ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В качестве ответной меры ван Дорп, отвечавший за охрану торговли, решил блокировать фламандские порты, поскольку охранять буссы с помощью эскортных судов было нереально. Для этой цели Соединенные Провинции выделили всего лишь 19 кораблей, поскольку ни голландская ОИК, ни другие большие торговые компании не дали для защиты рыбных промыслов ни одного судна. Это можно было понять – большим финансовым картелям было совершенно по боку прибрежное рыболовство, все их интересы сосредоточивались на больших караванах в Вест– и Ост-Индию, а также на Балтику. Большие сделки приносили большие прибыли, а разорение тысяч мелких рыботорговцев директора крупных копаний рассматривали как неизбежное зло, «утряску, усушку». К малому количеству сил прибавилась и постоянная нерешительность ван Дорпа. Он то уходил далеко в море, то уводил корабли в Голландию на пополнение припасов. В эскорт торговым кораблям силы не выделялись, от введения системы конвоев также отказались, исключая балтийские караваны и отряды ОИК. В столкновения с отрядами корсаров также вступали очень нерешительно, часто каперов даже не преследовали. Все это позволяло испанцам добиваться невиданных доселе успехов. Наверное, именно поэтому в 1625 году ван Дорп был сменен, лейтенант-адмиралом Голландии и Западной Фрисландии стал бывший капитан ОИК Лоуренс Раель (Rael), разругавшийся с Яном Питерсзооном Куном. Филипса сделали его заместителем, после отплытия Раеля в Средиземное море реальная власть опять перешла к ван Дорпу. На следующий год Раель вернулся и был отослан послом в Данию, ван Дорп снова стал лейтенант-адмиралом Голландии и командующим флотом.

Но вернемся к событиям на море.

Понятия «нейтралитет» тогда не существовало вовсе. Достаточно сказать, что очень сильный удар пришелся по торговому флоту Дании – ее денежные потери от каперских захватов в Тридцатилетнюю войну оценивают в 1 850 000 эскудо, что эквивалентно стоимости 250–300 кораблей в 200 тонн. Сильно досталось и английской торговле – с 1625 по 1630 год дюнкеркцы захватили около 40 английских призов. Это заставило англичан сводить свои суда в конвои и создавать целые эскадры, боровшиеся с каперами.

Дюнкеркские корсары стали настоящим бичом для своих соседей. Если в 1622 году в Дюнкерке было всего 4 королевских корабля, то к 1625 году – уже 12 судов, а в 1629-м – 20. Первым адмиралом Фламандской армады стал дон Фермин де Андуэса-и-Лодоса. Королевские и частные корсары под его патронажем раз за разом захватывали торговые суда голландцев. На верфях Дюнкерка спешно строились новые корабли для крейсерской войны против Голландии. Испанцам помогало то, что из-за постоянных споров голландцы так и не смогли организовать действенную блокаду Дюнкерка. Показателен тот факт, что в январе 1624 года Фламандскую армаду пытались блокировать лишь 9 зеландских кораблей, в 1625-м – всего 19 кораблей, и это из 107 находящихся на службе голландских судов! Но как защитить флотилию, которая при ловле вовсе не держится в одной куче и в одном месте? Так и выходило, что всё больше и больше «селедочников» отправлялось на дно.

Из-за больших призовых в Дюнкерк съезжались сорвиголовы со всего остального мира. К примеру – английский приватир Ричард Кнотт, поступивший на службу испанцам вместе со своим 32-пушечным кораблем «Виолетт». Корсары и армада наносили жестокие удары по важной статье голландских доходов – ловле сельди в Северном море, приносящей 600 000 дукатов ежегодно. С октября 1625 года началась тотальная морская война. Особенно отличился в захватах рыбаков знаменитый корсар Якоб Колаарт, который к 1625 году захватил более 150 буссов. К 1625 году прибыль от захваченных голландских судов перевалила за 100 тысяч эскудо и неуклонно повышалась. Во многих городах Голландии, живущих за счет засолки рыбы, начался настоящий голод, начались голодные бунты. В 1627-м Филипса ван Дорпа в Дельфте чуть не растерзала разъяренная потерями «селедочников» толпа, только рота городской стражи смогла отбить и спасти уже довольно помятого лейтенант-адмирала. Какие потери понесли голландцы, говорит тот факт, что в январе – феврале 1628 года прибыль испанцев от захваченных призов составила 373 371 эскудо (в то время как траты на содержание Фламандской армады составили за этот же период всего 29 256 эскудо), что позволило полностью расплатиться с фламандской армией, не прибегая к займам у итальянских банкиров.

Список королевских кораблей Фламандской эскадры с типами судов и командирами на 1627–1628 годы

Сокрушение империи - i_001.png

Эти корсары оказались агрессивными, инициативными капитанами: достаточно сказать, что двое из этого состава (Якоб Колаарт и Йосс Питерсен) стали командующими Дюнкеркской армады.

26 марта 1629 года Филипс ван Дорп был смещен с поста командующего голландским флотом, его место предложили Питу Хейну, надеясь, что он наконец-таки наведет порядок в домашних голландских водах. Новый командующий получил должность лейтенант-адмирала Голландии и Западной Фрисландии и озвучил адмиралтействам свое видение выправления ситуации. Его пояснительная записка состояла из десяти пунктов, где он, прежде всего, настаивал на введении четкой вертикали власти в голландском флоте, однако эти пункты были отметены комиссионерами и Генеральными Штатами. Парламентарии считали, что именно они должны руководить флотом, и предложение передать всю власть профессиональным военным восприняли как покушение на свои исконные права. В ответном письме Хейну советовали не заниматься словоблудием, а выйти в море и наказать наконец дюнкеркских пиратов, терзающих торговлю Голландии. Также Хейну припомнили его «подлое» происхождение[16] (Хейн был сыном простого штурмана), что вывело нового лейтенант-генерала из себя. 29 мая Хейн с эскадрой из 4 кораблей вышел из Хеллеветслюйса. 17 июня около Остенде голландцы обнаружили трех испанских каперов и атаковали их. Хейн на флагманском «Флигенде Груне Драек» (Vliegende Groene Draeck) рванул к противнику и вклинился между двумя приватирами, давая залпы с двух бортов одновременно. Именно в этот момент вражеское ядро из ручной мортирки попало в плечо и голову лейтенант-адмиралу, Хейн рухнул замертво. Бой возглавил капитан флагмана – Маартен Харпертсзоон Тромп, который довел его до победного конца. 20 июня с тремя захваченными дюнкеркцами Тромп появился на рейде Дельфта, там же было выгружено и тело Хейна. 4 июля 1629 года Пит Хейн был похоронен в церкви Оуде Клерк в Дельфте. Исполняющим обязанности лейтенант-адмирала Голландии снова стал Филипс ван Дорп, а 6 мая 1632 года его утвердили в новом звании. Дорп в очередной раз сорвал блокаду Дюнкерка.

Раз за разом каперы выходили в море, заслоны голландцев располагались крайне неудачно, и в результате Соединенные Провинции терпели большие убытки. Несколько раз дюнкеркцы атаковали голландские корабли в бухтах Англии, нарушая нейтралитет Острова, один раз даже вступили в перестрелку с пушками Дил Кастл (Deal Castle), что вызвало настоящий дипломатический скандал. В этом же 1632 году, по словам современников, настал пик каперской войны фламандцев против торговли Северного моря: «Ни одно судно не могло чувствовать себя в безопасности при переходе через Ла-Манш». Гремели имена Яна Колаарта, Мигеля де Орны, Корнелиса Виттеборна, братьев Вильемзенсов, Родригеса, Лопе де Осеса. По подсчетам голландской Торговой гильдии, в этот год Соединенные Провинции лишились 307 своих судов, а были захваты еще и английских, датских, французских, шведских, курляндских кораблей[17]. Всего на охоту в этом году вышли 20 приватиров.

Флот Альбрехта Валленштейна

23 апреля 1625 года умер принц Мориц Нассауский-Оранский. Должность штатгальтера наследовал его сводный брат – Фредерик-Генрих Оранский, сын Вильгельма «Молчаливого» Оранского и Луизы де Колиньи – дочери знаменитого французского гугенота Гаспара де Колиньи. Генеральные Штаты, помятуя о заслугах его отца и его брата, авансом отдали новому штатгальтеру должности генерал-капитана и генерал-адмирала провинций Голландия, Зеландия, Утрехт, Овернсэйл (Овернь) и Гельдерн. Таким образом, Фредерик-Генрих стал главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами республики.

вернуться

16

До Хейна лейтенант-адмиралом, как мы уже говорили, был Филипс ван Дорп, сын дворянина-полковника. В свою очередь ван Дорп сменил на этом посту Лоуренса Раеля – сына одного из крупнейших ростовщиков Амстердама. Указывая на происхождение Хейна, Штаты имели в виду не дворянство, а отсутствие за спиной знаменитых родственников. То есть обвиняли его в том, что он «выскочка», попавший из «грязи в князи».

вернуться

17

В 1633 году Англия предъявила Брюсселю иск на возмещение ущерба на 1500 фунтов стерлингов, обвиняя корсарского капитана Герхарда Янсена в потоплении английских судов.

8
{"b":"222120","o":1}