На нем, как и положено, белым по синему было написано, причем по-русски: «ШАНТАРСК. 75 км».

Глава пятая

ПРОВЕРКИ НА ДОРОГАХ

27
{"b":"222115","o":1}