ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Смотри в лицо ветру
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Михайловская дева
Assassin's Creed. Преисподняя
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Штурм и буря
Долина драконов. Магическая Практика
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы

Как известно, солнце всходит на востоке и заходит на западе, однако точки, в которых светило касается горизонта, перемещаются относительно неподвижного наблюдателя. В течение одного года они сперва перемещаются к северу, затем движутся в обратную сторону. Не передумали обустраивать обсерваторию дальше? Тогда камнями или вешками пометьте крайние точки секторов, в которых происходят восходы и закаты. Эти точки, кстати, вдобавок станут отметками летнего и зимнего солнцестояния.

Восходы и заходы луны наблюдать с земли много сложнее, однако и это возможно — при помощи методов не прямого, а так называемого косвенного наблюдения. Стало быть, можно отметить вешками или иными ориентирами точки восхода и захода луны, а также еще шесть лунных событий... Вот так и строится простейшая полевая обсерватория. Собственно говоря, строится по принципу прицеливания из ружья: есть стрелок (он же наблюдатель), есть мушка на срезе ствола (она же какой-нибудь ориентир) и есть мишень (она же какое-нибудь небесное тело). Допустим, в день весеннего равноденствия наблюдатель смотрит на камень, отмечающий как раз эту точку, и аккурат над ним в этот день должно взойти солнце. А знать, когда наступит весеннее или осеннее равноденствие, для древнего человека было крайне важно.

В общем-то, не Пак первый предположил, что Аркаим похож на древнюю пригоризонтную обсерваторию. Однако кое-что никак не укладывалось в это предположение. Во-первых, само городище имело уж больно сложную геометрию для простейшей обсерватории, ничего подобного нигде не встречалось, даже считавшийся вершиной древней астрономической мысли Стоунхендж выглядел в сравнении с Аркаимом неприлично примитивным. Во-вторых, на территории Аркаима великолепно сохранилось множество фундаментов строений. Это что ж получается: сам город служит обсерваторией?..

Ладно, допустим, в обсерватории жили жрецы, которые следили за светилами, предсказывали события и толковали приходящим из соседних поселений людям положение небесных тел на небосводе. Однако зачем делать обсерваторию столь обширной и сложной? Может быть, для того, чтобы наблюдать не только за Луной и Солнцем, но и за другими небесными объектами, фиксировать их положение с помощью ориентиров на земле? Но как могли наблюдать за небесными телами древние жрецы, с помощью каких инструментов? Кроме того, совершенно непонятно, почему при такой сложной геометрии ориентиры были деревянные. Даже строители гораздо более примитивного Стоунхенджа выбрали камень, понимая, что любой пожар может погубить весь их труд. Строители же Аркаима остановились на древесине. До наших дней сохранились лишь фундаменты, на которых стояли давно истлевшие постройки. И фундаменты эти отчего-то разной глубины...

В общем, много нестыковок имелось вокруг версии «Аркаим — древняя обсерватория». Пак, однако, чувствовал, что есть, существует объяснение, способное увязать все в один пучок. Только требовалось отыскать некий ключ или, если угодно, код доступа.

И однажды, чуть ли не шутки ради, просто чтобы убить время, он попробовал вычислить «аркаимскую меру длины». Он просто предположил, что древние строители пользовались в своей работе не метрами, саженями или футами, а некоей своей, ушедшей вместе с ними в небытие мерой. Можно ли ее вычислить? И если можно, то как?

До Пака кем-то было установлено, что Аркаим геодезически ориентирован по сторонам света безукоризненно точно (кстати, из сохранившихся древних построек только пирамиды могут похвастать такой же точностью). Это обстоятельство навело Пака на следующую мысль: а не попробовать ли для определения меры длины исходить из географических координат, широты и долготы, которые описывают местоположение Аркаима.

Расчеты Паком были произведены сложные... Впрочем, сложными они показались Сварогу, он даже вникать не стал во всю эту заумную математику и комментарии к ней. Сварог просто ознакомился с результатом. А результат был таков: Пак-таки вывел «аркаимскую меру длины». У него она оказалась равна нолю целых семистам восьмидесяти четырем тысячных метра.

А далее, забавы ради, Пак перевел в эту новую единицу те замеры, которые до того делались в Аркаиме, в единицы нам более привычные. В частности, длина окружности большого аркаимовского кольца оказалось равна двадцати пяти тысячам девятьсот двадцати «аркаимовским мерам длины». Цифра показалось Паку до боли знакомой.

Прецессия — вот о чем вспомнил он. То есть медленное движение земной оси по круговому конусу. И срок этого обращения равен как раз двадцати пяти тысячам девятьсот двадцати годам. Для простого совпадения прямо-таки невиданная, поразительная точность.

Что еще известно о прецессии? Еще известно, что благодаря этому явлению координаты звезд относительно галактического экватора постоянно меняются. И цикл этих изменений соответственно равен двадцати пяти тысячам девятьсот двадцати годам. Для простого человека, рядового землянина, в прикладном смысле сия астрономия означает следующее. Задерите голову кверху. Если ночное небо не затянуто тучами, вы увидите над головой звезды. Относительно вас они как-то расположены, не так ли? Точно такое же (до градуса, до минуты) расположение звезд над вашей головой повторится через двадцать пять тысяч девятьсот двадцать лет — главное, чтобы вы остались на этой же точке земной поверхности и терпеливо дожидались повторения.

Звезды, звездный экватор, звездное небо над головой... И как тут было не вспомнить, что по некоторым предположениям, Аркаим — это не что иное, как древняя пригоризонтная обсерватория. И тогда Паку пришла в голову замечательная идея: реконструировать первоначальный облик Аркаима и понять, как работала эта обсерватория.

Разумеется, в реальности воссоздать Аркаим одному человеку не под силу. А уж сколько денег потребовало бы подобное предприятие, даже страшно подумать. Но ведь не в средние века живем, товарищи, и под рукой у нас есть такой замечательный инструмент, как компьютерная техника, обладающая возможностями прямо-таки поразительными, если не сказать, волшебными. В общем, Пак задумал сделать 3D-проект Аркаима (3D? А, понятно: объемное компьютерное изображение.) Задумал и сделал.

Пака давно занимало, почему все сохранившиеся на территории Аркаима фундаменты разной глубины. Наверное, предположил он, древние строители принимали в расчет разную нагрузку разной высоты строений. А раз так, значит, существует математически строгое соотношение между глубиной фундамента и высотой строений. И это соотношение можно высчитать.

Высчитать-то Пак его высчитал, однако для этого потребовалось год ждать озарения. Год что-то неудачно пробовать, путаться в цифрах, складывать, перемножать, путаться в дифференциальных уравнениях, увязать в матричных вычислениях, плевать на все, посылать все подальше, отчаиваться.

А потом посетило озарение.

Разумеется, ларчик, как ему и положено, открывался элементарно. Всего лишь потребовалось диаметры большого и малого кольца, выраженные в «аркаимских мерах длины», разделить один на другой и получить коэффициент соотношения «глубина — высота».

Между прочим, Пак долго ломал голову и над назначением второго, малого, аркаимского кольца (Аркаим, кстати, имел форму двух колец, одно вписанное в другое). Если Аркаим всего лишь город, то вопросов нет: малое кольцо есть не что иное, как второй рубеж обороны. Но если Аркаим обсерватория, то на кой нужно это кольцо? Вполне возможно, единственное его предназначение — чисто математическое, заключается в том, чтобы навеки сохранить, уберечь, в прямом смысле закрепить коэффициент и дать возможность потомкам воссоздать первоначальный облик Аркаима.

Кстати, об облике. Высота высотой, но каков он, этот облик строений, от которых сохранились лишь фундаменты?

И тогда Пак делает следующий шаг в своих размышлениях.

Аркаим — ровесник пирамид. Аркаим и пирамиды одинаково точно ориентированы по сторонам света. Есть основания предполагать, что проектировщики одни и те же. Словом, на ныне пустующих фундаментах вполне могли стоять пирамиды. Скорее всего, деревянные пирамиды... «Или же, — вдруг делает неожиданное предположение Пак, — вовсе ничего никогда на этих фундаментах не стояло, но планировалось, что на них возведут именно пирамиды».

35
{"b":"222115","o":1}