ЛитМир - Электронная Библиотека

Они вышли на ровную, как взлетно-посадочная полоса, главную и единственную площадь Аркаима.

— Стоять! — окрик остановил их на полпути к гранитной серой плите.

Остановились. Как тут не подчинишься!

«Ничего, — подумал Сварог, — если не перестреляли сразу, из засады, значит, у них касательно нашего брата иные планы».

— Сесть на землю! — продолжал распоряжаться неизвестный. — Руки держать за головой! Кто дернется или вздумает шутить...

Подчинились. Опустились на землю — кто на колени, кто сел по-турецки. Какое-то время ситуация не менялась. Потом потихоньку из своих нор, щелей и прочих укрытий начали выползать господа ворошиловские стрелки.

Четверо невысоких худощавых азиатов (у одного за спиной арбалет) и один тип явно славянской наружности, который тоже не мог похвастать выдающимися габаритами, зато мог похвастать большим автоматом. Держал он оружие, стоит заметить, весьма умело. Да и по остальным было сразу видно, что с оружием они на ты. Все пятеро были одеты в камуфляж песочного оттенка, предназначенный для боев в пустыне и отлично маскирующий бойцов на фоне аркаимовских стен. Выходит, товарищи продумывали, готовились...

Славянин с автоматом (а не иначе, он и выкрикивал команды) громко свистнул, и несколько секунд спустя из-за стены вышел еще один человек. Неторопливой, вальяжной походкой, помахивая тросточкой, направился в сторону своих бойцов. Не только тросточка делала этого человека похожим на прогуливающегося по садовым дорожкам дачника. На нем были белые летние брюки, просторная рубаха-балахон и широкополая шляпа с дырочками. В свободной руке он держал складной стул.

Сварог видел этого господина впервые, но сразу догадался, кто перед ним. Азиат, взгляд и манеры человека, привыкшего повелевать, но главное — габариты. Необъятнейшие габариты, человек-гора. «Господин И, китайский магнат. Кто ж еще? Помнится, таким его и описывали».

Китаец разложил стул, с опаской опустился на него, но конструкция из куска брезента и алюминиевых трубок выдержала вес. Человек-гора достал из кармана платок размером, наверное, с парус и принялся вытирать им потные шею и лоб.

— Я знаю, что ты меня понимаешь, — господин И показал рукой с платком на Ольшанского. Говорил китаец по-английски. — Тебе почти удалось меня переиграть. Там, на Олеговой пустоши, ты показал себя хорошим профессионалом и почти победил. Я уважаю сильного противника.

Он коротко поклонился. Причем проделано это было без всякого шутовства.

Сварог испытывал идиотское чувство — будто наблюдает все это со стороны, как спектакль из зрительного зала. Вообще, все происходящее попахивало какой-то опереттой. Или дешевым голливудским фильмом: затерянный город, вооруженные люди, благодушный азиат в роли Главного Плохого...

— Почему ты здесь, а не даешь показания в милиции, в ФСБ? Или тебя не вызвали в Москву объясняться в посольстве? — оказывается, Ольшанский говорил по-английски весьма недурно.

С первым шоком олигарх справился похвально быстро и теперь был спокоен и собран. Как готовая к нападению змея.

— Потому что как раз этого ты и хотел, — господин И запустил руку с платком под рубашку, чтобы вытереть грудь. — Фу-у, ну и жара! А ты живой, да? Не умер, получается?

— Какое удивительное совпадение, я тоже уже и не надеялся встретиться с тобой на этом свете, — Ольшанский говорил ровным, даже светским тоном. — Я полагал, что ты сейчас как раз ожидаешь своей очереди на перерождение в теле какого-нибудь хищного хитрого зверька.

На это господин И коротко захихикал, и было видно, как гуляют под рубашкой жировые складки.

— Ты все сделал, Ольшанский, чтобы убрать меня из этого мира. Но в том вертолете, который потерпел крушение над тайгой, был не я. Я как чувствовал в тот день, что не надо лететь. Послал вместо себя одного очень похожего на меня человека, а сам поехал на машине...

— Есть кто-то, кто очень похож на тебя? — искренне удивился Ольшанский.

— Смешно, — сказал китаец. — И я рад, что даже сейчас у тебя сохранилось чувство юмора.

Очередь выбила фонтанчики земли у самых коленей Ключника.

— Рук опускать не велели! — закричал славянин.

Ключник усмехнулся уголком рта и снова завел руки за голову.

— Ты скажи своим людям, — посоветовал господин И, — что на этом предупреждения закончились. Мне твоих людей беречь ни к чему. Я даже Пака велел наказать, а он мог бы принести еще много пользы. Но предателей надо наказывать.

— В чем же он провинился? В том, что работал на меня? — спросил олигарх.

— Мы знали, что он работает на тебя, — сказал господин И. — Но у нас с ним была договоренность — нам он передает информацию первым. Он нарушил договоренность. Очень грубо нарушил. Не только назвал тебе первому новую дату — он только тебе ее и назвал, от нас хотел скрыть...

— А вы все же узнали, — кивнул Ольшанский. — Значит, прослушивали его телефонные разговоры...

— И дом, и телефон. Конечно, — господин И принялся обмахиваться платком. — Ты много денег пообещал Паку? Поэтому он решил предать нас, так?

— Подслушивали, а ни хрена не поняли, — Ольшанский сплюнул. — Пак жил не для денег, ему бесполезно было предлагать бабки. Он был исследователем до мозга костей. А чем можно купить исследователя?

— Взять с собой в Аркаим, где должно произойти событие, которого ждали двадцать шесть тысяч лет, — подумав, сказал господин И. — Понятно. Ты прав, а я не прав. О такой версии я не подумал...

— Ага, — сказал Ольшанский. — Да любой ученый душу продаст за возможность стать сторонним свидетелем такого события, а на что он готов пойти, чтобы оказаться в эпицентре этого события, стать его участником, я даже и предположить не берусь.

— И участником какого же события ты надеялся стать сегодня? — спросил господин И.

— Вы хотите, чтобы я открыл перед тобой карты...

— Бросьте, господин Ольшанский! — рявкнул господин И. — Мы с вами не на дипломатических переговорах Шанхайского клуба. Вы, похоже, забыли, что сидите под прицелом. Так никогда не поздно напомнить!

Ольшанский пожал плечами.

— А почему бы, собственно, и не открыть карты? Вам все равно это ничем не поможет. Вы-то как раз только зрителями и будете. Шамбалинская война — это вам о чем-то говорит? Пятьдесят две тысячи лет назад с лица Земли исчезла древняя Атлантида. Случилась некая мировая катастрофа, которая теперь называется Шамбалинской войной, и могущественной цивилизации, намного превосходящей по развитию нашу, не стало. Уцелели лишь немногие из Предтеч. Атлантов. Они сделали все, чтобы предупредить о новой Шамбалинской войне, которая должна грянуть спустя пятьдесят две тысячи лет. Они построили этот город, который и не город вовсе, а что-то вроде огромного энергоприемника, с помощью которого Избранный человек станет могущественнейшим из людей, будет наделен могуществом бога. Этому человеку предстоит возглавить проснувшихся после многотысячелетнего сна сомати и с ними спасти цивилизацию. Этим человеком должен стать белый человек, человек с Севера. Хранители знания об Атлантиде, Шамбалинской войне и Хранители тел сомати указали на Избранного. Я — Избранный...

Господин И снова захохотал. И на этот раз он хохотал долго, утирая платком глаза.

— Ты сумасшедший, Ольшанский, а не избранный, — сказал он, отсмеявшись. — Царь Мира Ольшанский, хо! Основатель династии правителей Земли! Рассмешил... Хотя, — он убрал платок в нагрудный карман рубашки, — во многом ты прав, мой любезный враг. Об этом городе рассказано и в древних китайских хрониках. И построили его никакие не атланты, а выходцы из Китая. Может, тебе и не известно, но в древнем Китае были весьма развиты астрономия и астрология. Еще в глубокой древности было рассчитано, что именно в этой точке Земли, именно в этот день произойдет сотворение бога. Раз в двадцать шесть тысяч лет такое происходит. Иногда боги получаются, иногда нет — если никого не оказывается в нужной точке, в нужное время. Может, так распорядилась природа, может, кто-то, кто сильнее природы, но совершенно определенно: кем-то дается шанс дать этому миру резкий, невиданный толчок в прогрессе. Пассионарии, слышал о таких? Так вот: раз в двадцать шесть тысяч лет кому-то выпадает шанс стать Абсолютным Пассионарием. И возвеличить свою страну. И сегодня мы воспользуемся этим шансом...

89
{"b":"222115","o":1}