ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ж тут непонятного, — вздохнул Сварог. — Вашего брата везде и всегда хватало.

Что такое Джингур, Сварог припоминал, хотя и не бывал там никогда. Крошечная республика неподалеку от Конго...

Что ж, подобный сорт людей, чаще прочего именуемый сбродом, существовал всегда. В иные времена они пополняли экипажи пиратских шхун, отправлялись колонистами в новые земли или просто болтались бродягами по белу свету. Как правило, ребятки, подобные Гуго и Деверо, лелеют мечту скопить деньжат на безбедную старость, но мало кто из них до этой старости доживает. Слишком бурный образ жизни ведут. И если их не загонит в могилу укус какой-нибудь ядовитой твари, если не загнутся от подхваченной в притонах экзотической болезни, то прихлопнут свои же дружки при дележе добычи или по пьянке.

— И на чем вы разъезжаете по здешним дебрям? Только не говори, что вы таскали «стингер» на себе!

Гуго пристально взглянул на Сварога, потом тщательно, неторопливо растер окурок о каблук высоких шнурованных сапог, а потом (видимо, машинально следуя въевшейся привычке) прикопал окурок в земле.

— Тебе будет не найти его без меня, — сказал Гуго. Следовало ожидать, что этот прожженный тип сразу смекнет, к чему клонит его собеседник.

— Что за «его» такое? — спросил Сварог.

— Видимо, далеко отсюда тебя держали, — осторожно произнес Гуго. — Иначе ты бы знал, что в этих дебрях можно перемещаться только по реке. Ты бы знал, что по этим вонючим болотистым рекам можно плавать только на воздушной подушке. Ты сейчас, небось, прикидываешь, что по звериным тропам сумеешь выйти к реке и уж там-то с помощью колдовских штучек разыщешь катер. Может, и разыщешь. И далеко ты на нем укатишь, интересно? А наш с Деверо лагерь, где хранится запас топлива, ты ни в жизнь не разыщешь, это я тебе наверняка говорю. Поэтому давай договариваться, приятель, к взаимной выгоде...

Гуго вдруг хмыкнул, вытряхивая из пачки новую сигарету:

— И похоже, тебя держали в заточении, на свет божий не выпуская. Загар на тебе не африканский, уж я-то понимаю.

— Давай-ка лучше договариваться, а не болтать попусту, — сказал Сварог, подстраиваясь под особенности речи собеседника. — Сдается мне, ты можешь получить от сделки выгоды даже больше, чем я... У тебя есть с собой какая-нибудь купюра или монета?

Гуго снова насторожился:

— Зачем тебе?

— Надо. Есть или нет?

— Я не идиот, чтоб таскать деньги по лесам... Но у меня есть счастливый доллар.

Гуго полез в один из многочисленных карманов. Вытащил из него однодолларовую монету. Щелчком отправил доллар к Сварогу.

— Десять лет он со мной.

— С тобой и останется, — Сварог поймал монету.

Поднял доллар двумя пальцами, прищурившись, осмотрел с обеих сторон. Положил доллар на ладонь. Сосредоточился. Скопировать с помощью заклинания единичный предмет не столь уж сложно — если знаешь это самое заклинание. А вот ежели потребуется сотворить не меньше сотни копий, вот где попыхтеть придется. Как когда-то, помнится, попыхтел, изготавливая копии «пятнашек», теперь знает, что работенка еще та, вагоны разгружать где-то даже и легче...

Рядом с первым долларом из ничего, из ниоткуда появился второй точно такой же. Сварог протянул обе монеты Гуго.

— Попробуй отличи один от другого.

— Чтоб мне провалиться! Святая мадонна! — последнее волшебство Гуго поразило больше, чем все остальное увиденное им сегодня. Он вертел монеты в руках, глядел на них и так и сяк, даже в лучших традициях попробовал новый доллар на зуб. Спросил с придыханием:

— Точно также ты можешь.., что угодно?

— Скопировать, какую угодно монету или купюру. В каких угодно количествах, — и Сварог извлек из воздуха еще одну сигарету.

— Правда, на копии будет тот же самый номер, что и на первой купюре, — мысли Гуго уже развернулись во вполне понятном направлении. — Но если нашлепать крупные купюры и менять в разных местах... — Жадно спросил:

— А алмаз? Ты можешь скопировать алмаз?

— Могу, — уверенно сказал Сварог (хотя и сам не знал, насколько далеко простираются возможности этого заклинания, все ли предметы ему подвластны).

— Ну что, мы сможем найти общий язык? Что тебе нужно, и так понятно. А мне нужен человек, который знает, где, что и почем тут в этой Африке. Куда плыть, куда ехать, где ближайший город, что за город, где в нем аэропорты, посольства, к кому обращаться, как обращаться, с какого входа заходить, сколько совать на лапу и как правильно это делать. Мне кажется, ты должен ориентироваться в этих вопросах. Не так ли, мистер Гуго?

— Все так, сэр, — Гуго достал из кармана грязный красный платок и вытер вспотевшую шею. — Осталось договориться о цене и о гарантиях.

— Договоримся по дороге. — Сварог поднялся. — Я бы мог пообещать тебе всего лишь сохранение жизни. Нисколько не сомневаюсь, что ты бы согласился работать и за эту плату. Так что не наглей, Гуго, и все будет хорошо. Давай-ка лучше поднимайся, сейчас пойдем к твоему болотоходу...

— Эй, Н'генга! — крикнул Сварог, сложив руки рупором. — Выходи из леса! Уже можно! Опасность миновала...

Глава четвертая

БУРЯ В БАНАНЕ

...Президентский дворец был — просто загляденье: кремового цвета, весь из себя какой-то невесомый, с ажурными башенками и стрельчатыми окнами, с мавританскими аркадами и крытыми алой черепицей пристройками, с фонтанами, ухоженными лужайками и парком в самом что ни на есть версальском стиле — ежели, конечно, не обращать внимания на то, что росли в нем не каштаны, акации и жасмины, а исключительно пальмы, сейбы и прочая сугубо экзотическая для европейского человека флора. Даже всамделишный пруд имелся, размером с футбольное поле, где, лениво перебирая плавниками, скользили в чистейшей воде здоровенные рыбины напрочь неизвестной Сварогу породы, но подозрительно смахивающие на карликовых сомов и осетров нежнейше-розового цвета... Красоту и благолепие, одним словом, являла собой резиденция президента Сандрарараты, и даже не скажешь, что в пятнадцати километрах от дворца царствуют трущобы, лачуги и землянки, а в двадцати километрах начинаются вовсе уж непролазные джунгли...

Возможно, канониры обливались горючими слезами и до крови кусали губы, загоняя очередной выстрел в камору и наводя ствол на сие произведение архитектурного искусства. А возможно, и не обливались. Кто знает?

Как бы то ни был о, артиллерийский огонь из двух статридцатипятисантиметровок, дислоцированных где-то в районе Площади Свободы, велся уже второй час, и, судя по тому, с каким азартом повстанцы продолжали изничтожать дворец Сандрарараты, желание раз и навсегда покончить с деспотом и тираном одержало полную и окончательную победу над тягой сохранить памятник архитектуры во всем его великолепии. Памятник этот, постепенно превращающийся в руины, горел, как груда автомобильных покрышек, коптя безоблачное небо.

Сам же деспот и тиран, господин Сандрарарата, величайший президент и верховный главнокомандующий (как сообщил Сварогу Гуго, переговоривший со своим доверенным человеком из дворца), бросив жен, свиту и бразды правления, час назад благополучно свалил на одном из трех имеющихся в распоряжении республики вертолетов (гордо именуемых Гражданской авиацией независимого Джингура) и теперь, надо думать, чешет во все лопатки в сторону соседнего и куда более спокойного Конго — так что стремление повстанцев задавить гидру тирании в ее собственном логове было, мягко говоря, тщетным. Немногочисленные гвардейцы, оставшиеся верными присяге и Сандрарарате, вяло отстреливались из чудом уцелевших флигелей.

Очередной снаряд угодил аккурат в пруд с сомами-лилипутами. Ударная волна жахнула по барабанным перепонкам, в воздух рванул столб воды, в разные стороны полетели какие-то ошметки — не иначе, мелко накромсанная рыба с гарниром из водорослей. Национальное блюдо, твою мать! А прилети снаряд двадцатью секундами раньше, их с Гуго непременно окатило бы этим... «супчиком да с потрошками». Но по счастью они уже прошли мимо пруда и укрылись за колоннами дворца.

47
{"b":"222115","o":1}