ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это что! — воскликнул, сверкнув белозубой улыбкой, Цыган. — У нас в таборе тетка Натэлла — вот с кем в карты не садись. Заговорит тебя, загипнозит, и ты, как во сне, пробубнишь «Хоре, себе», когда на руках будет какой-нибудь валет с шестеркой, или прикупишь к двадцати на руках еще карту. Вот это цирк, я понимаю! А сигарету из уха доставать и кофе из штанов — это любой баклан смогет, чутка потренировавшись.

— Вижу, народ вы бывалый, пустяками вас не заинтересовать, — Сварог поставил на пол чашку кофе, так и не сделав ни глотка. — Ну хорошо... Сделаем заход по-крупному. Цыган, серьга у тебя золотая?

— Слышь, Колдун, ты за базаром следи. Я тебе не молдаванин какой-нибудь, а цыган. Туфту не носим.

— Вот сними и дай мне. Назад получишь. И еще одну такую же.

— Да ты... За кого он меня держит, а! — Цыган повернулся к пахану, раздался щелчок, и в его руке вдруг сверкнула невесть откуда выскочившая в ладонь выкидуха. — Слышь, Пугач, пора баклана ставить на место...

Пугач задумчиво поскреб щетину на подбородке. Сварог легко угадывал направление его мыслей. В камере — и не просто в камере, а в наиглавнейшей хате следственного изолятора, откуда, собственно, и управляется сей изолятор — происходят немыслимые, не укладывающиеся в привычные рамки вещи. Правда, пока ничего угрожающего не просматривается, скорее уж чистой воды развлекалово. В общем, нет причин раньше времени устраивать серьезный разбор, с этим всегда успеется. Пусть сперва залетный чудак покажет свои фокусы...

— Дай ему серьгу, Цыган. Или боишься, что сопрет?

— Ха, я ему сопру! Ну ладно, держи, мужик.

«Мужик» было произнесено с явным подтекстом, и Сварог даже знал, в чем дело (не забыл еще всех особенностей российского воровского жаргона и этикета, почерпнутых им из книжек и общения с сослуживцами). Эдаким макаром Цыган легонько прощупал Сварога на причастность того к воровскому сообществу. Ежели причастен, то на «мужика» должен был возмущенно среагировать: дескать, ты кого мужиком назвал! Сварог усмехнулся про себя — выдавать себя за вора он и не думал. А вскоре Цыгану должно и вовсе стать не до всякой словесной муры.

Исподтишка подмигнув Пугачу, что не укрылось от Сварога, Цыган вытащил из уха серьгу и протянул Колдуну. Золотая побрякушка оказалась весьма увесистой. Серьга была похожа на старинную. Ага, кажется, даже клеймо имеется, затертое и грязное. Однако некогда сейчас вдумчиво изучать.

Сварог пробормотал нехитрое заклинание, держа серьгу на вытянутой ладони, и рядом с первой появилась еще одна, точь-в-точь такая же.

— На, возьми! И найди десять отличий. Или хотя бы одно, — Сварог отдал Цыгану золотые побрякушки.

— Слышь, братва, в натуре рыжье! — Цыган, в лучших традициях трактирщиков, попробовал сотворенную Сварогом серьгу на зуб. — Рыжье, чтоб мне не жить! И один в один моя серьга, вот и царапинка точь-в-точь такая же. Слышь, Пугач, этого не может быть, это же еще дедовская серьга, она ж старинная! Второй такой не было!

— Я тебе и третью такую же сделаю прямо сейчас, — спокойно предложил Сварог.

— И сделай, — не менее спокойно сказал Пугач. — А мы посмотрим.

Сварог без труда создал еще одну копию золотой побрякушки.

— А чего-то холодно стало, — поежился Цыган.

— Побочный эффект, научно выражаясь, — сказал Сварог. — Ну что, уважаемые, есть интерес к разговору?

— И много таких можешь налепить? — бритый наголо человек уже не сидел за столом, а поднялся на ноги и в возбуждении ходил между нарами и столом.

— Сколько угодно, — сказал Сварог.

Бритый присвистнул.

— Тогда с тобой можно мутить дела.

— Иди к столу, — решил Пугач. — Цыган, пересядь на шконку, дай человеку стул.

Когда Сварог сел, пахан спросил:

— Ты кто и откуда такой? Почему о тебе не слышал?

— Из Конго я, — сказал Сварог. — Страна такая в Центральной Африке. Кликуха, как сказал, Колдун. Отец — бывший советский военспец. Так уж вышло, что ребенком попал в одно лесное племя. Из-за войны попал, там в Африке кругом война. В племени моим воспитанием занимался шаман, кое-чему научил. Вуду. Слышали про такое?

Пугач посмотрел на четвертого своего кореша, который пока не проронил ни слова. В ответ на взгляд пахана, тот кивнул.

— Ну, ну, — Пугач вновь перевел взгляд на Сварога. — И чего еще умеешь?

— А тебе мало разве? Могу и еще кое-что... Много чего могу. Отсюда выйти могу в любое время. И вывести могу, кого угодно.

— Ну, это не колдовство никакое, — хмыкнул Пугач. — Я сам кого хочешь отсюда выведу, была б нужда. А как сюда попал, за что замели?

— Да он по фене не ботает. Пугач, ему толмач нужен...

— Заткнись, Цыган! — прикрикнул Пугач. — Будешь вступать с ариями, когда я разрешу.

— Замели не меня, — пояснил Сварог, — а кореша моего африканского, за ним я сюда и пришел...

— Погоди-ка, погоди, — Пугач внимательно взглянул на Сварога. — Это не тот ли негрила, про которого маляву час назад отстучали?

— Если негрила и час назад, то это он самый и есть, — кивнул Сварог.

— Его же упаковали за тройное мочилово, — сказал бритый. Усмехнулся:

— Серьезный у него корефан, Пугач.

— И чего ты от меня хочешь, Колдун, за чем ко мне пришел? — спросил Пугач.

— Мне нужно выйти отсюда вместе с моим корешем. Прямо сейчас. Не откладывая.

— И всего-то? — с иронией спросил Пугач. — А может, тебе еще и подогрев организовать в дорогу? И «корову» с собой в придачу отправить? Ты, похоже, не догоняешь. Колдун, что это за громадина с решетками, собаками и сапогами — своего рода учреждение, директором которого я поставлен. Власти у меня, ясно дело, тут немало, но я поставлен, сечешь? Людьми поставлен следить за порядком. И меня могут точно так же снять, как любого директора, если я на своем месте накосячу. И вот скажи, зачем мне все твои сложности?

— Скажу, — Сварог говорил, глядя Пугачу прямо в глаза. — Я все равно добьюсь своего. И твои архаровцы ничего мне не смогут сделать. Надо будет, я превращу эту тюрьму в ад, но прорублю путь на волю себе и моему товарищу. Развалю до кирпича эти домики, если понадобится... Твое дело, верить мне или нет, но как я сказал, так и будет. Это первый путь.

— А второй? — спросил Пугач, сминая пальцами мундштук «беломорины».

— Второй — договориться с тобой ко всеобщему удовольствию сторон.

— И в чем будет мое удовольствие?

— Во-первых, спокойствие во вверенном твоему попечению хозяйстве. Думается, тебе мало перепадет радости от бурных потрясений на хозяйстве. Комиссии потом понаедут, твои начнут шептаться, «не удержал», мол...

— Слышь, Пугач, а он никак на понт берет! — крикнул чернявый. — Нас!

— Отзынь, Цыган! Дослухаем товарисча до конца, — Пугач мял, мял «беломорину» и довел до полной непригодности к курению. Пришлось выбросить в пепельницу. — Ну допустим. Колдун.., всего лишь допустим, что я к тебе прислушался. Только позволь усомниться в твоих терминаторских способностях...

— А ты спроси прапора, что околачивается за дверью, как я добился, чтобы меня привели в твою камеру. Полагаю, сомнений у тебя убавится. А пока я перейду к обещанному «во-вторых». Во-вторых, все будет оплачено по высшему тарифу. Я тебе предлагаю отличный гешефт. Или, на новый манер говоря, бизнес. Побег в обмен на золотой дождь. Ты отправляешь со мной кого-нибудь, или отправляешься сам, или поручаешь своим доверенным людям на воле. Думаю, договориться, чтобы твои люди на воле в кратчайшие сроки раздобыли алмаз — для тебя никакая не проблема. Примерная стоимость алмаза тебе известна. Я скопирую для тебя десять таких алмазов. Это с лихвой покроет затраты на побег двух арестантов и даже моральный ущерб. Ну, что скажешь?

Пугач молчал, задумчиво катая по столу новую «беломорину». Какие мысли крутились под черепной коробкой пахана, узнать Сварог не мог. Зато чуть позже он сможет узнать, станет ли ему врать смотрящий.

А это дорогого стоит.

— Побег провернуть — дело плевое, — наконец заговорил пахан. — Вас обоих определят в местную больничку. У одного внезапно прихватит сердце, у другого, допустим, откроется острый аппендицит. А из больнички ход на волю у нас уже готов...

73
{"b":"222115","o":1}