ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Секрет индийского медиума
Прощай, немытая Европа
Город под кожей
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Дама с жвачкой
Бородино: Стоять и умирать!

— Ну так а зачем вам нужен был Аркаим? — спросил Сварог.

Ольшанский, сволочь, лишь невинно улыбнулся.

Дальнобойщики тем временем забрались в кабины своих фур. Один, чуть задержавшись на подножке, скользнул взглядом по людям в беседке и, как показалось Сварогу, остановился на Ольшанском. А ведь мог и узнать: сибирский олигарх, по словам Ланы, был фигурой публичной, нередко мелькал в местных новостях. Кстати, и весть о его смерти должна была прогреметь по всей области...

А вот еще раз кстати: чего ж Ольшанский-то стал вдруг вести себя столь неосмотрительно? Приложил недюжинные старания, чтобы его считали навсегда погибшим, и вот на тебе — берет и запросто открывается встречным-поперечным! Мало ли кто кому брякнет: слух мигом разнесется, в прессу попадет. Случайностей и совпадений в жизни хватает. Сварог мог объяснить подобное безрассудство только одним — Ольшанский уверен, что ему уже никто и ничто не сумеет помешать... Так почему молчит об Аркаиме? Если уж Сварог ему, дескать, столь необходим...

— Никак нельзя было допускать, чтобы китайцы добрались до Аркаима, — это Ольшанский сказал, дождавшись, когда обслуживающие женщины отойдут. — Они бы там мигом развернулись. Тогда Аркаим можно было бы считать потерянным навсегда.

— И другого способа не было? Кроме расстрела?

— Ни одного, — убежденно сказал Ольшанский. — Думаете, я не рассмотрел все возможные варианты? Нет. Только акцией можно было отсечь китайцев от Аркаима, хотя бы на время. То время, что необходимо мне.., особенно после звонка Серафима Пака. Событие произойдет завтра. Я успею. Они опоздают. Поверьте, был бы другой способ, я выбрал бы его.

— И что это за Событие, вы так и не ответили.

— Разве? А мне казалось, вы и так в курсе... Ну так отвечаю: завтра наступит конец старого мира и родится мир новый, — просто ответил олигарх. — И если роды нового мира буду принимать я, то я обрету такие силу и власть, которые не снились ни одному богу.

Олигарх взял бутылку коньяка, скептически хмыкнул, мол: «И это у вас лучшее?» — свернул пробку и набулькал себе, Лане и Сварогу граммов по пятьдесят. Именно в такой последовательности.

Значит, конец, вот как. Не больше и не меньше.

Нельзя сказать, что Сварог был удивлен — чего-то подобного он и ожидал. Об этом и говорил ему бес в обличье красотки...

"Вот ведь странно, — Сварог вдруг поймал себя на чудовищной по своей сути мысли. — Я разговариваю с убийцей... С человеком, который сам признал себя убийцей. На его совести не одна человеческая жизнь, я сам видел, что он натворил со своим вертолетом... И это только то, что я видел своими глазами! И тем не менее я спокойно что-то там обсуждаю с ним... Либо я настолько уже зачерствел душой, либо... — и тут опять накатило ненужное:

— Либо это демоническая сущность проявляется..."

— А разве китайцев еще как-то можно отсечь? — спросил Сварог, качнув головой и прогоняя лишние мысли. — Контракт-то о перепоручении Аркаима все равно подписан...

— А вы не догадываетесь, в чем дело? — Ольшанский пристально посмотрел в глаза Сварогу. — Время это дает, что ж еще. Выигрыш времени, а значит, победу. Так и вышло, как задумывалось. Шум поднялся до небес. Еще бы ему не подняться, когда в одночасье полег чуть ли не весь шантарский истэблишмент, во всяком случае — то крыло чиновников и бизнесменов, что стояло за вице-губернатором. И вместе с ними смерть жуткую, лютую приняли иностранные гости и, что еще важнее, стратегические инвесторы. А это уже, дорогие мои, означает международный скандал и, самое главное, расследование высшей категории под контролем самой Москвы. Подобное расследование подразумевает, что под подозрением находятся все, невзирая на чины, звания и былые заслуги... — Ольшанский ухмыльнулся. — Ну разве что кроме погибших, включая и убиенного господина Ольшанского. Конечно, контракт никто не отменял и вряд ли намерены пересматривать, но уже объявили, что проходит проверка всех обстоятельств подписания договора и так далее. А сие означает, что никаких китайцев до окончания следствия к Аркаиму не подпустят. Собственно, чего я и добивался. Вернее, добился. Время выиграно. И выиграть-то надо было всего ничего...

Ольшанский выпил коньяк залпом, как водку, скорчил гримасу, которую можно было перевести как: «Хм, думал будет хуже», — подцепил дольку лимона.

Закусил.

— Позволю себе глупый вопрос, — сказал Сварог, крутя на столе тупой столовый нож. — А кто погиб вместо вас? Случайностью ваша смерть никак быть не могла, видел своими глазами. Двойник? Или, быть может, имелся родной брат-близнец, которого вы и отправили на тот свет вместо себя?

В голову Сварогу пришла странная мыслишка: «А ведь не составляет труда подвести черту под бурной жизнью олигарха Ольшанского. Обойтись при этом без всякого колдовства... Хоть бы этим тупым ножом. Резко наклониться вперед, одно быстрое движение руки... Бандерлоги Ольшанского дернуться не успеют, как все уже будет кончено. А еще я могу перемахнуть через стол, прихватить олигарха в заложники и начать приказывать его псам: мол, бросить оружие на землю, отойти подальше от машины...»

Почему Ольшанский так в Свароге уверен? Неужели олигарх искренне считает, что желание Сварога узнать что-то там насчет Аркаима гарантирует ему, Ольшанскому, полную безопасность?! А ведь, похоже, так оно и есть, так Ольшанский и думает...

— Родных братьев не имеется, — серьезно сказал Ольшанский, опять же ничуть не кривя душой. — Равно как и сестер. А вам, как я погляжу, непременно надо выставить меня сущим монстром. Ладно, считайте кем хотите... — Ольшанский махнул рукой. — Да, да, с двойником вы в точности все угадали. К слову сказать, двойника я себе подыскал задолго до того, как началась борьба за Аркаим. Еще в то горячее перестроечное времечко, когда сколачивались российские капиталы. Не слышали о Зубкове?

Вопрос был адресован Сварогу, но Ольшанского опередила Лана:

— Алюминиевый магнат, убитый в позапрошлом году во время воровской сходки в недостроенном метро... Ты о нем?

— О нем, чтоб ему черти на том свете угольку подкинули, — кивнул Ольшанский. — В свое время угораздило меня оказаться с ним по разные стороны баррикад... А это для всех было чревато. Пришлось срочно обзаводиться за бешеные деньги броневиком, дополнительной охраной, двойником.., и вообще черт знает чем. Я и на Тибет отправился, когда стало совсем горячо и надо было где-то переждать. Ну а меня здесь все то время успешно изображал двойник. А во второй раз — вчера. С Зубковым кое-как разошлись, и вообще все стало успокаиваться. Но с двойником я не разорвал, приберег человечка, подкармливал его все это время. Вот он и сгодился...

— Слушай, Ольшанский! — Лана вдруг резко придвинулась к столу. — А тебе нисколько не жалко всех этих людей, ни сном, ни духом не ведавших об Аркаиме, о тендере, о прочей херне, которая не стоит даже одной человеческой жизни? А скольких ты расстрелял! Я уж о себе не говорю, тут-то как раз мне все ясно... О других. И смотри, как ты говоришь. «Подкармливал», «сгодился». О людях, как о мусоре.

Ольшанский поначалу закатил глаза — типа, насколько его достали сумасбродные дурочки, — но потом вдруг шарахнул кулаком по столу изо всех сил, едва не разбросав шашлыки:

— Жалость, говоришь?! Невинные люди? Ну-ну! Где ты там невинных разглядела, дура! Я лично ни одного ягненочка не видел. Тебе перечислить всех поименно, кто там был? Половина — толстожопая чиновничья сволочь, озабоченная только тем, как бы еще где какой кусок отхватить. Другая половина — бизнесмены. Такие же, как я. Из тех, кто пробился наверх и сдружился с властью. А пробивались исключительно по головам. И по трупам. Как и я сам. Там еще присутствовала самая мерзкая из нынешних человеческих разновидностей — сынки. Мы-то хоть зубами свое выгрызали, а эти получили даром и теперь строят из себя наследных принцев! Вот уж кого ни капельки не жалко. Да и вообще, ты же покрутилась в нашем мире, кто там кого хоть когда-нибудь жалел? Сейчас ты скажешь: «А как же женщины?» А точно так же! Хочешь полного душевного и телесного спокойствия, так выбирай себе слесаря, пекаря, токаря или малобюджетного интеллигента. А если хочешь сытно жрать, спать на мягком, одеваться в бутиках от всяких карденов и шастать по заграницам, то будь готова, дорогуша, что машину с твоим дружком могут взорвать или упокоить с ним рядышком перекрестным огнем из дюжины автоматных стволов. Короче, ни учителей, ни врачей, ни детей, ни монашек на Олеговой пустоши не было...

61
{"b":"222115","o":1}