ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, не было у них наблюдателя, — пробормотал Сварог. — Значит, атака ниндзя откладывается...

Меж тем их машина поднялась на холм, и впереди, километрах в восьми, показались городские огни.

— На въезде в город пост ГИБДД, стационарный, — сухо произнесла Лана.

— По городу на этом чуде природы тоже лучше не ездить, — в тон ей ответил Сварог. — И что нам остается? Ты местная, тебе и решать. — И, не дождавшись ответа, сам предложил:

— Значит, не доезжая поста, бросаем машину и лесом выходим к городу. Ну а там пешком дойдем до места. Скажи спасибо, что до города без приключений добрались...

— Зачем пешком, — внезапно сказала Лана. — Бардачок открой-ка, у этих негодяев наверняка есть что-то в загашнике... Это что? Ага, вот видишь! — она торжествующе выхватила из рук Сварога черный то ли кошелек, то ли портмоне. — Зачем пешком, на такси доедем! Держи, — и протянула Сварогу несколько купюр, а кошелек-портмоне полетел обратно в бардачок, — этого за глаза хватит добраться и еще останется...

Сварог спрятал в карман трофейные деньги, среди которых были две купюры по пятьдесят (ого!) долларов и четыре тысячи пятьсот (ого два раза, это ж целое состояние!!) рублей. Явно рублей, ежели судить по надписям, но рублей вида самого непривычного. Доллары, впрочем, тоже отличались от тех, которые Сварогу приходилось держать в руках в свою майорскую бытность: и портретик президента побольше, и расположен он чуть иначе... (Или просто за время межпространственных скитаний малость подзабылось, как выглядят заморские зеленые бумажки?..) — За сотку баксов нас даже в таком виде до парадной довезут... — Лана, повернув зеркало к себе, пыталась привести прическу в порядок. Волосы слушались неохотно.

А Сварог в очередной раз, простите, охренел. За сто долларов? До подъезда?! Да где она живет, в Париже, что ли?!! Но лишние вопросы задавать не стал. Отвык, знаете ли, задавать лишние вопросы... Нет, ну все же: сотня долларов! И этакие деньжищи преспокойно валяются в бардачке простых гаишников, пусть и подставных!..

Мама дорогая, куда ж меня занесло-то, а...

Сварог сделал несколько успокаивающих вздохов.

Не помогло.

Вдоль обочины уже вытянулись во фрунт фонарные столбы, и Лана решительно загнала машину поглубже в орешник за уродливой гранитной тумбой с выпуклыми буквами «ШАНТАРСК».

— Все, дальше пешком, — сказала она, — не будем играть с судьбой в рулетку.

Вздохнув, выбралась из машины. Секунда — и они скрылись в лесу по едва заметной со стороны и очень кстати подвернувшейся тропинке, ведущей, как примерно прикинул Сварог, в сторону освещенного городского массива. Очень быстро Лана приободрилась, почувствовала себя намного увереннее, короче говоря, вновь обрела почву под ногами... Между прочим, по-прежнему босыми. Хорошо еще, что ухоженная попалась тропка — ни хвойных иголок, ни сучков, ни мусора.

— Так, это мы где... — вполголоса бормотала она, озираясь по сторонам. — Ага, понятно, нам через центр ближе будет, потом направо по Черского, — она мрачно ухмыльнулась, и Сварог не понял почему, — и, считай, уже дома...

Они вышли к широкому, но плохо освещенному проспекту, пустому в сей утренний час. И как по заказу с перекрестка на проспект вырулило авто, всем видом выражавшее принадлежность к частному извозу. Лана энергично махнула ладошкой, и машина неторопливо прижалась к обочине, — со смешанными чувствами Сварог признал в самодвижущейся колеснице родную «шестеру». Никаких сомнений: к ним подрулил ВАЗ 2106 белого цвета, с раздолбанными и потому свистящими тормозными дисками и бряцающим сцеплением...

Черт, так вернулся он на Землю или это какой-то другой мир?! Слишком много соответствий с Землей. И слишком много различий...

Перегнувшись через пассажирское сиденье, шофер открыл дверь и вопросительно уставился на Лану. Но потом взгляд переместился на Сварога, и лицо его разом поскучнело.

— Куда? — сухо спросил водила.

— До «Золотой пади», — обворожительно улыбнулась Лана.

— Скока? — скептически вопросил водитель, переводя взгляд с грязного коктейльного платья Ланы на потрепанный камзол Сварога.

И Лана решительно сказала:

— Стольник.

— За стольник я до пивной ближайшей подвезу, — равнодушно ответил шоферюга, собираясь закрыть дверь.

— Ты не спросил — стольник чего, — вновь улыбнулась Лана.

— Чего? — купился тот.

— Баксов, естественно, — пренебрежительно пожала плечами Лана. — Дорогой, заплати вперед, видишь, человек не вполне уверен в нашей кредитоспособности.

Сварог, из последних сил сохраняя лицо, достал из кармана две заблаговременно отложенные зеленые бумажки на общую сумму в целое состояние, протянул водителю и, приподняв бровь, спросил королевским тоном:

— Договорились?

Шофер, равнодушно взяв состояние и повертев купюры так и сяк, разве что на зуб не попробовав, почесал щетину, посмотрел на потолок и молча кивнул.

В общем, поехали. Лана устроилась на переднем пассажирском месте, против чего Сварог ничуть не возражал, рассудив, что так ей дорогу показывать сподручнее будет. Сам же он развалился сзади и только сейчас почувствовал, что можно малость перевести дух. Уф, ну и ночка выдалась... Ландо покатило в сторону центра.

Сама поездка по просыпающемуся городу Сварогу запомнилась мало, он вполуха слышал, как разговаривала Лана с водилой, фиксировал в памяти незнакомые названия улиц, по которым они проезжали и на которые сворачивали: «Каландарашвили», к примеру — это название ему вообще ничего не говорило. Зато безмерно радовало то, что с момента посадки в такси за ними не увязалось ни одной машины. Да и вообще, в этот предутренний час машин в городе попадалось мало. Лана о чем-то весело щебетала с извозчиком — но не хвост распускала по извечной женской привычке к флирту, а аккуратно подводила к мысли, что, мол, босая растрепанная женщина в дорогущем платье и перепачканный мужик в камзоле — это вполне нормально для ночного Шантарска. Водила нейтрально помалкивал, хотя и было видно, что он расслабился и никаких подлянок от пассажиров вроде уже не ожидает.

Короче, ехали весело... Стремительно проскочили центр (повсеместно, даже на закрытых в ночное время суток заведениях горели неоновые вывески — главным образом почему-то на английском языке. Сварогу вдруг показалось, что он попал в эпизод дурного советского фильма про американскую жизнь: пустынная ночная улица, масса ярких, мигающих, разноцветных, хаотичных непонятных названий, но, как пелось в одной некогда популярной песне — на дворе ни машин, ни людей), в общем, центр проскочили, вылетели в пригород и оказались в районе, застроенном в основном коттеджами, принадлежащими несомненно весьма состоятельным владельцам.

В конце окультуренной аллеи показались будка охранника и полосатый шлагбаум. Водитель вопросительно посмотрел на Лану, та махнула рукой: дескать, езжай. Подъехали. Из будки вышел молодой белобрысый парень в полувоенной форме, двинулся к остановившемуся в метре от шлагбаума авто. Приблизился и неспешно наклонился к водителю.

— Частная собственность, — нажевывая резинку, лениво процедил он. — Разворачивайся давай!

— Вадик, ты сдурел? — подала голос Лана, чуть наклонившись в сторону приоткрытого окна со стороны водителя, и Сварог явственно услышал в ее тоне королевские интонации. И мимоходом подумал, что во всех мирах все одинаково, в том числе и тон, которым власть имущие говорят с прочей частью населения. — С каких это пор я тут чужая стала, а?

С парнем произошла разительная перемена, он выпрямился, расправил плечи, втянул и без того плоский живот.., такое впечатление, что и жвачку проглотил.

— Доброе утро, Светлана Витальевна, — пробормотал охранник по имени Вадик. — Простите, не признал... Что-то.., что-то случилось?

— Вадик, я что, перед тобой отчитываться должна? — вопросом на вопрос ответила Лана. — Ты бы шлагбаум поднял уже, а?

— Может, милицию...

— Вадик!

— Конечно, извините, — охранник поспешил в свою будку, и шлагбаум величественно поднялся, как разводной мост.

32
{"b":"222115","o":1}